Форум » Политика, экономика, общество » Хроники больших преступлений в истории России. » Ответить

Хроники больших преступлений в истории России.

440Гц: Некоторые уголовные преступления имеют далеко идущие исторические последствия и влияют на судьбу не только отдельной личности, но и целой страны. Вот о таких уголовных преступлениях и пойдёт речь в данной теме.

Ответов - 73, стр: 1 2 3 All

гость: Joker-Point пишет: В январе в правительственной комиссии заявили, что признают выводы технического доклада, согласно которому самолет президента был разрушен в результате взрыва. Комиссия пришла к выводу, что дерево, оказавшееся на пути самолета, не было причиной повреждения левого крыла. Оно было разрушено взрывом изнутри. И что? А откуда он вылетел, не подскажете? Вот и президент о том же говорит "Самолет-то откуда взлетел, из Москвы или из Варшавы? Значит, там их и положили. Мы что ли туда пробрались? Ищите у себя тогда", - сказал Путин. Так чегож тебе надо, собака? Чё тебе неймется?

Joker-Point: А тогда почему РФ отрицало терракт и во всём винило летунов?

гость: Joker-Point пишет: А тогда почему РФ отрицало терракт и во всём винило летунов? Возможна техническая ошибка экспертов. Но это ничего не меняет, а даже наоборот. Поражаюсь тупости пшеков. Нах они себя так подставляют? Или уже паталогическая многовековая ненависть к нам даже остатки мозга напрочь переклинивает? Да так, что даже не понимают, что тогда террористический акт против своего президента и чиновников высшего ранга их собственных рук дело. ДБ*БДЬ


Алексей Трашков: гость пишет: Так чегож тебе надо Нервишки сдают?

Крест: Алексей Трашков пишет: Нервишки сдают? Нет. нервная систему у меня до сих пор крепкая. В свое время (в 90-х) доводилось на внедрение в одну из «бригад» ходить. У нас неплохие психологи были, поэтому до сих пор, не взирая на пройденное и пережитое, способность самоконтроля остается. С возрастом стало сложнее эмоции контролировать - это, да. А суть Вашей предъявы, просто такой фразеологический оборот, соответствующий собеседнику и его высказываниям. Все в пределах Великого и Могучего. Что не так?

440Гц: Путь героина. Наркомафия в погонах и экстрасенс-агент ФСКН https://www.svoboda.org/a/29808120.html

Joker-Point: К 100-летию системы ГУЛАГа Декрет Центрального исполнительного комитета Советов "О лагерях принудительных работ" закрепил два базовых принципа советской власти — лагерную систему и принудительный труд. ...Страшнейший результат террора — это разобщенность людей, тотальное недоверие людей друг к другу, то, что разрушало возможность человеческой солидарности. Все то, что использует нынешняя власть наследников создателей ГУЛАГа. Согласно декрету, опубликованному 15 апреля 1919 года в газете "Известия", при отделах Управления Губернских Исполнительных Комитетов образовываются лагери принудительных работ. Заключению в лагерях принудительных работ подлежат те лица и категории лиц, относительно которых состоялись постановления отделов Управления Чрезвычайных Комиссий, революционных трибуналов, народных судов и других советских органов, которым предоставлено это право декретами и распоряжениями. Все заключенные в лагерях немедленно привлекаются к работам по требованию советских учреждений. Бежавшие из лагерей или с работ подлежат самым суровым наказаниям. Для управления всеми лагерями принудительных работ на всей территории РСФСР при народном комиссариате внутренних дел учреждается центральное управление лагерями. Спустя месяц, 19 мая, появилась расширенная версия декрета. Лагеря разрешалось устраивать как в черте города, так и в находящихся вблизи него поместьях, монастырях и усадьбах. После выхода декрета во всех губернских городах должны были быть открыты лагеря, рассчитанные не менее чем на 300 человек каждый. Число караульных зависело от количества заключенных, в лагерях, в которых число заключенных не превышало 300, на каждые 15 человек заключенных полагалось 2 караульных, на каждые 10 человек заключенных свыше 300 полагался один караульный. Важный момент: содержание лагеря и администрации должно было окупаться трудом заключенных. Для предупреждения возможности побега разрешалось введение круговой поруки. За отказ от работы без уважительной причины заключенный подвергался наказанию, согласно особой инструкции. Уже в том же 1919 году ВЧК учредила принудительные трудовые лагеря на севере, в Архангельской губернии – в Пертоминске, Холмогорах и рядом с Архангельском. Спустя пару лет, в 1921 году они стали называться Северными лагерями особого назначения (СЛОН). Еще через два года был создан новый лагерь на Соловецких островах, в нем должны были содержаться политические и уголовные заключенные. Так шло создание базовой системы подавления свободы в советском государстве, позже ставшей системой ГУЛАГа. Жертвами политических репрессий советского государства, по разным оценкам, стали более 11 млн человек, из них порядка 5 млн человек были расстреляны или попали в ГУЛАГ по политическим мотивам. К чему это привело? "Мне кажется, что если считать, что, в общем, главной задачей всего этого была социальная инженерия и создание нового советского человека, вот того советского человека, который бы устраивал эту страну, того человека, который бы беззаветно любил свою власть, был бы ей предан и готов был бы на любые тяготы во имя ее, доверял бы ей абсолютно полностью. Вот, с этой точки зрения террор был успешен", потому что трудиться приходилось не за совесть, а за страх - отмечал в одном из интервью председатель правления Международного Мемориала Арсений Рогинский. Ленин сделал ставку на разнуздание самой архаической жестокости, которая и перечеркнула все революционно-романтические порывы к "новому обществу" и "новым отношениям между людьми". Невозможно построить "новые отношения между людьми" на фундаменте из самых диких зверств. Так устроен мир. Обсуждать "неоднозначность" советского проекта можно лишь после однозначной оценки красного террора как мерзости.

Joker-Point: "Меня три раза расстреливали" Апрель 18, 2019 Инна Ким Анна Федоровна Конюшенко Анне Конюшенко 91 год. 72 года назад она начала работать фельдшером в колонии-поселения №3​ на Кузбассе. Потом была поселковым фельдшером. И до сих пор, работая при местной больнице, следит за здоровьем немногочисленных оставшихся еще в этих местах односельчан. "Мы все здесь связаны с колонией" В Чебулинском районе Кузбасса достопримечательности своеобразные. Район известен на всю страну найденными здесь останками динозавров, стоянками первобытного человека, древними курганами, могильниками, городищами. Еще одна "достопримечательность" района, а точнее, его "градообразующее предприятие" – новоивановская колония-поселение №3. На ее четвертом участке с романтичным названием "Восход" живет и работает 91-летняя Анна Федоровна Конюшенко. Двухэтажный барак, в котором находится ее квартира, окружают тополя. Рядом – река Кия. Анна Федоровна сама топит печку, занимается огородом. Говорит, это и есть секрет ее долголетия: "шевелиться надо больше". Впрочем, кроме нее на хозяйстве все равно никого больше нет: муж и дочь давно умерли. В соседнем поселке Березовском живет внук. Он забирает бабушку к себе, если та заболеет. Анна Федоровна Конюшенко Так получилось, что вся взрослая жизнь Анны Конюшенко связана с местной колонией. И не только ее – всех, кто здесь живет. – Не слышал, чтобы здесь когда-то были "самостоятельные" деревни, – рассказывает заместитель главного врача Чебулинской районной больницы Владимир Пищелин. – Все местные маленькие поселки всегда были связаны с колонией-поселением. В каждом жили от нескольких десятков до сотни человек гражданских – в основном вольнонаемные и обслуживающий персонал колоний. Среди вольнонаемных были и отсидевшие срок поселенцы, которые обзаводились тут семьями, оставались и продолжали работать в поселках. Сама история Чебулинского района началась в 1935 году, когда в эти места привезли первые партии политзэков. Одновременно сколачивали бараки для осужденных и хлева для скотины – одной из "специализаций" колонии вскоре станет животноводство. Наспех строились и поселки для гражданских, в них открывались бани, клубы и фельдшерские пункты, которые принимали всех пациентов – и зэков, и гражданских. Вскоре после войны сюда распределили молодого фельдшера Анну Донец. В Чебулинском районе Родилась она на Украине, в запорожском селе Чапаевка. Мать работала в совхозе, отец – на железной дороге: отсюда в эвакуацию, в Сибирь, один за другим отправлялись эшелоны с заводским оборудованием. А вскоре отец и брат Ани ушли на фронт. Анна Федоровна помнит, как в Запорожской области горел хлеб. Поля, отступая, поджигали советские солдаты, чтобы хлеб не достался немцам. В Чапаевке начался голод. Ане было 12 лет, а весила она всего 29 килограммов. Помню, как собирали горелое зерно и гнилую картошку: умудрялись из этого готовить Вспоминает, как с другими ребятами ходила собирать горелое зерно за пять километров от села. Искали и гнилую картошку на бывших совхозных полях. – Меня три раза расстреливали, – рассказывает Анна Федоровна. – Однажды мама послала за водой, а колодец наш находился на другом конце деревни. Я и не знала, что начался комендантский час, только слышу, как над головой что-то звенькает. Слава богу, догадалась упасть и в кусты отползти. А на следующий день мама вырезала ножичком из бревен колодца три пули. Когда оккупация закончилась, 15-летняя Аня поступила в железнодорожную фельдшерскую школу, после окончания которой младшего лейтенанта Анну Донец направили в Мариинское отделение Сиблага. Она стала фельдшером на четвертом участке "Восход" новоивановской колонии-поселения. Ей только-только исполнилось 19 лет. Это было 72 года назад. "Лагерное кладбище нашли только в 80-х" – На зоне находились шесть тысяч осужденных. Служили здесь солдаты-срочники, а в поселке жили еще триста человек, и я лечила их всех, – вспоминает Анна Федоровна. – Тогда на Восходе было три улицы, застроенных бараками, казармами и частными домами. У нас была начальная школа для зэков и ясли на 350 детей до трех лет. Потом ребятишек отправляли в детдома или к родным, если те готовы были взять. Многие зэчки рожали прямо на улице: не успевали с работы добраться до ФАПа В колонии-поселении №3 до сих пор хранится журнал ежегодных производственных показателей по растениеводству и животноводству Сиблага НКВД с 1935 по 1960 годы. В то время Орлово-Розовская и Новоивановская колонии в Чебулинском районе были отдельным лагерным пунктом. С середины 30-х годов он поставлял сельхозпродукцию, одежду и валенки для лагерей ГУЛАГа. Здесь же работали кирпичный и маслозаводы. Всего же к 1940 году в структуру Сиблага входили 15 отделений на 38 932 заключенных. О судьбе многих из них сохранились только обрывочные сведения. Смертность среди заключенных новоивановского отделения Сиблага была очень высокой, но списков погибших тут нет. Однако известно, что на четвертом лагпункте колонии в 1942 году умер Филарет Срезневский, в 2002 году причисленный Русской православной церковью к лику святых. А в 2007 году в поселке Верх-Чебула на речном берегу в память о нем и всех безвременно погибших в Сиблаге построена часовня и заложен кедровый парк. Часовня в память Филарета Срезневского Новоивановское кладбище времен Сиблага было обнаружено только в 1983–1984 годах, когда река Кия подмыла берег и обнажились человеческие останки и доски от гробов. Сегодня это заросший травой пустырь с редкими деревянными крестами и просевшей землей на местах могил. Тогдашние поселенцы жили в землянках и бараках. Постройки 40-х и 50-х годов сохранились на территории КП-3 до сих пор. Они по-прежнему используются, хотя ремонтировать их приходится каждый год. Лагерное кладбище обнаружилось только в 1980-х: река Кия подмыла берега, там были человеческие останки Оснащение здешнего фельдшерско-акушерского пункта (ФАП) тоже не менялось десятилетиями. Вполне могут стать музейными экспонатами, например, акушерская кровать Рахманова и инструментальный столик. – Многие зэчки рожали прямо на улице или в машине, по пути с работы в ФАП. Отсюда тяжелые роды, осложнения, женщин приходилось кесарить. Но справлялись. Мне очень повезло с учителями, – рассказывает Анна Федоровна. – Именно здесь, в колонии-поселении, я получила бесценный опыт, о котором молодой специалист может только мечтать. В Новоивановке отбывали сроки удивительные врачи: терапевт из Харькова Ефросинья Никифоровна Миловская, хирург из Одессы Арнольд Карлович Визнер – я ему не раз ассистировала при операциях: кесаревом сечении, трепанации черепа. Среди осужденных была и кремлевский педиатр Любовь Мироновна Миллер, арестованная по делу Горького… После освобождения и реабилитации врачи вернулись в родные места и в профессию. А работавшая в Подмосковье терапевт Ефросинья Миловская однажды помогла фельдшеру поселения, где отбывала срок. У Анны Федоровны обнаружили подозрительную опухоль. Ефросинья Никифоровна устроила ее на прием к лучшим специалистам страны в онкологический институт имени Герцена. Столичные онкологи удивлялись, как женщина из далекого сибирского поселка попала к ним. – Но я не стала им всю правду рассказывать, – говорит Анна Федоровна. – Миловской, наверное, не нужны были эти воспоминания. "Тебя сейчас резать или потом?" Но, конечно, люди в колонии были разные, не только политические, сидевшие по 58-й статье. – На втором участке, куда я ходила лечить поселенцев, сидели зэчки, многократно осужденные, с огромными сроками. Им было все безразлично, они могли убить ни за что, – вспоминает Анна Федоровна. – Как-то одна наркоманка требовала с меня теофедрин. Подошла вразвалочку, ощерилась: "Тебя щас резать или потом?" Я ей отвечаю: "Режь сейчас". Думала, смерть моя пришла, но та женщина меня отпустила. А на первом участке на меня напал зэк, хотел получить наркотик. Меня отбил мой санитар Виктор Васильевич Таганкин – бывший шеф-повар ресторана московской гостиницы "Националь". А как он картофель фри жарил – никогда такого не пробовала!... Когда уже сил и нервов на все не хватало, брала удочку и шла на Кию рыбачить. Любимое место было за ельником, а шум воды успокаивал. Там же собирала лекарственные травы – чабрец, ромашку, птичий горец, кровохлебку, пижму – и раздавала их пациентам: возможности купить лекарства у них не было. Главная по домохозяйству Колония-поселение №3, в которой Анна Федоровна Конюшенко непрерывно работала с 1947 года, действует до сих пор. Рассчитана она на 961 осужденного, и специализация у нее все та же, что была и в сталинские времена: сельское хозяйство, в основном животноводство. И снова здесь рапортуют о высоких производственных показателях… В 1971 году должность фельдшера в КП-3 упразднили за ненадобностью. Но Анна Федоровна осталась жить на участке "Восход" и работать в своем же ФАПе, только уже как сотрудница Чебулинской районной больницы. А два года назад и ФАПы были упразднены. Здание фельдшерского пункта, в котором 70 лет проработала Анна Федоровна, забрал собственник – колония. Как объясняет заместитель главврача Чебулинской райбольницы Владимир Пищелин, ФАПы закрылись, поскольку, по официальным данным, на участках не осталось гражданского населения. Анна Федоровна – слева в первом ряду ​Но это официально. А реально люди здесь все-таки есть. В основном старики. Ради нескольких пожилых людей держать ФАП, тем более больницу, никто в поселках не будет. Для этого сейчас организуют так называемые домохозяйства – выбирают ответственного, грамотного человека, не обязательно медика, учат оказывать первую помощь, вручают аптечку и телефон, чтобы в случае чего дозвонился до скорой. Всего в Чебулинском районе таких домовых хозяйств девять. Из одного из них связаться с врачом можно только по рации. Тем, кто живет рядом с новоивановской колонией, можно сказать, повезло: ведь у них есть свой фельдшер с огромным стажем. Анна Федоровна Конюшенко стала диспетчером домового хозяйства на своем участке. Тогда ей было 89 лет. До самого недавнего времени она ежедневно ходила по здешним дворам. Кому-то давление померит, с кем-то поговорит, что-то посоветует. Если надо, вызовет скорую помощь. За эту свою работу Анна Федоровна получала 1000 рублей в месяц. Но сейчас и этих средств на домовые хозяйства у Чебулинской районной больницы нет. Она из муниципального подчинения перешла в областное, так что теперь вопрос о продолжении работы домохозяйств решается в районной администрации. Возможно, и они, как ФАПы, будут упразднены.

Joker-Point:

Игорь: Всем, Всем, Всем... ППЦ....Я обращаюсь к властям соединенных штатов америки, потому что меня жена с тещей хотят в сумашедший дом отдать Видите суслика? Нет. И я не вижу... А он есть.

Joker-Point: Вот и сиди в пределах путинского уезда и питайся отходами мусорской реформы.

Joker-Point: РАССЛЕДОВАНИЯ Проект "Немезида". Тайный нюрнбергский процесс для чекистов 11 Май 2019 Дмитрий Волчек Имя Александра Бусарова появилось в российской печати всего один раз. В газете "Московский комсомолец" в 2017 году была опубликована заметка о том, как Верховный суд рассматривал дело о реабилитации ефрейтора Савелия Дмитриева, в 1942 году выдавшего себя за часового и обстрелявшего выезжавшую из Кремля машину, в которой ехал нарком Анастас Микоян. Дмитриев был схвачен, приговорен к смертной казни, но расстреляли его лишь в 1950 году. Прошло 67 лет, и Верховный суд, рассмотрев заявление Александра Бусарова, отказал в реабилитации Дмитриева. В статье МК говорилось, что Бусаров "инициировал громкие судебные разбирательства, но лично ни на одном не присутствовал". Что же это за человек и почему он добивался реабилитации Дмитриева? Александр Бусаров С юристом Александром Бусаровым мы встречаемся в живописном европейском городке, где он живет уже больше года. Ему удалось вывезти из России настоящее сокровище: десятки папок с документами Главной военной прокуратуры, Верховного суда, ФСБ, СВР, администрации Путина, в том числе с грифами "секретно" и "совершенно секретно". Свой архив он называет проектом "Немезида" или "засекреченным Нюрнбергским процессом". Юридическая машина путинской России должна была, сама о том не ведая, вынести приговор чекистской системе Началось все с семейной истории. Потомок офицера НКВД, Александр Бусаров стал изучать биографию своего расстрелянного в 1939 году прадеда и его сослуживцев в надежде разобраться, как эти люди стали палачами. И пришел к выводу, что не все были изуверами по своей природе, однако работа на преступную организацию привела к душевной трансформации и превратила их в убийц. А если организация преступна, то она должна предстать перед судом. Но какой может быть суд в стране, где офицер КГБ является президентом, а выходцы из спецслужб занимают ключевые посты на всех уровнях? Такая цепочка размышлений привела к рождению изощренного плана. По замыслу Александра Бусарова, юридическая машина путинской России должна была, сама о том не ведая, вынести приговор чекистской системе. Бусаров стал собирать сведения об офицерах сталинских спецслужб, которые были репрессированы в 30–50-х годах и остались не реабилитированными. Таких набралось несколько сотен: как безвестных шестерок, так и заметных фигур репрессивной системы. Уголовные дела нереабилитированных хранятся в архивах ФСБ под грифами "секретно" и "совершенно секретно", и доступ исследователей к ним закрыт. Следовало выглядеть фанатичным сталинистом, который стремится прославить сотрудников НКВД Бусаров стал готовить заявления о реабилитации этих чекистов. Российское законодательство предусматривает, что на реабилитацию может подать любой гражданин, даже не состоящий в родстве с осужденным. По замыслу Бусарова, Главная военная прокуратура должна была, заново рассмотрев дела сталинских убийц, выносить решения о том, что они являются преступниками и реабилитации не подлежат, то есть приговаривать их повторно, но уже не по вымышленным обвинениям в шпионаже и троцкизме, а за служебные преступления. Для того чтобы план сработал, необходимо было соблюсти два условия. Первое: не допускать никакой огласки. Если бы о проекте "Немезида" узнали журналисты, всё бы сорвалось. Чтобы не было ни малейших утечек, Бусаров не поделился своим замыслом ни с друзьями, ни с родственниками, даже с женой. Второе: в прокуратуре не должны были догадаться о подлинных мотивах Бусарова. Соответственно, ему следовало выглядеть фанатичным сталинистом, который стремится прославить сотрудников НКВД. "Полагаю, что они увидели во мне человека, который восстанавливает добрую память о чекистах. Я был на личных приемах, разговаривал с военными прокурорами, мы общались в неформальной обстановке, и я говорил им, что хороших чекистов следует отделить от плохих. Диссидента во мне никто не видел", – рассказывает Александр Бусаров. В обстановке строжайшей секретности Главная военная прокуратура в 2012 году принялась реабилитировать отъявленных преступников Проект "Немезида" заработал в 2012 году. Среди героев первой порции заявлений на реабилитацию, направленных в военную прокуратуру, были расстрелянный в 1939-м бывший начальник отдела оперативной техники НКВД Михаил Алехин (отравивший цианистым калием своего коллегу Абрама Слуцкого), заместитель Берии Степан Мамулов, помощник Берии Степан Шария, майор госбезопасности Дмитрий Гречухин, повинный в гибели тысяч политзаключенных, и другие столь же одиозные фигуры. "Это была хаотическая выборка, я не хотел, чтобы возникло впечатление, будто я отрабатываю какой-то материал", – объясняет Александр. Александр Бусаров был убежден, что прокуратура поднимет старые уголовные дела и подтвердит, что палачи не могут быть оправданы. Но вышло совсем не так. В ответ на свои обращения он стал получать письма о том, что осужденные сотрудники НКВД, о которых он ходатайствовал, реабилитированы. В обстановке строжайшей секретности Главная военная прокуратура в 2012 году принялась реабилитировать отъявленных преступников, повинных в гибели сотен тысяч людей. Александр Бусаров показывает папку с делом Якова Агранова, одного из организаторов Большого террора, члена особой тройки НКВД СССР, каждый день отправлявшей невиновных на казнь. Можно ли подумать, что такого человека кто-нибудь реабилитирует? Однако вот поразительный в своей лаконичности документ от 22 января 2013 года. И таких реабилитаций в течение года было около тридцати. О том, чем руководствовались прокуроры, можно лишь гадать, но поток секретных решений о реабилитации сталинских палачей в 2012–13 годах не кажется столь необъяснимым, если вспомнить политическую атмосферу того времени. Они думали, что я ревизор После победы Путина на выборах и жестокого разгона "Марша миллионов" начинается "Болотное дело". Десятки следователей работают над поиском участников "массовых беспорядков", хотя столкновения в Москве были спровоцированы разгоном согласованного митинга. Начинается разгром белоленточного движения, идут обыски и аресты, многие оппозиционеры эмигрируют. Вполне вероятно, что эти обстоятельства в военной прокуратуре сочли подходящими для того, чтобы втихаря начать реабилитацию сталинских чекистов. Возможно, прокуроры решили, что за Бусаровым стоит кто-то высокопоставленный и его обращения поддержаны или вообще инициированы в какой-нибудь из кремлевских "башен". Вывод вполне логичный. С чего бы частному человеку заниматься таким делом? Было видно, что к Бусарову относятся с почтением. На его обращения, как правило, откликались мгновенно, письменные ответы зачастую приходили в течение 15 дней. "Это ведь гоголевская история", – говорю я Александру Бусарову. "Точно. Они думали, что я ревизор", – смеется он. Но что было делать в такой ситуации? Чекисты реабилитированы? Превосходно! Теперь нужно сделать так, чтобы вся страна узнала о том, что им возвращено доброе имя "Не мог же я сказать им: "Вы меня неправильно поняли – я просил о реабилитации, а на самом деле имел в виду совсем другое?!" Надо было продолжать игру, но не в их интересах". Бусарову следовало делать то, что сделал бы в такой ситуации сталинист, восхищенный решениями прокуратуры. В ведомствах, куда поступали его обращения, не знали, как реагировать. И на всякий случай отказывали. Бусаров стал пересылать эти отказы военным прокурорам: "Вы реабилитировали, а они не восстанавливают добрую память. Безобразие!" Поток обращений был замечен, и началась отдача в Главную военную прокуратуру: "Вы что там делаете?!" Реабилитации пришлось отменять. Такого потока дереабилитаций в истории прокуратуры никогда не было "Это совершенно беспрецедентный случай, – говорит Александр Бусаров, – такого потока дереабилитаций в истории прокуратуры никогда не было". Не обошлось и без персональных выводов. Практически все люди, принимавшие решения о реабилитациях чекистов в 2012 году, покинули военную прокуратуру, и есть основания подозревать, что они были наказаны за свое рвение. Мы возвращаемся к папке с делом Агранова. Вот письмо об отмене предыдущего решения. Сподвижники Берии Мамулов и Шария остаются реабилитированными Дело идет в Верховный суд, на закрытом заседании Военная коллегия Верховного суда подтверждает решение прокуратуры, и теперь уже Управление президента по государственным наградам может спокойно объяснить, почему Агранову не возвращают его ордена. Но дереабилитировали не всех. Например, уже упомянутые отравитель Алехин и сподвижники Берии Мамулов (хранивший в кабинете дубинки, которыми избивали на допросах) и Шария остаются реабилитированными и по сей день. Проект "Немезида" можно было продолжать так, как он был запланирован. Александр Бусаров вновь стал направлять заявления на реабилитацию чекистов, но теперь уже результаты почти всегда были иными: в реабилитации отказывали. Более того, удалось отменить несколько реабилитаций, решения о которых принимались ранее. Никто не спросил: "А кто такой этот Бусаров? Почему ему направляются материалы о чекистах?" Перед нами папка с документами майора НКВД Вениамина Агаса (1899–1939), активного участника фабрикации дела о военно-фашистском заговоре в советском военном руководстве, по которому проходили Тухачевский, Якир, Уборевич и другие командиры Красной Армии. Агас отличался особой жестокостью, избивал допрашиваемых. Кроме того, он участвовал в фальсификации дела о "ленинградском террористическом зиновьевском центре" и дела Бухарина, а ранее, в 1930–31 годах, организовал террор против православной общины в Твери, арестовывал монахинь и священников. Несмотря на многочисленные свидетельства его преступлений, в 2001 году Главная военная прокуратура решила его реабилитировать. Александр Бусаров направляет заместителю Главного военного прокурора Арутюняну подробнейшее письмо с перечислением преступлений Агаса и отрывками из свидетельских показаний. В течение года идет переписка. И вот результат: 12 апреля 2016 года Верховный суд РФ слушает в закрытом заседании дело Агаса и приходит к выводу о том, что он не подлежит реабилитации "как совершивший преступления против правосудия". Как видите, на этом документе стоит гриф "сс" ("совершенно секретно"), и тем не менее, копия отправляется Александру Бусарову, частному лицу. "Удивительно, что механизм работал безукоризненно. Никто не спросил: "А кто такой этот Бусаров? Почему ему направляются материалы о чекистах без закрытых фамилий, архивные материалы по секретным и совершенно секретным делам? Такие вопросы не возникали. На протяжении нескольких лет я этим занимался совершенно беспрепятственно". "Можно ли назвать то, что вы делали, хулиганством?" – спрашиваю Александра Бусарова. "Это и было хулиганство. Но в полном соответствии с буквой закона". Как выдающийся хакер он подобрал код к бюрократической системе и заставил ее работать на себя Буква закона соблюдалась самым тщательным образом. Если в написанных под копирку решениях судов или других ведомств встречались небрежности или были перепутаны фамилии, Александр Бусаров немедленно указывал на оплошности и бумаги исправляли. Как выдающийся хакер он подобрал код к бюрократической системе и заставил ее работать на себя. К тому времени Александр Бусаров получил скромную должность в Министерстве юстиции РФ, так что система воспринимала его как своего. Но больше всего помогло то, что он тщательно соблюдал два правила: не допускать никаких утечек и скрывать свои мотивы. А замысел становился все более радикальным. В 2014 году Александр побывал в революционном Киеве и воспринял убийства демонстрантов на Майдане как продолжение того, что происходило в сталинском СССР. Спецслужбы и сегодня готовы убивать точно так же, как в 30-е годы, достаточно лишь приказа. Ему удалось добиться реабилитации Валерии Новодворской Теперь у него возник новый план: подавать заявления о реабилитации не только чекистов, но и тех, кто с ними боролся. Так возникло описанное в МК дело Савелия Дмитриева, обстрелявшего машину Микояна. Александр Бусаров выяснил, что до сих пор не реабилитирован капитан КГБ Виктор Орехов, помогавший советским диссидентам и арестованный в 1978 году. "Но, – говорит Александр, – чем ближе к сегодняшнему дню, тем сложнее добиваться справедливости". В реабилитации Орехова было отказано. А вот другая операция удалась ему идеально, и Александр ею гордится. Он узнал, что Валерия Новодворская, осужденная по политическим делам в советское время, никогда не подавала на реабилитацию. Решил сделать это сам и неожиданно добился успеха. Папка с делом Новодворской занимает в его архиве почетное место. Архив рос, дел становилось все больше, к 2018 году дошло до двухсот. Бусаров продолжал получать судебные решения с цитатами из материалов засекреченных уголовных дел с описанием пыток, расправ и других преступлений, в которых принимали участие чекисты. Есть в его архиве и документы, в которых можно усмотреть и нечто комичное. Вот, например, отказ в реабилитации сотрудника НКВД Андреева, который, как выяснилось, "находясь в нетрезвом состоянии, сжег из хулиганских побуждений часовню". Архив рос, но росла и опасность его потерять. Александр Бусаров читал новости об идущих в России обысках по политическим делам и не исключал, что спецслужбы, с которыми он затеял столь сложную игру, спохватятся и решат положить ей конец. Оставался единственный выход: уезжать за границу и вывозить архив. "Я просто завалил папки вещами и уехал на машине". В чем ценность этих бумаг? Слово Александру Бусарову: Это дело о преступной организации, точно такой же, как СС и гестапо "По совокупности судебного материала можно утверждать, что это дело о преступной организации, точно такой же, как СС и гестапо, осужденные на Нюрнбергском процессе. Материалы касаются и центрального руководства, и руководителей периферийных органов, и рядовых сотрудников. Вся эта структура уличена в уничтожении заведомо невиновных людей. Такого суда, как Нюрнбергский процесс, в России не будет, но юридически можно уже говорить, что мы имеем дело с преступной организацией. Я для себя называю это "засекреченным Нюрнбергом". Поэтому этот архив очень серьёзен. Частные лица могут прийти к подобным выводам, но никогда еще не было такого количества судебно-правового материала. Эти выводы сделаны высшей судебной инстанцией. Они не доведены до логического завершения, но юридическая база для такого процесса этим архивом создана. Поэтому хотелось бы, чтобы этот архив был интересен не только историкам, но и правоведам, которые могли бы сделать его судебное продолжение и признать НКВД преступной организацией". Радио Свобода намерено публиковать материалы отдельных дел из этого архива. Александр Бусаров будет признателен историкам, которые помогут подготовить к печати и прокомментировать собранные им материалы.

Joker-Point: Путинское бла-бла-бла, геноцид и быт колониальной житницы РФ.



полная версия страницы