Форум » Вопросы веры и философии » Александр Мень » Ответить

Александр Мень

440Гц: Александр Владимирович Мень (22 января 1935, Москва — 9 сентября 1990) Протоиерей Русской православной церкви, богослов, проповедник, автор книг по богословию, истории христианства и других религий, по основам христианского вероучения, православному богослужению. Публиковался в Брюсселе; на родине издавался с 1990 года: серия «В поисках пути, истины и жизни» (6 кн. 1970—1983; псевдоним Э. Светлов), «Сын человеческий» (1969, псевдоним А. Боголюбов), «Таинство, слово и образ» (1980) и др. Известен своими экуменическими и либерально-модернистскими воззрениями. Убит. Обстоятельства, мотив и виновник этого преступления остались невыясненными.

Ответов - 4

440Гц: Мне посчастливилось в двадцатилетнем возрасте в Москве видеть близко Александра Меня и прослушать две его лекции. Этого, конечно мало, чтоб иметь свои суждения о глубине и дальновидности протоиерея, да и личного духовного опыта у меня ещё не было наработано, чтобы всё понимать, о чём говорил отец Александр. Более того, мне он показался тогда слишком не-посвященнечески свободным и лёгким. Лишь спустя годы стали более менее понятны идеи и смысл проповедей прозорливого священника... Судите сами: http://www.alexandrmen.ru/

440Гц: Александр Мень - Апостол советской интеллигенции 22 января 1935 года родился Александр Мень, православный богослов, проповедник, приведший в Церковь многих представителей интеллигенции. Личное дело Александр Владимирович Мень (1935-1990) родился в в Москве. Его отец Владимир Григорьевич (Вольф Герш-Лейбович) Мень работал главным инженером текстильной фабрики в Орехово-Зуеве и был человеком нерелигиозным. Мать же, Елена Семёновна, с юности тянулась к христианству. В возрасте шести месяцев Александр был тайно крещён вместе с матерью в Сергиевом Посаде священником Катакомбной церкви отцом Серафимом (Батюковым). Когда Александру было 6 лет, НКВД арестовал его отца. Больше года тот провел под стражей, а затем до конца войны был вынужден работать на Урале. Учился Мень в московской школе № 1060 в Стремянном переулке, в 1953 году поступил в Московский пушно-меховой институт в Балашихе, который в 1955 году был переведён в Иркутск. Был отчислен из института за религиозные убеждения в марте 1958 года, когда уже сдал первый госэкзамен. Вместо диплома ему выдали справку о том, что он прослушал пятилетний курс. Через два с половиной месяца после отчисления из института - 1 июня 1958 года - Александр был хиротонисан во диакона и переехал с женой и маленькой дочерью в Акулово. Поскольку жалованье диакону положили мизерное — 100 рублей на «старые деньги», он подрабатывал публикациями в «Журнале Московской Патриархии». В конце 1958 года появилась его первая статья в журнале, а всего за четыре года было напечатано около сорока статей. Первой акуловской осенью он закончил и большую работу «О чем говорит и чему учит Библия». Эта книга явилась как бы основой, из которой в дальнейшем вышло шесть томов серии «В поисках Пути, Истины и Жизни». В ней содержалась значительная часть идей, получивших свое развитие в последующих книгах. 1 сентября 1960 года, после окончания Ленинградской духовной семинарии (заочно) — Александр Мень был рукоположен в священника. В 1965 году закончил заочно Московскую духовную академию. Служил в ряде подмосковных приходов. С 1970 по 1990 годы был настоятелем Сретенской церкви в Новой Деревне (микрорайоне города Пушкино). Был убит утром 9 сентября 1990 года, когда направлялся в церковь на службу. Предположительно, к нему подошел какой-то человек и протянул записку. Пока Мень читал её, из кустов выскочил еще один человек и с силой ударил его сзади топором (по другой версии — сапёрной лопаткой). Обливаясь кровью, священник сперва направился к станции, но потом, теряя силы, повернул назад, к дому, дошёл до калитки и упал. Спасти его не удалось. Убийство осталось нераскрытым. Могила Александра Меня находится возле церкви в Новой Деревне, в которой он прослужил двадцать лет до самой своей смерти. Чем знаменит Александр Мень был уникальной фигурой для своего времени. По словам Людмилы Улицкой, это был первый встреченный ею «серьезно образованный человек, исповедующий Христа». Сочетание широкой эрудиции, открытости к светской культуре, необыкновенной доброжелательности и внимания к людям, желание понять каждого собеседника выдвинуло Меня в число известнейших христианских проповедников и привлекало к нему множество людей, в том числе и представителей интеллигенции. Его даже называли «Апостолом советской интеллигенции». «Вокруг отца Александра клубились толпы самых разных людей: престарелые матроны с амбициями, художественные тетеньки, честолюбивые юноши, недооцененные гении и целый легион несчастных женщин всех мастей - брошенных жен, обманутых невест, униженных матерей. И приносили к нему не столько духовные искания, сколько свои горести, иногда вполне реальные, иногда выращенные на пустом месте фиктивные страдания, взамен же требовали того, чем он обладал: веры, свободы и радости. Однажды, по молодости и по глупости, я спросила у него, почему к нему стоит целая очередь из сумасшедших и дураков. Он был так великодушен, так зорко видел людей, что не стал меня обличать, а сказал только, что Христос пришел к бедным и больным, а не к богатым и здоровым», - вспоминала Людмила Улицкая. Главным трудом отца Александра стала «История религии» в семи томах, состоящая из серии «В поисках пути, истины и жизни» и книги об Иисусе «Сын Человеческий», в которой автор рассматривает историю нехристианских религий как путь к христианству в борьбе магизма и единобожия. «Отход от церковно-исторических вопросов (я остановился в своей рукописи на XV веке) был обусловлен тем, что я отчетливо услышал призыв перейти к делам, имеющим прямое отношение к проповеди веры, к уяснению людям смысла Библии и Евангелия. В те годы Священное Писание стало все чаще попадать в руки людей (в иркутском соборе лежали на прилавке и довольно медленно расходились экземпляры Библии среди рядовых читателей, даже образованных, не говоря уж о прочих), - писал Мень. - В результате получился том (400 машинописных страниц) под названием: "О чем говорит и чему учит Библия". Книга вышла весьма несовершенная, но она стала черновым прототипом и планом для шеститомника "В поисках Пути" и, в первую - "по времени" - очередь, для "Сына Человеческого"». Написать книгу о Христе, прибегнув к синтетическому методу, Мень задумал еще в институте. Он хотел соединить свое видение и понимание живого Христа, новейшие данные истории, археологии, библейской критики, литературного анализа и изложить в ней основы христианского вероучения. Книга «Сын Человеческий» мгновенно разошлась в самиздате, ведь подобных книг в России не было. Она была написана живым современным языком, очень доходчиво, и вместе с тем простота изложения не умаляла глубины содержания. Христос-Человек в ней был осязаем и реален, и с не меньшей убедительностью была показана его божественность. Александр Мень был одним из основателей Российского библейского общества и Общедоступного православного университета, а также журнала «Мир Библии». Он активно поддерживал благотворительную деятельность, стоял у истоков создания Группы милосердия при Российской детской клинической больнице, которая впоследствии была названа его именем и стала одним из значительных благотворительных проектов. О чем надо знать Александр Мень Александр Мень неоднократно подвергался критике со стороны ультраконсерваторов за свои экуменические взгляды, готовность к диалогу с представителями других религий и христианских конфессий. Некоторые из них утверждали, что высказывания отца Александра противоречат основам православного учения, и обвиняли его в симпатиях к католицизму. Православный богослов профессор МДА А. И. Осипов не рекомендовал книги протоиерея Александра Меня для знакомства с православием. Священник Даниил Сысоев вообще считал Александра Меня еретиком. Однако официальные церковные инстанции никогда не присоединялись к этой критике. Сам же Александр Мень так писал об экуменизме своей духовной дочери Александре Орловой-Модель: «Экуменизм имеет два истока: либо подлинную широкую и глубокую духовность, которая не страшится чужого, либо поверхностное смешение всего в кучу. Разумеется, я за экумену первого типа. Но до него доходят немногие. Отсюда твои наблюдения. В словах игумена о святых, что они «чужие» — не только ограниченность, но нежелание вместить иной опыт. А особенности этого опыта не касаются Евангелия как такового. Их источник — культурная традиция и этнопсихология … Сказать, что 700 млн католиков и 350 млн протестантов находятся в заблуждении, а только мы одни истинная церковь — значит пребывать в безумной гордыне, ничем не оправданной». Прямая речь «О католической Церкви в то время я больше всего получал сведений из антирелигиозной литературы; но, как только стали доступны более объективные источники, я увидел, что в ней, если говорить о послепатристических веках, творческая и открытая миру тенденция получила широкое развитие (при этом слепая идеализация католичества была мне всегда чужда). Это "открытие" послужило исходной точкой для моих экуменических убеждений. Правда, я не предполагал тогда, что события начнут развиваться в этом направлении столь быстро. Вся окружавшая меня церковная среда резко осуждала мои настроения. Когда же с понтификатом Иоанна XXIII начался неожиданный поворот, я торжествовал. Ведь раскол наносил огромный ущерб, и диалог воспринимался как оплодотворяющая сила», - Александр Мень. Воспоминания о студенческих годах. «Все свои знания, энциклопедическую эрудицию, самые разнообразные интересы в науке, художественной литературе, искусстве, все свои таланты, ему от Бога дарованные, отец Александр поставил на службу проповеди. Проповедовал он неустанно. Проповедовал всегда принципиально, притом на языке, доступном для современников», - архиепископ Михаил (Мудьюгин) об Александре Мене. «Приходило живое Счастье. В шляпе, при бороде, с портфелем, всегда туго набитым книгами и бумагами, – Счастье, сразу бравшееся за телефон, полное забот о ком и о чем угодно, но не о себе, меньше всего беспокоившееся об условностях (какой духовный отец назовет себя чаду своим детским домашним именем?)», - врач Владимир Леви об Александре Мене. «Отца Александра ненавидели церковные мракобесы и националисты. У него было трудное жизненное задание - быть евреем и православным священнником в антисемитской, едва тронутой христианством стране. Он знал, до какой степени заражено идолопоклонством сегодняшнее православие, и сделал бесконечно много для освобождения душ от языческого пленения. За это и ненавидели его мракобесы тайные и явные. За это и убили. Мне кажется, он был святой», - Людмила Улицкая. 7 фактов об Александре Мене С раннего детства Александр Мень ежедневно обращался к Христу, размышлял на евангельские темы. В 14 лет начал писать полухудожественную повесть о Христе, но прервал ее, поняв, что необходимо многое уяснить и пополнить свои богословские и исторические знания. В 1951-52 годах, делая первый набросок своего синтетического труда о науке и вере, о Библии и Церкви, Александр Мень посещал костел, баптистов и синагогу. Понравилось ему только в костеле. Когда известие о рукоположении исключенного выпускника дошло до института, в котором учился Мень, разыгрался скандал. Получилось, что готового специалиста, который должен был по крайней мере три года отработать на государство, толкнули в объятия Церкви. Отец Александр Мень — один из зачинателей христианского «самиздата» 1960-х годов. До середины 1980-х годов его труды издавались главным образом за границей под псевдонимами Э. Светлов, А. Боголюбов и А. Павлов (эти псевдонимы были даны зарубежными издателями без согласования с автором). Мень был духовным наставником, а часто и крёстным отцом многих диссидентов 1970-х и 80-х годов, хотя сам воздерживался от активной правозащитной деятельности, видя свою миссию в духовном просвещении. Новодеревенский храм, куда Меня перевели в 1970 году, был, собственно, большой деревянной избой. Внутри бревенчатые стены были оштукатурены и сильно завешаны разными иконами, а потолок пестро расписан евангельскими сценами. Первой реакцией московских чад отца Александра, когда они пришли вслед за своим пастырем в этот храм, был скорбный вздох: «Смерть эстетам!». На месте гибели отца Александра Меня в мкр. Семхоз (ныне в черте города Сергиев Посад) воздвигнут храм в честь преподобного Сергия Радонежского. Материалы об Александре Мене Александр Мень. «Воспоминания о студенческих годах» Людмила Улицкая. «Он любил тех ближних, которые ему достались» Владимир Леви. «Приходило живое счастье…» Зоя Масленикова. «Жизнь отца Александра Меня» Диакон Андрей Кураев. «Александр Мень: потерявшийся миссионер» Наследие протоиерея Александра Меня Статья об Александре Мене в Википедии http://polit.ru/news/2017/01/22/men/

440Гц: (с) Григорий Михнов-Вайтенко Санкт-Петербург · А поделюсь-ка я воспоминаньицем... В году 86-м у бледного юноши обнаружилась язва, что подразумевало всяческий щадящий режим питания и т.д.(кто плавал, тот знает). И вот, пришел сей юноша к отцу духовному и спросил: "Как же мне теперь поститься, батюшка?" Посмотрел отец на юношу и сказал: "Беглым каторжникам можно и не поститься..." Батюшка, с днем рождения!

440Гц: История религии. В поисках пути, истины и жизни. Александр Мень Том 1. Истоки религии Ты создал нас для Себя и мятется сердце наше доколе не успокоится в Тебе Августин Светлой памяти великого христианского мыслителя Владимира Сергеевича Соловьева посвящается эта книга ПРЕДИСЛОВИЕ В исторических познаниях наших современников и соотечественников есть обширный пробел — это область христианской традиции. Все мы, кажется, пришли ныне к согласию в том, что пробел этот пользы нашему обществу не приносит. Его надо ликвидировать, и каждому, кто поможет это делать, следует сказать спасибо. http://modernlib.ru/books/men_aleksandr/istoriya_religii_v_poiskah_puti_istini_i_zhizni/read_1 У русской интеллигенции служение народу носило явно религиозные черты. В народе видели соль земли, якорь спасения, источник высшей мудрости. Этот культ породил немало своих героев и мучеников.



полная версия страницы