Форум » Дела давно минувших дней » Имение Анутово, Могилянской волости » Ответить

Имение Анутово, Могилянской волости

НЕМО: По следам князей Огинских, в Витебской губернии. В XVI в. земли в районе озера Лойно, принадлежавшее князю Агинскому (Огинскому), относились к Речи Посполитой. Точных сведений о постройке костела не имеется. Хотя в кадастре он датируется памятником арх. XVI в., по данным Плана генерального межевания 1790 года никакой церкви или костела на хуторе Ануто не было. Вероятнее всего, церковь была построена в 1811 году князем Фаддеем Огинским, и освящена 10 апреля того же года как костел св. Анны. 15 апреля 1826 года было завершено новое строительство (возможно, причиной тому был пожар?) княгиней Анной Огинской. Костел был освящен 26 июня 1827 г. прелатом Непокойчицким. Церковь была филиальной и подчинялась Сокольницкому монастырю конвектуальных францисканцев (1771-1832гг.) (ныне д. Старосокольники Новосокольнического района). http://schwarzze.livejournal.com/202991.html

Ответов - 11

НЕМО: Род Огинских Огинские – литовско-русский, дворянский и княжеский род, производимый от Юрия Федоровича, князя Козельского, а иногда от Дмитрия Ивановича Глушонка, получившего в 1486г. от великого князя литовского Александра Ягеллончика имение Огинты. Глазына, Глушонок – прозвища князей, которые жили в ХIV веке в В.К.Л. на Смоленщине. Князь Василь Глазына получил от Великого князя В.К.Л. Казимира Ягайловича поместье Мстиславу на Смоленщине. Это поместье позже по поручению Казимира было передано сыну Василия Глазыны – князю Ивану. Князь Иван Глазына имел прозвище Пузынин. При Казимире Ягайловиче он убежал в Москву, но его дети и жена были возвращены в В.К.Л. Если бы не побег Ивана Глазыны и если бы его дети и жена не были бы возвращены и оставлены в В.К.Л., то и рода Огинских не было бы. (Вторым сыном князя Василия был Алехна Глазынин). Кроме сына Юрия князь Иван оставил сына: Дмитрия, Ивана, Льва, Михала и Андрея, которые есть в списке князей и бояров Смоленских, сложенных в конце ХV века. Все они назывались Глушонками. Примерно в 1500 году имение Огинты перешло во владение боярину (от отца) – Дмитрию Ивановичу Глушонку (сыну Ивана Глазыны). Так владелец Огинты, стал Огинским. Его семья приобрела вес, ведя полунезависимое и во многом вассальное существование, где-то на Смоленщине, участвуя в междоусобных войнах и разных потасовках против татар и других не прошеных гостей с Востока. http://oginsky.stsby.com/index.php?id=25&Itemid=18&option=com_content&view=article

НЕМО: Огинский Осип Михайлович +И.-Казимир-Викентий кн. (1767.02.17--,1797) с 1787 камергер двора короля Станислава-Августа Понятовского. Владел имениями в Вилкомирском, Браславском, Себекском уездах. Список землевладельцам Витебской губернии кроме крестьян (1878 год) Себежский уезд Огинской Устины, наследники католики Нище с фольварками Огинского Осипа, наследники католики Радунь с фол. Полозово Последний владелец имения Анутово, Себежского уезда Согласно списков землевладельцев Витебской губернии. Фамилии землевладельцев разных сословий по уездам Витебской губернии в 1905г. Витебск, 1907 . Могилянская волость. : имение Анутово - принадлежит дв., кат. Огинскому В.; Огинский Викентий Осипович, 1890 г. р., уроженец д. Бетюны Свенцянского у. Виленской губ., поляк, беспартийный, сторож на ст. Торошино Псковского р-на Лен. обл. Арестован 5 февраля 1938 г. Комиссией НКВД и Прокуратуры СССР 25 марта 1938 г. приговорен по ст. ст. 58-6-10-11 УК РСФСР к высшей мере наказания. Расстрелян в г. Ленинград 1 апреля 1938 г.

НЕМО: Отец Михаила Клеофаса Огинского Огинский, Анджей Игнацы Князь Анджей Игнацы Огинский (13 апреля 1740 — 12 октября 1787) — государственный деятель Великого княжества Литовского, мечник великий литовский (1762—1771), референдарий великий литовский (1771—1773) и секретарь великий литовский (1773—1778), каштелян трокский (1778—1783) и воевода трокский (1783—1787), староста ошмянский (с 1756 года). Представитель старшей княжеской линии (ретовской ветви) магнатского рода Огинских герба «Брама». Старший сын каштеляна и воеводы трокского Тадеуша Франциска Огинского (1711—1783) от первого брака с Изабеллой Радзивилл (1711—1761).


НЕМО: Дедушка Михаила Клеофаса Огинского Огинский, Тадеуш Франтишек Князь Таде́уш Франти́шек Оги́нский (польск. Tadeusz Franciszek Ogiński; 1712 — 25 ноября 1783) Представитель ретовской ветви литовско-русского княжеского рода Огинских. Третий сын воеводы витебского, князя Мартиана Михаила Огинского (1672—1750), и Терезы Бжостовской (ум. 1721). Активный сторонник избрания в 1733 года на престол Речи Посполитой Станислава Лещинского. В 1764 — член конфедерации Великого княжества Литовского, возглавляемой Чарторыйскими в поддержку возведения на трон Станислава Августа Понятовского. Автор опубликованного «Дневника», содержащего, в частности, его речи и выступления как депутата на многих сеймах. Умер в имении Огинских Ганута (ныне деревня Ручица Нарочанский сельсовет Вилейского района Минской области Республики Беларусь. Похоронен в Вильнюсе в склепе часовни Божьего тела, в составе комплекса костёла святого Яна, который он сам и построил. Семья Был женат на Изабелле (урожденной Радзивилл; 1711—1761), дочери князя Михаила Антония Радзивилла. После смерти Тадеуша Франтишека Огинского его имения в Молодечно, Залесье, Гануте (теперь д.Ручица) отошли младшему сыну, Франтишеку Ксаверию Огинскому, после которого в 1802 году - Залесье, а в 1814 году - Молодечно и Ганута стали владением внука Тадеуша — композитора Михаила Клеофаса Огинского. Огинский, Тадеуш Франтишек это и есть Фадей Огинский, и если верить первоначальному тексту, то он является основателем церкви в д. Зародищи. Он же дедушка знаменитого композитора Михаила Клеофаса Огинского!!! А это, уже "бренд"!!!!!!!

НЕМО: ОГИНСКИЕ Анна Вишневецкая (1700—1732), жена с 1721 г. воеводы троцкого Юзефа Огинского (ок. 1693—1736); Его племянник — будущий композитор и политический деятель Михаил Клеофас Огинский — много времени проводил в резиденции Слоним. После ранней смерти матери Катарины Огинской Елену воспитывала ее тетка Александра Чарторыйская, жена гетмана Михаила Казимира Огинского.Дядя Елены Михаил Казимир -государственный деятель Речи Посполитой, композитор, поэт, меценат. Представитель древнего магнатского рода Огинских, принявших в XVII веке католичество. Михаил Казимир Огинский родился в Козельске в 1728 году в семье трокского воеводы Тадеуша Юзефа и княгини Анны из рода Вишневецких. Его бабкой по отцу была Элеонора, жена виленского воеводы, рожденная Война, а по матери — Екатерина Дольская, первая жена великого гетмана литовского Михаила Серватия Вишневецкого. Таким образом ,Огинский был из «русского» рода как по мужской, так и по женской линиям. Несмотря на то, что семья Огинских была княжеского происхождения, согласно законам Речи Посполитой до конца XVIII столетия она этим титулом не пользовалась. Зато гетман Огинский, как и большинство тогдашних магнатов, в служебной переписке на французском языке пользовался титулом графа. Михаил Огинский своего отца, приверженца саксонских королей, потерял рано. Сначала он находился под опекой своего деда по материнской линии, а после его смерти под присмотром витебского воеводы Мартиана Огинского, но только следующий его опекун, назначенный с согласия короля, князь-канцлер Михаил Чарторыйский, занялся основательным воспитанием и образованием юноши. Михаил Казимир Огинский изучал музыку и изобразительное искусство. Был хорошим живописцем-любителем и особенно музыкантом. Играл на скрипке, арфе, клавикорде и кларнете. Однако семья Чарторыйских возлагала на своего воспитанника другие надежды: политическую и военную карьеру. В очень молодом возрасте Михаил Казимир Огинский выступил на арену общественной жизни. В 1748 году он впервые стал депутатом сейма и получил первые коронные поместья. На молодые годы Огинского приходятся также первые контакты с масонами и тайными союзами. Как раз в это время он стал членом ложи в Лукле.Михаил Казимир Огинский путешествовал по Европе,побывал в Берлине, Дрездене, Вене, Париже.Во время похода герцога Орлеанского Огинский стал его адъютантом. 18 октября 1761 года Михаил Казимир Огинский заключил брак с дочерью князя-канцлера Чарторыйского, Александрой, третьей женой подканцлера литовского Михаила Антона Сапеги ,который умер в 1760 году. Самой ценной частью приданого Александры Сапеги, которую она принесла своему второму мужу Михаилу Казимиру Огинскому, была Слонимская экономия. Это государственное имение было одним из многочисленных, которые принадлежали Михаилу Антону Сапеге. Но брак, заключенный между Александрой Сапегой и Михаилом Огинским, оказался не очень счастливым. Бездетные Огинские жили преимущественно врозь: каждый своей собственной жизнью, встречались изредка. Александра Огинская имела резиденцию в Седльце, а Михаил Казимир Огинский — в Слониме, где каждый создавал свою художественную среду. По инициативе и на средства Огинского в была осуществлена прокладка через полесские болота двух дорог-трактов (Пинск- Слоним, Пинск-Волынь) и знаменитого канала, который соединил бассейны Балтийского и Черного морей. 29 февраля 1768 года Михаил Казимир Огинский получил булаву великого гетмана Великого княжества Литовского. Затем он перешел на сторону Барской конфедерации (которая выступала как оппозиция польскому королю Станиславу Августу Понятовскому и России), а 7 сентября 1771 года напал на русские войска и разбил их под Бездежем. Неожиданный успех вскружил Михаилу Казимиру Огинскому голову настолько, что он забыл о всякой осторожности и был окружен, а его трехтысячная армия была полностью разбита под Столовичами войсками А.В. Суворова. Огинский эмигрировал, а его имения в России были конфискованы. Затем гетман вернулся в Речь Посполитую, где не без трудностей принял командование над войсками и занялся урегулированием своих финансовых дел. Пребывание в Париже и недостаток денег заставили Михаила Казимира Огинского в 1774 году продать подваршавское имение Неборов своей племяннице княгине Елене Радзивилл, урожденной Пшездетской, и ее мужу.Вот отсюда и начинается история создания парка. Эта великолепная усадьба, основанная в XVII веке, была приобретена Огинским вместе с большим замком в 1766 году. Именно она должна была стать главной резиденцией гетмана. Михаил Казимир Огинский вложил в ее восстановление, отделку и парки значительные средства, но, к сожалению, бесполезно для себя. И только тогда он решил перенести свое постоянное жилище, свою художественную среду на белорусское Полесье — в Слоним. Получив амнистию и секвестрованные имения,он возвратился в Слоним. Это была невосполнимая потеря для Польши и культурное приобретение для Белоруссии, так как с этого момента на протяжении двадцати лет Слоним с его капеллой и театром становится «Полесскими Афинами». Затем Михаил Казимир Огинский долгие годы путешествует по Европе. В 1791 году почти все свои имения старый гетман продал племяннику — дальнему родственнику Михаилу Клеофасу Огинскому ,с условием, что тот заплатит за него более 8 миллионов долга. Тогда же Михаил Казимир Огинский находился в Берлине, а затем в Голландии, откуда выслал польскому королю Станиславу Августу приобретенную в Амстердаме картину из своей галереи — знаменитого "Лисовщика" («Польского конника») Рембрандта. С сентября 1791 года Михаил Казимир Огинский снова в Слониме. По просьбе Военной комиссии он принимает участие в маневрах на Украине, где отдает внимание исключительно военному оркестру, а в походе 1792 года командует войсками Великого княжества Литовского и своим полком. 6 июля 1793 года Михаил Казимир Огинский сложил с себя гетманские полномочия в пользу Михаила Клеофаса Огинского,кстати,автора знаменитого "Полонеза Огинского." В 1792-1793 годах закончился «слонимский период» в деятельности Михаила Казимира Огинского, поскольку в 1793 году Екатерина II конфисковала у него Слоним, который назначила как резиденцию для губернских властей, хотя позже император Павел I это решение отменил. Во время восстания под руководством Тадеуша Костюшко М.К. Огинский находился в Вильно. Будучи тяжело больным, он по-прежнему окружал себя музыкантами, его другом стал Йозеф Гайдн. В 1795 году Михаил Казимир Огинский принес присягу Екатерине II. Последние годы своей жизни он провел в Галенове — своей резиденции под Варшавой, хотя временами задерживался в варшавском дворце на улице Шорной, который получил в наследство от своей тетки Анны Огинской. 28 августа 1798 года в присутствии мужа умерла Александра Огинская, так и не сыграв значительной роли в его жизни, а 31 мая 1800 года в Варшаве умер и сам Михаил Казимир Огинский. Слуги установили ему памятник с патриотической надписью, которая свидетельствует об их сердечном отношении к покойному: "Михаилу Казимиру Огинскому, князю из Козельска, великому гетману Великого княжества Литовского, который за отечество сражался, много за него вытерпел и всегда ему верно служил. Память почтения, скорби и признательности этим воздали слуги своему пану. Жил лет 72, умер в 1800 году." http://www.proza.ru/2014/01/29/1021

НЕМО: "Князь Ян Огинский, сын Льва Самуэля, принимал участие в битве против Московии. Воевал против турков и Крымских татаров, участвовал в битве под Веной (1683 год). Имел поместье Микулин (Витебское воеводство), Крапивницы (Волковысский п.). Дважды был женат и имел 6 сыновей и 3 дочек – Анну, Марианну и Алену. Княгиня Алена Огинская – дочка Казимира Даминика, сына Яна Огинского, вошла в политику, помогая своему отцу. Западные дипломаты характеризовали ее как «красивую и интеллигентную польку». В 1740 году она снова в России – как жена посла Речи Посполитой. княгиня Алена была дипломатом, а ее муж Игнатий выполнял функции лишь представительские. В 1775 году княгиня Алена передала в наследство Андрею Огинскому поместье Соколов (позже поместье перейдет в наследство сыну Андрея – Михаилу Клеафасу Огинскому). После смерти Алена была похоронена в Витебском костеле." Здесь можно сделать предположение, что Анна, в польской транскрипции (Анюта)- отсюда название имения "Анутово". А имение "Соколов", не что иное, как Сокольники, в 10 км. от современной станции Новосокольники. Поэтому, епархиально, церковь в имении Анутово (Зародищи), относилась к Сокольникам.

НЕМО: Свет вечный" (лат.) (Статья опубликована в газете «Новосокольнический край» за 08.01.2002г.) Служба близится к концу. Из распахнутых царских врат доносится голос отца Иоанна, которому вторят певчие. Немногочисленные прихожане время от времени осеняют себя крестным знамением. Праздник сегодня не Великий, поэтому в Свято-Никольской церкви просторно. В редкие минуты тишины слышится потрескивание свечи в ближайшем поставце. К запаху ладана и елея примешивается особый, едва уловимый аромат ненамоленного, еще свежего, как яичко в Христов День, храма. Взгляд скользит по иконам. Их здесь много, стены сплошь увешаны, одна ко в большинстве своем это "новоделы". Но встречаются здесь и почерневшие от времени образа, на которых лики особенно торжественны и мудры. Кажется, они смотрят на нас с высоты прожитых лет. Где, в каких избах и сундуках хранили их, передавая из поколения в поколение, все эти годы безверия, чтобы наконец принести в дар обретенному храму?! Вдруг внимание привлекает изображение, явно выпадающее из общего ряда. У самого входа прямо к стене прислонено облупившееся панно: на темно-синем лаковом фоне упитанные ангелочки, которым впору бы амуровы луки и стрелы. Над головами - легкие обручи рафаэлевских нимбов. Откуда здесь это необычное творение? (В 1766 году Варшавский сейм приобрел фундшевые имения, включая отказанные миссии Анной и Флорианом Сиппайлами деревни 26.02.1729г. В 1734 году прибыл священник Людвиг Давидовский, невельский настоятель, и занялся организацией филиала Невельского прихода. 03.02.1745 приходу отдана деревня Сушково Трайаном Лойсовским, 28.08.1766 - имения Боровец (Буровец - мое прим.) и Сокольники с деревнями переданы по просьбе граждан Невельского уезда сеймом во владение настоятеля Невельского прихода Казимира Сутоцкого. 26.10.1771 ему же были переданы деревни Мололи (Молоди ? - прим.авт.) и Усаново Людвигом Филановским.) С годами Сокольницкий монастырь приобретал все большее значение. Средствами он располагал немалыми - в начале XIX века ему принадлежало несколько сел с 360 крестьянами. Число прихожан в первой трети века превысило 1000 человек. Сюда приезжали молиться из Великих Лук, Невеля, Себежа, даже из далеких Велижа и Торопца. Сокольницкий приход простирался на восток, север и юг на 20 верст, на запад - до 70 верст. Монастырю "подчинялось" 26 часовен в округе и филиальная церковь святой Анны в Аннутове (Тадулине), имении князей Огинских (близ современного поселка Идрица, Себежский район). http://nskslovar.narod.ru/hramy/kostel.htm "С расцветом Сокольницкого монастыря изменились и Сокольники. Из небольшой деревни они превратились в процветающее местечко с торговыми и ремесленными заведениями, обещающее в будущем сравниться с такими центрами витебского пограничья, как Невель и Себеж. Пуповичи окончательно потеряли роль административного центра - он был перенесен сюда." P.S. https://youtu.be/xPglM4XmPwI?list=RDxPglM4XmPwI

Joker-Point: Люди уходят, остается Рукотворная и интеллектуальная память.

НЕМО: Барон Карл Врангель - Рокассовский "Моя бабушка, Анна фон Врангель, получила в наследство три имения: Колпино, Реблино и Забелье. Колпино принадлежало её матери, рождённой Дешпо-Зенович. В самом начале это поместье было частной собственностью княгини Огинской: Полония Огинская приходилась Анне фон Врангель бабушкой по матери." ПЕРЕД БУРЕЙ http://zarubezhom.com/wrangell1.htm

НЕМО: 250 лет со дня рождения Михаила Клеофаса Огинского. По страницам биографии https://youtu.be/NC-qJehLYW4 Усадьбу Огинских сделают туристической жемчужиной Гродненщины http://naviny.by/rubrics/culture/2015/9/26/ic_articles_117_189863/print/

НЕМО: Екатерина Огинская приняла участие в чемпионате Испании по пара-бадминтону Спортсменка Центра спортивной подготовки Псковской области Екатерина Огинская в составе национальной команды страны по пара-бадминтону приняла участие в чемпионате Испании, где выступала в личном, парном женских разрядах и миксте. Как сообщили Псковской Ленте Новостей в центре, отыграв 10 матчей, серьезных результатов спортсменка не добилась, оно получила много опыта. http://pln-pskov.ru/sport/305880.html



полная версия страницы