Форум » Политика, экономика, общество » Хроники больших преступлений в истории России. » Ответить

Хроники больших преступлений в истории России.

440Гц: Некоторые уголовные преступления имеют далеко идущие исторические последствия и влияют на судьбу не только отдельной личности, но и целой страны. Вот о таких уголовных преступлениях и пойдёт речь в данной теме.

Ответов - 72, стр: 1 2 3 All

440Гц: ОГРАБЛЕНИЕ ВЕКА или ПРИВЕТ ОТ КОБЫ Организатор и участник этого ограбления инкассаторов перечеркнул в последствии миллионы жизней...

НЕМО: Миф криминальной революции В речевой обиход и мышление как простых смертных, так и депутатов самого высокого ранга быстро вошло созданное художественным воображением С.Говорухина понятие — криминальная революция. Иногда даже прибавляется эпитет Великая. Сам Говорухин утверждает, что эта революция свершилась, а криминальное государство уже создано. Такое объяснение происходящего привлекает своей простотой и наглядностью, потому-то за него ухватились даже солидные критики нынешнего строя — из принципа экономии мышления. Я же считаю, что вся концепция Говорухина, несмотря на ее привлекательность, неверна в принципе, а с точки зрения политической целесообразности вредна. Она, на мой взгляд, неверно формулирует и суть, и динамику происходящего. Она оставляет лазейку трусу в душе простого человека, позволяет сделать главный вывод: если та революция, о которой нам говорят, уже свершилась, а новый тип государства уже создан, значит, хаос закончился. Из него возник новый порядок, и задача «маленького человека» — к нему приспособиться. Иными словами, уже нет никакой возможности противодействовать установлению этого плохого порядка, а можно вести речь лишь о его свержении, что несравненно труднее, чем противостоять еще неокрепшему порядку на исходе хаоса. Далее перед человеком возникает вопрос: какова сущность этого нового порядка и может ли он к нему приспособиться, начать новую жизнь? Ведь от ответа на это зависит, надо ли откликаться на призывы к борьбе против нового порядка — или налаживать какой-то способ мирного сосуществования с ним, искать приемлемые компромиссы. Если принять, что новый, криминальный порядок установлен, значит, его принципиальные черты можно узреть уже сегодня. Они могут усиливаться или ослабевать по мере развития, но тип жизни меняться не будет. В какую сторону будет порядок эволюционировать? Известно из истории и здравого смысла — в сторону смягчения криминальных страстей. Самый жестокий период — первоначальное накопление, а потом бывшие бандиты отращивают брюшко и мечтают о благополучной жизни солидного буржуа. Любят чистоту и покой, жертвуют на церкви и театры, отсылают детей в университеты. Значит, сегодня — самое трудное для простого человека время в нашем криминальном государстве. Но если так, то, думаю, большинство наших сограждан скажет: жить в криминальном государстве можно! Не так страшен черт, как его малюют. Перестрелки идут в замкнутом мирке самих преступных элементов, нормальный человек попадает под огонь по ошибке или по собственной оплошности. Но даже и с этими перестрелками уровень насилия у нас куда ниже, чем в Чикаго — что же не жить? С другой стороны, нынешний криминалитет худо-бедно, но перераспределяет доходы, каждый рэкетир подкармливает 10-15 родственников. А иначе как было бы прожить? Значит, массовый криминалитет врагом нации не стал, ужиться с ним можно. Чистая рыночная экономика, которая есть, согласно формуле Гоббса, «война всех против всех», для общинного сознания русского человека представляется гораздо более страшной перспективой. А что касается расхищения национальных ресурсов, о которых горюет Говорухин, то предполагаемое при рыночной экономике вторжение иностранных корпораций сделает это расхищение несравненно более «эффективным» — подгребут почище наших мафий. Так пусть уж лучше наши собственные уголовники попользуются — глядишь, и нам что-то перепадет. Это — логичные выводы из концепции Говорухина. Но выводы совершенно неверные, ибо неверны сами исходные положения. Я утверждаю, что никакой криминальной революции еще не произошло. Пока что из политических соображений позволили преступным структурам разграбить страну — для ее ослабления или даже уничтожения. Но эти структуры представляют сравнительно замкнутый и не агрессивный мир, и с ними действительно можно ужиться. Они во все поры общества не проникают и на это не претендуют. Это пока еще советский преступный мир. Действительная криминальная революция и установление криминального социального порядка произойдут в России только вместе со сломом всех структур советского общества и действительной победой рынка. С установлением именно чистой рыночной экономики и именно в России. Почему же именно в России, а не в США или Англии? Потому, что там человек является индивидуумом. И он может вести только индивидуальную криминальную борьбу против всех — или примыкать к классу и вести борьбу, окультуренную какой-то идеологией. Соединяться в солидарные образования, способные установить, хотя бы локально, криминальный социальный порядок, могут лишь люди, сохранившие общинные представления о человеке. Такими были в США эмигранты из Италии и Сицилии, китайцы и вьетнамцы, жители негритянских гетто. У них и образуются очаги криминальных «теневых» государств, но американское общество их разъедает, индивидуализирует. Так, итальянская мафия уже «окультурилась», превратилась в систему капиталистических предприятий. Что произойдет в России, когда, наконец, будут сломаны упирающиеся основы уравнительного уклада? В безысходную нужду — не нынешнюю, а действительную, когда люди умирают от холода при исправном отоплении, так как нет денег за него заплатить — скатится больше половины народа. И намного больше половины! Западное общество вышло из полосы социальных столкновений, когда за счет ограбления Юга его смогли сделать «Обществом двух третей» — бедняки остались в меньшинстве. Но сегодня, по мнению социологов, Запад становится «Обществом двух половин» — безработица и наркомания сталкивают на дно значительную часть среднего класса. Отсюда и надо выводить прогнозы для России, которую будут грабить как никого в мире. Но бедняки в постсоветской России будут совершенно иным социальным типом, чем на Западе. Там бедняк одинок и гражданскому обществу не страшен — он против него беззащитен. Очень полезно почитать автобиографический роман Кнута Гамсуна «Голод». В буржуазном городе бедняк вынужден даже умирать от голода, но не может вырвать себе кусок хлеба — против него объединяются и полиция, и культурные нормы, вошедшее в плоть и кровь представление о священной частной собственности. Бедняки общинного типа сплачиваются и выделяются из враждебного общества в довольно изолированный мир, часто даже обособляясь в разного рода гетто. И самый верный способ отвлечь их от солидарной борьбы за изменение самого устройства общества состоит в криминализации всей этой «нижней» половины. Эта криминализация осуществляется самим гражданским обществом при участии государства. Самые мощные средства для этого — школа, телевидение, масс-культура и безработица. Я считаю, что криминальной революцией можно считать лишь установление такого социального порядка, при котором практически каждая трудящаяся семья оказывается в неизбежном прямом контакте с преступным миром. Когда у нее просто нет выбора. А Великой криминальной революцией надо считать создание такого строя, когда одновременно с низами криминализован и верх — государственные структуры и крупный капитал. Сегодня режим Ельцина начал ударную подготовку к этой революции: телевидение уже работает вовсю, школа реформируется в нужном направлении (разделяется на «двойную» школу — для среднего класса и будущих отверженных), нарастает вал безработицы и ее спутницы наркомании. Политические организации социалистического толка, которые могли бы ввести отчаяние обездоленных в русло осмысленной освободительной борьбы, подавлены и толкут в ступе воду увядших доктрин. Они сдают молодежь криминальному миру. Тот строй, который при этом должен возникнуть, отличается от нынешней ситуации как небо и земля. Огромная масса людей к нему просто не сможет приспособиться — и эти люди более или менее быстро погибнут. В этом — главный обман концепции Говорухина. Она безосновательно обнадеживает людей. Черт будет несравненно страшнее чем то, что мы видим сегодня и что нам малюют. Что означает глубокая криминализация жизни, можно видеть на примере Бразилии, которую нам уже предлагают как недосягаемый идеал. У нас, впрочем, ситуация будет несравненно хуже, т.к. ядро массы бразильских бедняков происходит в основном из парий колониального общества, включая бывших рабов, которые за много поколений привыкли видеть свое положение как естественное. А в России нищими станут дети благополучных еще вчера рабочих и инженеров. Опускаться на дно болезненнее, чем бороться за всплытие. За последние 20 лет с Бразилией сделали то, что сегодня с Россией. Сначала обезземелили крестьян и создали на их землях плантации крупных иностранных компаний. Спасаясь от голода, массы хлынули в города и построили там фавелы — многомиллионные скопления жилищ из жести и картона. О тех, кто живет в фавелах, и говорить нечего — это криминальные государства в государстве. Туда не сует нос полиция, там свои законы, свой суд и скорая расправа. Вступать или не вступать в банду сыну-подростку, идти или не идти на панель подросшей дочке — решают не в семье. Приложите это к своему сыну или дочке! Вам все кажется, что эти ужасы — где-то за морями, вас лично они никогда не достанут. А они уже ломятся в вашу дверь. Но еще не вломились, еще многое зависит от всех нас. И беда в том, что каждый думает: уж в фавелу-то я не попаду! В худшем случае, буду болтаться в нижней части среднего слоя. А там что? Та же беззащитность. Фавелы-то подходят к самому дому, даже если вполне приличный дом у тебя есть. В Бразилии был я по приглашению лучшего их университета, он изолирован от ужасного мира бедноты. Жить меня пригласил в свой дом, ради экономии факультетского бюджета, один профессор. Поселок элиты, хотя и не высшей (как-то позвал меня в гости другой профессор, живший неподалеку — так его поселок окружен трехметровой стеной, по всему периметру которой ходят автоматчики). Дом, где я жил — за хорошей оградой, во дворе огромный ратвейлер, снаружи циркулирует по поселку джип с охраной. И все равно, очаровательные дети профессора не могут одни выйти за ворота. Чтобы возить дочек в балетную студию, приходится нескольким семьям скидываться на охранника. Они живут в хрупком, искусственно и за большие деньги защищенном мирке. И мечтают перебраться в США, стиль жизни которых им претит до глубины души — жить там ради детей. Ведь мальчика не убережешь, в школе старшеклассники, подрабатывающие сбытом кокаина, насильно заставят его стать наркоманом. Вот это и есть криминальный социальный порядок — когда ты не можешь избежать насильственного втягивания в него. И человек, всей душой желающий избежать этого, втягивается в этот порядок в двух ипостасях — и жертвы, и преступника. Криминальный порядок повязывает «благополучных» людей круговой порукой соучастия в убийстве. Стыдливо пряча глаза от себя самого, отцы семейств отчисляют деньги на содержание «эскадронов смерти», которые и поддерживают хрупкое равновесие между фавелами и коттеджами, регулярно расстреливая проникших на чужую территорию мальчишек-бедняков. В большинстве своем эти «социальные чистильщики» — служащие полиции, хотя и делают эту свою работу в свободное время. Преступность сверху и снизу смыкается. Есть ли какие-нибудь основания считать, что этого не произойдет в России, если в ней окончательно победит линия Гайдара-Чубайса? Не только такие надежды неосновательны, самый хладнокровный анализ шагов режима показывает, что это совершенно неизбежно. Уже создаются крупные контингенты озлобленных подростков-волчат, лишенных воспитания, образования и детского счастья. И одновременно формируются отряды охотников на этих волчат и общественное мнение, готовое эту охоту поддержать. Разрушается традиционное право России, тесно связанное с понятиями правды и справедливости. Само государство воспитывает рекрутов для будущих «эскадронов» (это — особая тема). Таким образом, прежние виды солидарности режим готовится заменить множеством обручей преступной круговой поруки. Она разрушит советское общество, предотвратив и создание общества гражданского. Это и будет криминальной революцией. Она еще не свершилась, ей можно противостоять. Это, можно сказать, шкурное дело каждого. То, что грядет, не будет продолжением нынешнего состояния. Это будет ад, выходить из которого придется по колено в крови, так что Сталина мы будем вспоминать как доброго дедушку. Не верьте тем, кто успокаивает, что все, мол, уже свершилось и трепыхаться поздно. Это — неправда. 1994 Наверное это уже произошло. Теперь, криминальный тип государства пытается расползаться на соседние страны.

440Гц: СОКОЛЫ СТАЛИНА (Крёмлёвские гомосексуальные интриги)


440Гц: 8 мифов о российско-грузинской войне 08.08.08 Три года назад разразилась российско-грузинская война. Она, безусловно, создала новую реальность – в Грузии, России, на постсоветском пространстве и в мире по отношению к России. Но большинство из нас знает о ней по мифам, созданным массированной российской пропагандой. Вот самые распространенные из них Миф №1: Войну начал Саакашвили Войну начинает тот, кто к ней заранее готовится. Кто к ней готовился и кто пытался предотвратить? В июне-июле 2008 года различные информационные источники сообщают, что политическое решение о скорой (предположительно – в августе) войне с Грузией в Москве уже принято, что курирует подготовку лично Путин. Официальное информационное агентство "Осинформ" обнародует формулу будущей войны: "миротворческая операция по силовому принуждению агрессора к миру". 5 июля начинаются широкомасштабные маневры Северокавказского военного округа (СКВО) "Кавказ-2008". В них принимают участие 8 000 военнослужащих, 700 единиц бронетехники, корабли Черноморского флота. Официальная цель учений – подготовка к проведению "операции по принуждению к миру". В войсках раздают листовку "Воин, знай вероятного противника!" – с описанием вооруженных сил Грузии. К границе с Грузией перебрасываются лучшие десантные подразделения российской армии из разных регионов страны. Они заменяют ранее дислоцированные там мотострелковые части. У полигона 58-й армии "Терское" на юге Северной Осетии разворачивается полевой военный госпиталь, способный принимать по 300 раненых в день. После окончания маневров полевой госпиталь не демонтируется. Участвовавшие в них войска не возвращаются в места постоянной дислокации. Часть из них просачивается в Южную Осетию. Благо там как раз в эти дни (так совпало) завершено сооружение военной базы в Джаве. К началу войны (то есть до 08.08.08 – официальной даты вступления российских войск в боевые действия) в Джаве было сосредоточено порядка 200 единиц бронетехники и передовые части 135-го и 693-го полков 58-й армии – свыше 1200 человек. В России до сих пор не признают это (а как признать, что российские войска для отражения грузинской агрессии дислоцированы в Южной Осетии до начала самой агрессии?), но свидетельства самих солдат и офицеров 58-й армии, появившиеся в СМИ, не оставляют в этом сомнений (см., например, подборку "Капитан Сидристый и другие" - http://iceaxe.livejournal.com/59774.html). Одновременно с военной подготовкой шла информационная. 20 июля начались хакерские атаки на грузинские государственные и информационные сайты. Это был второй в истории известный случай кибервойны против государства. (Первый зафиксирован в 2007 году, когда после обострения отношений России и Эстонии из-за переноса памятника советским солдатам в центре Таллинна были обрушены сайты эстонских правительственных учреждений.) Завершающая атака произошла утром 8 августа - против русскоязычных информационных сайтов Грузии. Зато с 1 августа из Владикавказа в Цхинвали стали в организованном порядке прибывать российские журналисты. Вскоре их число возросло до 50 человек, но ни одного иностранного (за исключением корреспондента украинского телеканала "Интер") среди них не было. Российские власти установили жесткую систему допуска: аккредитацию следовало получить и в Минобороны и в МИДе. Через это двойное сито могли просочиться только самые проверенные и доверенные. Так были обеспечены условия не только для массированного вторжения, но и для того, чтобы о нем сообщалось лишь то, что следовало сообщать. Самое существенное в этой многоходовой комбинации заключается в том, что в действительности война началась 29 июля 2008 года. Именно в этот день начались военные действия. И начали их, в соответствии с планами из Москвы, полностью подконтрольные России южноосетинские вооруженные формирования. Они приступили к массированному и систематическому обстрелу сел Южной Осетии, находящихся под юрисдикцией Грузии, и позиций грузинского контингента миротворческих сил. Огонь велся из минометов и 120-миллиметровых орудий, вообще запрещенных в зоне конфликта. Погибли люди. Это не отдельное обострение в застарелом противостоянии сепаратистов с центральной властью. Это откровенная прелюдия войны. Сознательная провокация с целью вызвать ответные действия. Так городская шпана подсылает малолетку задираться с прохожим, чтобы затем выскочить из-за угла и навалиться всей шоблой с криком: "Не тронь мальца!" Власти Тбилиси прекрасно понимали, чего от них ждут. Но долго сносить удары невозможно. К вечеру 1 августа грузины начинают ответный артиллерийский огонь по позициям боевиков в окрестностях Цхинвали. Осетины отвечает расширением зоны обстрела грузинских сел и усилением интенсивности огня. В ход идут уже крупнокалиберные минометы и 122-миллиметровые орудия. Из Цхинвали начинается массовая эвакуация населения в Россию. В течение нескольких дней было вывезено более 20 тысяч человек. По оценкам, это половина действительного населения самопровозглашенной республики. Цхинвали становится почти безлюдным городом. А через Рокский тоннель – единственный путь для прохождения тяжелой техники из Северной Осетии в Южную – движется российская бронетехника и войска. Грузинские власти до последнего пытаются решить дело миром. Личный представитель Саакашвили Т. Якобашвили договаривается о встрече с южноосетинским руководством в Цхинвали 7 августа при посредничестве российского посла по особым поручениям Ю. Поповым. Приезжает. Попова нет. Оказывается, по дороге спустило колесо. "Так поставьте запаску!" – советует грузинский министр российскому послу. – "А и запаска проколота", - отвечает посол. Такая беда. Представитель Южной Осетии отказывается вести переговоры без российского посредника. Якобашвили ведет переговоры, с кем есть, - командующим миротворческими силами генералом Кулахметовым. Тот признается, что "больше не в состоянии контролировать осетинские подразделения". Что делать? "Объявите об одностороннем прекращении огня", - советует Кулахметов. В течение часа Якобашвили решил вопрос. В 17:00 он объявляет Кулахметову о согласии грузинского правительства на односторонне прекращение огня. В 17:10 грузинские пушки смолкли. В 19:10 Саакашвили заявляет об этом в прямом телевизионном обращении на грузинском и осетинском и призывает к переговорам. Ответом становится интенсификация обстрелов грузинских сел. К 23.00 они достигли пика. И в это же время из Рокского тоннеля выходит колонна российских войск со 100 единицам бронетехники. Вторжение началось. Через полчаса Саакашвили отдаст приказ о начале военной операции. Он мог поступить иначе? Конечно, мог. Но для этого надо было забыть, что ты президент суверенной страны, что ты мужчина и что ты грузин. И если бы он это сделал – не был бы ни тем, ни другим, ни третьим. Это была ситуация цугцванга: в войну его умело завели правители России, не оставив другого выхода. Хочет войны, начинает войну тот, кто к ней готовится, тот, кто не дает противнику шанса ее избежать. Это была Россия. Миф №2: Россия начала войну, чтобы прекратить геноцид осетин Откуда это взялось. Уже 8 августа президент Южной Осетии Э. Кокойты сообщил о том, что в результате обстрелов и боевых действий только в Цхинвали погибли 1400 человек – цифра не окончательная. На следующий день, 9 августа, официальный представитель МВД республики объявил о 2100 погибших мирных жителях в Цхинвали. Эта цифра – более 2000 погибших – фигурировала потом везде: и в отчетах, и в репортажах СМИ, и в интернет-форумах. Число жертв дополнялось примерами зверств грузинской военщины: стрельба из танков прямой наводкой по домам, где прячутся мирные жители, прицельный огонь из пулеметов по детям и старикам, сжигание домов вместе с живыми людьми, обезглавленные трупы девушек... Но когда стали считать, выяснилось, что все не совсем так. В Цхинвальской больнице, куда поступали все раненные и погибшие осетины, за все время боев в городе приняли 273 раненых и 44 убитых, 90% пострадавших – южноосетинские ополченцы. Глава следственного комитета при прокуратуре России А. Бастрыкин заявил о 134 погибших мирных жителях Южной Осетии за все время войны, по словам Юлии Латыниной, "одним махом воскресив 1866 человек". Но и после официального подсчета цифра "2000" осталась и в общественном сознании, и даже в выступлениях, интервью официальных лиц, включая Путина. Хотя она изначально нереальна. Официальное число жителей Цхинвали до войны – 42 тысячи. После эвакуации в начале августа от них должна была остаться половина. Обычное соотношение убитых и раненых в зоне военных конфликтов 1:3. Значит, статистически на 2000 убитых должно было быть еще 6000 раненных. То есть почти каждый второй цхинвалец после грузинского штурма был бы ранен или убит. А будь так – смог бы такой смелый арифметик, как Кокойты, об этом умолчать? Но не сказал. Как же нарисовались 2000 погибших уже на второй день? А так – какой геноцид без тысяч жертв! "Тысячи" – это хотя бы две. Так и вышло 2000. Скромно – по минимуму. Что касается грузинских зверств, ни один факт не нашел подтверждения даже после проверки такой взыскательной организацией как Human Rights Watch. Ни одного рассказа очевидца – только пересказы рассказанного. Именно так распространяются слухи. Судя по их обилию и драматизму, это были специально распускаемые слухи. Профессиональная деза. Зато этнические чистки грузин силами южноосетинских вооруженных формирований – не слухи. Грузинского населения в Южной Осетии, где грузинские села перемежались с осетинскими почти в шахматном порядке, больше не существует. Ограблены, изгнаны, убиты – некоторые грузинские села просто сравняли с землей. Сделано это руками храбрых воинов Кокойты. В боях они не отличились и почти не участвовали (а сам воинственный президент при первых сообщениях о продвижении грузинских войск к Цхинвали сбежал из столицы под сень русских танков в Джаву, с ними и вернулся), зато в расправах с мирными жителями и мародерстве душу отвели. Их стараниями грузин в Южной Осетии больше нет. Зато на территории Грузии, за пределами Южной Осетии, жило и продолжает спокойно жить более 60 тысяч осетин. Что бы с ними стало, если бы грузины действительно затеяли геноцид? Вспомните армян в Баку во время Карабахского кризиса. Но дело в том, что геноцида осетин в Грузии и со стороны грузин ни до войны, ни во время ее, ни после - не было. Не было и причины. Миф №3: Россия начала войну, чтобы защитить своих миротворцев Последнее, чего хотели грузины – воевать с российскими миротворцами. Первое, что они сделали, начиная военные действия, - предупредили русский миротворческий контингент. В 23.35 президент Саакашвили отдает приказ о начале операции, а в 23.40 командующий миротворческими силами Грузии бригадный генерал Мамука Курашвили сообщает о продвижении войск командующему русскими миротворцами генералу Кулахметову и просит не вмешиваться. "Не все так просто", - ответил русский генерал грузинскому. Еще до этого, на начальной стадии военных действий, осетинские артиллеристы и минометчики вели обстрел грузинских сел вблизи мест дислокации миротворцев, используя их как прикрытия, а то и пользуясь прямой помощью для наведения огня. Кулахметов в беседах с грузинскими официальными лицами это и не считал нужным отрицать. Во время наступления грузинских войск ключевые фигуры южноосетинского командования прятались в главном штабе. По международным нормам, это делало и его легитимной целью. Тем не менее, в карте целей, выданных грузинским артиллеристам во время артподготовки, объекты миротворцев были отмечены как запретные для огня. Для того, чтобы защитить своих миротворцев, российскому руководству не надо было вводить войска и тратиться на войну. Достаточно было запретить Кокойты использовать их в качестве прикрытия – и все бы остались целы. Но цель была иная. Миф №4: Россия начала войну, чтобы защитить своих граждан Российские власти сами создали свою искусственную диаспору в Южной Осетии, выдав гражданство РФ и российские паспорта тысячам жителей самопровозглашенной республики на территории Грузии. Юридически это расценивается как вмешательство во внутренние дела другого государства. Как оказалось – и фактически. Искусственная диаспора создавала искусственный повод для вмешательства: защита своих граждан – ничего, что новоиспеченных, нам дороги все. Остроумно, конечно: так можно обеспечить оправдание для вторжения в любую страну. Но не оригинально: точно так же Гитлер создал повод для аннексии Чехословакии в 1938 году под предлогом защиты прав судетских немцев и для предъявления территориальных претензий Польше. То же пытался сделать Милошевич в 90-х в расчлененной Югославии. Во-первых, хорошая компания. Во-вторых, известно чем в конечном счете обернулась эта их защита "угнетенным соотечественникам". Кто действительно выиграл от практически бесконтрольной выдачи российских паспортов жителям Южной Осетии – коррумпированная верхушка республики. Грузины обнаружили в захваченном Цхинвали сотни российских паспортов без подписи владельцев – на эти "мертвые души" наверняка начислялись пенсии и пособия из российской казны. Миф 5: Грузия бомбила Цхинвали А зачем? Когда грузинские войска в ночь на 8 августа подходили к Цхинвали, они вели лишь заградительный огонь и обстрел административных зданий. В другом не было нужды. Грузины вошли в целехонький и полупустой город, который покинули не только большинство жителей, но и основные силы ополченцев. Кокойты с цветом своего воинства сбежал на российскую военную базу в Джаве. Грузинским войскам противостояли немногочисленные разрозненные группки партизан со стрелковым оружием. От танков они могли только убегать. Бомбежки и обстрел города из "Градов" понадобились в последующие два дня, когда грузин выбивали из города подоспевшие на помощь осетинским братьям российские войска. Это были их бомбы и снаряды. Это на их совести большинство погибших мирных граждан (см. Миф №2) и разрушенный город. Миф №6: Грузины позорно бежали О ходе современных войн большинство из нас получает представление по телевизионным картинкам. Из картинки августовской войны зритель мог запомнить, как "бежали робкие грузины", оставляя технику и казармы с заправленными кроватями. И не мог увидеть, чего не показали. Например, разгром российской колонны бронетехники грузинским спецназом 8 августа. Тогда из 120 танков и бронетранспортеров было уничтожено больше половины, тяжелое ранение получил командующий 58-й армией генерал Хрулев. По утверждению Саакашвили, этот эпизод задержал продвижение российских войск на два дня. А потом российское командование подтянуло такие силы, что в случае прямого противостояния грузинская армия была бы разгромлена полностью. И он отдал приказ отступить, чтобы было чем оборонять Тбилиси. Плетью обуха не перешибешь. Понятно, что соотношение сил российской и грузинской армий настолько несоизмеримо, что ни о каком реальном противоборстве не может идти и речи. Но это скорее относится к Мифу №1 – о том, хотели ли грузины войны. Миф №7: Война закончилась миром Грузия лишилась 20% территории – земель, которые большинство грузин считает своими. Ни один грузинский президент не посмеет отказаться от них навсегда. И никто не поручится, что какой-нибудь из них не решится вернуть утраченное – в том числе и силой. Россия приобрела в качестве сателлитов два формально независимых квазигосударства, которые, кроме нее самой, признали только такие влиятельные державы, как Никарагуа, Венесуэла и Науру – за 50 млн. долларов, а Вануату еще торгуется, ну и ХАМАС, который сам государством не является. Фактически – это два навечно дотационных региона России, обреченных быть черными дырами российского бюджета, оазисами дикой коррупции и криминала. Благополучия и даже спокойствия там не будет никогда, а возможности криминальных и национальных конфликтов - всегда. Россия вернула себе советский имидж брутального агрессора, что, конечно, тешит национальное самолюбие, но бизнесу, дипломатии и в конечном счете безопасности страны только вредит. Россия и Грузия стали и останутся непримиримыми врагами. Это надолго. После войны между двумя государствами началась настоящая "холодная война", а как показывает недавний опыт прошлого, в "холодной войне" не всегда побеждает тот, у кого оружия больше и армия сильнее. Миф №8: Южная Осетия – земля Осетии, а не Грузии Территория Южной Осетии – исконная часть Грузии, о чем говорят даже географические названия. Тот же Цхинвали, после войны в русской прессе и официальных документах переименованный в Цхинвал, не стал от этого менее грузинским, поскольку корень его – от древнегрузинского слова, означающего "граб". Осетины в столице Южной Осетии стали национальным большинством только к 1990 году. До межнациональных конфликтов заката СССР и вызванных им войн суверенитетов здесь практически не было антагонизма между грузинами и осетинами. Это даже не ситуация Косова, где на исконно сербской земле образовалось подавляющее албанское большинство. Этническая чистка, произведенная Кокойты при поддержке Путина в 2008-м слишком глубокая и свежая рана, чтобы она могла затянуться, а грузины с ней смириться. http://cyxymu.livejournal.com/1001111.html

хроники: 5 лет со дня нападения - Хроники Грузинского Августа.

440Гц: БЕЛАЯ ЛИНИЯ

Алексей Трашков: Расстрелять их не было повода, а терпеть было невозможно Так Л.Троцкий прокомментировал акцию по высылке в сентябре 1922 года активно выступающих против советской власти деятелей науки, медицины и литературы. В 1918 году были закрыты все газеты, кроме большевистских. Все средства массовой информации, литература, искусство подвергались жестокой цензуре, не давая просочиться ни слову правды. Её заменяла ложь, выгодная власти. Интеллигенция не могла не отнестись критически к проводимой политике, и стала рассматриваться властью как опасный враг. Попытка большевиков «приручить» её и сделать послушной окончилась неудачей. Тогда было принято решение избавиться от наиболее значительных её представителей путем насильственной высылки из страны. 29 сентября 1922 года из Петрограда отплыл пароход «Обербургомистр Хакен», пассажирами которого были философы Н.А.Бердяев, С.Л.Франк, И.А.Ильин, С.Е.Трубецкой, Б.П.Вышеславцев, М.А.Ильин, М.М.Новиков,В.В.Зворыкин, Н.А.Цветков, профессор МВТУ В.И.Ясинский и другие. На борту находилось примерно 30—33 человека из Москвы и Казани, а также из других городов (с семьями примерно 70 человек). Этому предшествовало предложение В.И.Ленина заменить применение смертной казни для активно выступающих против советской власти высылкой за границу. 16 июля 1922 года, Ленин написал письмо в ЦК с предложением арестовать и выслать без объяснения причин «несколько сот» представителей интеллигенции. Органами ГПУ были составлены три списка: московский — 67 человек (на 23 августа), петроградский — 51 человек, украинский — 77 человек (на 3 августа 1922 года). «Философский пароход» — собирательное имя для двух рейсов немецких пассажирских судов (29—30 сентября) и (16—17 ноября), доставивших из Петрограда в Штеттин более 160 человек. Высылки осуществлялись также на пароходах из Одессы и Севастополя и поездами из Москвы в Латвию и Германию. Среди высланных летом — осенью 1922 года наибольшее количество было преподавателей вузов и в целом лиц гуманитарных профессий. Из 225 человек: врачи — 45, профессора, педагоги — 41, экономисты, агрономы, кооператоры — 30, литераторы — 22, юристы — 16, инженеры — 12, политические деятели — 9, религиозные деятели — 2, студенты — 34. Высылаемым запрещалось брать с собой деньги и имущество; разрешалось взять с собой лишь две пары кальсон, две пары носков, пиджак, брюки, пальто, шляпу и две пары обуви. С отъезжающих брали расписку, что в случае попытки возвращения в Россию, их ждёт расстрел без суда. Такая «гуманная» акция была вызвана, в том числе, желанием получить признание советского режима правительствами других стран. В 2003 году в Санкт–Петербурге на набережной Лейтенанта Шмидта установлен памятный знак с надписью: «С этой набережной осенью 1922 года отправились в вынужденную эмиграцию выдающиеся деятели отечественной философии, культуры и науки».

Joker-Point: Нынешней власти России также не нужны выдающиеся деятели отечественной философии,культуры и науки все в загоне от школы до ...... Самое смешное состоит в том, что приняли западную модель образования, кричали, кричали и вдруг заявили о порочности преклонения и тлетворном влиянии Запада и отдались мандариновым сансеям поднебесного Востока.

Алексей Трашков: СПИТАК-1988 - трагедия ценой в 350 тысяч жизней... 7 декабря 1988г. произошло то, что потрясло весь мир: чудовищное убиение 350 тысяч мирного армянского населения на севере Армении в результате испытаний четырех типов геофизических бомб, вызвавших искусственное землетрясение, которое советские верхи во главе с Горбачевым и военщина во главе с Язовым пытались засекретить и выдать за естественное землетрясение. Летом 1988г. в Армении объявился министр обороны Язов в сопровождении группы генералов, офицеров, технических военных чиновников. По севанской дороге в Ереван медленным ходом (при патрулировании военных с нашивками “бомба” на рукавах) въехали несколько зачехленных наглухо грузовиков, которые безостановочно проследовали на север Армении. В августе 1988 г. в спешном порядке из полигонов в районах Спитака, Кировакана были вывезены ракетные установки, танки, самоходные орудия. Подавляющая часть военнослужащих командного состава получила отпуск и выехала из Армении вместе с семьями. В сентябре 1988 г. в Армении появился Заместитель Предсовмина СССР Щербина, который занимался вопросами испытаний ядерного оружия, военного строительства и насаждения научно-технических устройств в зоне взрыва. В октябре 1988 г. в Армении снова появился Язов с группой военных специалистов, высших офицеров Генштаба Министерства обороны СССР. В конце октября 1988 г. Язов со свитой выехал из Еревана на север Армении, где лично инспектировал передислокацию военной техники, демонтаж стационарных ракет и мобильных ракетных установок за пределы Армении. В начале ноября 1988 г. по Еревану поползли слухи о том, что “Армению ожидает страшное испытание”. Слову “испытание” придавалось не прямое, а переносное значение: никто, разумеется, не догадывался об испытаниях геофизического оружия. Начиная с лета по конец ноября 1988 г. в срочном, но организованном порядке под руководством военных и представителей КГБ СССР и Армении в “Азербайджан” и в Грузию были переселены все азербайджанские села, начиная от Капана на юге, до Степанавана, Калинино и Гукасяна – на севере. В ноябре 1988 г. жена русского генерала, отдыхающая в санатории Арзни, сообщила конфиденциально (на ухо!) жене академика С.Т.Еремяна – Рузан Еремян о том, что в начале декабря Армению ожидает “страшное бедствие” и посоветовала ей выехать из Армении. Об этом она сообщила мне. Я позвонил в КГБ Армении, где эти слухи опровергли, как не заслуживающие внимания. В середине ноября 1988 г. пианистке Светалне Навасардян позвонил из Ленинграда ее знакомый и посоветовал срочно покинуть всем ленинаканцам город Ленинакан. В конце ноября 1988 г. телефонистка города Раздан подслушала разговор с Москвой одного русского генерала, где он сообщил жене буквально следующее: “Задерживаюсь! Приеду после испытаний”. В конце ноября – начале декабря 1988 г. в Ленинакане были отмечены десятки случаев, когда военные, оставаясь сами в городе, отсылали жен и детей из Армении в Россию без объяснения причин. 4, 5 и 6 декабря 1988 г. в районе Спитака – Кировакана прогремели мощные взрывы, вызвавшие землетрясение силой 3-4 балов. Дрожала земля, дребезжали стекла; в горах появились убегающие змеи и всякая живность – крысы, кроты. Жители говорили: “Что же с нами делают эти проклятые военные? Если так пойдет и дальше, то они и дома наши разрушат!”. 7 декабря 1988 г. в 10 часов 30 минут турецкие рабочие, работающие на правом берегу реки Арпа близ Ленинакана, оставили свои работы и поспешно удалились вглубь своей территории. 7 декабря 1988 г. в 11 часов из полигона у Спитака вышел солдат и сказал крестьянам, работавшим в поле по собиранию капусты: “Уходите! Побыстрее! Сейчас начнутся испытания!”. 7 декабря 1988 г. в 11 часов 41 минуту в районе города Спитак и села Налбанд с интервалом в 10-15 секунд раздались два мощнейших взрыва: после первого взрыва земля заходила в горизонтальном направлении, из-под земли вырвался столб огня, дыма и гари на высоту свыше 100 метров. Одного крестьянина из села Налбанд подбросило вверх до верхотуры проводов электростолба. В верхней точке Спитака, у продуктового магазина автомашину марки “Жигули” бросило в сторону изгороди на 3-4 метра. Не успели пассажиры выбраться из машины, как прогремел второй страшнейший взрыв, сопровождаемый подземным гулом. Это высвободилась энергия недр! Город Спитак ушел под землю, осел на глазах у пассажиров автомашины. В Ленинакане разрушилось 75 процентов зданий. Высотные здания после первого удара повернулись вокруг своей оси и после второго удара, не возвратившись обратно, осели, ушли под землю до высоты 2-3 этажей. После испытаний геофизического оружия города Ленинакан и Спитак были оцеплены войсками. Под Налбандом, который был полностью разрушен, военные оцепили… пустырь, где земля опустилась на 3-4 метра. Запрещалось не только подходить, но и фотографировать этот участок. Дозиметрирование также запрещалось. Специальные военные бригады, прибывшие в Ленинакан, получили задание разгребать общежитие военных. Они отказывались вызволять из-под развалин гражданское население, ссылаясь на то, что: “Нет такого приказа”. Это были солдаты из Томской десантной дивизии, переброшенные летом 1988 г. самолетами в Ереван, где девушки преподносили им цветы, одаривали тортом и сигаретами. В отсутствие всякой спасательной техники, выжившее население Ленинакана и прорвавшиеся в город родственники руками разгребали развалины домов, откуда в лютый мороз раздавались стоны раненых и призывы о помощи. Когда 12 декабря 1988г. на развалинах Лининакана появился Горбачев с женой и со свитой, один из приехавших – седой ветеран Отечественной войны говорил, со слезами на глазах: “Такого не было даже в Сталинграде!”. В одно мгновение, в мирных условиях погиб полумиллионный город, где кроме горожан почти в каждом доме проживали беженцы из Азерб.ССР. Разъяренная толпа встретила Горбачева гневными возгласами: “Убирайся вон, убийца!”. “Ах, вас и землетрясение не успокоило!” – бросил Горбачев и приказал арестовать людей, которые, начиная с 7 декабря, день и ночь разгребали развалины домов, спасая людей и извлекая тела погибших. 10 декабря 1988 г. в Ленинакане оказались сейсмологи из Японии, Франции, США. Но их не допустили к исследованиям, запретили дозиметрировать. Японские и французские сейсмологи-геофизики отказались составить акт и признать происшедшее землетрясением естественного характера. 15 декабря 1988 г. во время приземления в Баку разбился военный самолет, следовавший из Ленинакана с военными специалистами-геофизиками на борту. Погибли 20 специалистов вместе с пилотами. Обстоятельства гибели самолета до сих пор остаются загадочными и невыявленными. 9 декабря 1988 г. по Ереванскому телевидению сейсмограмма “землетрясения” была продемонстрирована сотрудником Института Борисом Карповичем Карапетяном. Я воспроизвел ее по памяти, потому что уже 10 декабря 1988 г. сейсмограмма таинственным образом исчезла из закрытого сейфа директора Института и до сих пор не найдена. После 7 декабря 1988 г. армены называют Северную Армению “Зоной бедствия”. Мало найдется сегодня таких тугодумов, которые, оболваненные официальной горбачевской “пропагандой, согласятся признать происшедшее естественным землетрясением. До сих пор – по прошествии 20 лет! – видно, как выгорели зеленые склоны гор в результате атомного взрыва подземного (вакуумного) характера. Когда корреспонденты газет в Нью-Йорке спросили 8 декабря 1988 г. у Шеварднадзе, как он может прокомментировать “землетрясение” в Армении, последовал потрясающий по правдивости ответ: “Мы не ожидали, что последствия землетрясения будут такими катастрофическими”. Спрашивается, если “землетрясение” было естественным, то как кремлевское руководство могло его “ожидать”? А вот последствия геофизической войны против Армении – этого оно могло и спланировать и обмануться в ожидании катастрофических результатов, их прогнозируемости. Ошибиться в расчете геофизиков, сгоревших при посадке самолета в Баку. В феврале 1988 г. во время визита в Японию министра иностранных дел СССР Шеварднадзе на вопрос: “Имеет ли Советский Союз геофизические бомбы?”, Шеварднадзе ответил: “Да, мы располагаем ныне четырьмя типами геофизических бомб”. Именно эти четыре типа бомб и были взорваны 4, 5, 6, 7 декабря 1988 г. в Армении! 29 декабря 1991 г. такое же геофизическое (“тектоническое”) оружие было применено в Грузии. Президент Грузии Звиад Гамсахурдиа заявил в интервью корреспонденту Си-Би-Эс Жаннет Мэтьюз, что “не исключает возможности вызова землетрясения в Грузии Советской Армией”. В декабре 1996 г. Баграт Геворкян в московской газете “Юсисапайл” (“Северное сияние”) опубликовал статью под заголовком: “7 декабря 1988 г. против Армении было применено геофизическое оружие”, где под рубрикой “Расследование “Юсисапайла” в преамбуле сказано: “Геофизическое (тектоническое) оружие – новейший вид вооружений, вызывающий искусственные землетрясения. Принцип действия основывается на точной направленности акустических и гравитационных волн подземного ядерного взрыва”. …По прошествии двадцати лет перед моими глазами до сих пор стоит старик в развалинах города с окровавленным лицом и безумными глазами, прижимая тело мертвого внука, кричит во все горло: “О, Господи! Почему?! Нет, нет, нет! Господи, нет! Это не землетрясение!”. газета «Мецамор», 2008 г.декабрь, N% 14 http://vaysburd.livejournal.com/630832.html

Joker-Point: Cледствие ведет каторжанка. http://www.litmir.info/br/?b=136093&p=1 Преступные режимы

440Гц: Вас интересует как преступления Мао связаны с СССР и со Сталиным?.. Смотрите хронику. Впечатляет. Величайшие злодеи мира - Мао Цзэдун

Алексей Трашков: Думаю что сейчас совершаются большие преступления, которые лягут пятном в истории России.

герои:

Joker-Point: Одни псевдо герои истребляют других псевдо героев в борьбе за право считаться истинным супер псевдо героем.

НЕМО: Чем займутся бандиты новых 90-х? Социальные сети в начале 2015 года состоят из перечисления различных симптомов возвращения 90-х. Инфляция, безработица, эмиграция, проституция, учителя жалуются, что едят корки, люди ходят в магазины посмотреть на цены на сыр и орехи. Отдельная большая тема — возвращение преступности. Если нет работы и вообще нормальной жизни, то надо как-то вертеться. Поэтому в Екатеринбурге начали снова раздевать на улицах состоятельных гражданок в шубах и меховых шапках. Растут показатели грабежей и убийств. Каждое подобное событие встраивается сегодня в этот контекст всеобщего упадка. Подробнее: http://www.rosbalt.ru/blogs/2015/02/16/1368626.html

440Гц: 0 лет назад СССР провел операцию «Снежок»: погибли 43 000 советских солдат 28.03.2015 19:53 14 сентября прошлого года в России отмечалась 60-я годовщина трагических событий на Тоцком полигоне. То, что произошло 14 сентября 1954 года в Оренбургской области, долгие годы окружала плотная завеса секретности. В 9 часов 33 минуты над степью прогремел взрыв одной из самых мощных по тем временам ядерных бомб. Следом в наступление — мимо горящих в атомном пожаре лесов, снесенных с лица земли деревень — ринулись в атаку «восточные» войска. Самолеты, нанося удар по наземным целям, пересекали ножку ядерного гриба. В 10 км от эпицентра взрыва в радиоактивной пыли, среди расплавленного песка, держали оборону «западники». Снарядов и бомб в тот день было выпущено больше, чем при штурме Берлина. Со всех участников учений была взята подписка о неразглашении государственной и военной тайны сроком на 25 лет. Умирая от ранних инфарктов, инсультов и рака, они даже лечащим врачам не могли рассказать о своем облучении. Немногим участникам Тоцких учений удалось дожить до сегодняшнего дня. Спустя полвека они рассказали «Московскому комсомольцу» о событиях 54-го года в Оренбургской степи. Подготовка к операции «Снежок» «Весь конец лета на маленькую станцию Тоцкое со всего Союза шли воинские эшелоны. Никто из прибывающих — даже командование войсковых частей — понятия не имел, зачем они здесь оказались. Наш эшелон на каждой станции встречали женщины и дети. Вручая нам сметану и яйца, бабы причитали: «Родимые, небось в Китай воевать едете», — рассказывает председатель Комитета ветеранов подразделений особого риска Владимир Бенцианов. В начале 50-х всерьез готовились к третьей мировой войне. После проведенных в США испытаний, в СССР также решили опробовать ядерную бомбу на открытой местности. Место учений — в оренбургской степи — выбрали из-за сходства с западноевропейским ландшафтом. «Сначала общевойсковые учения с реальным ядерным взрывом планировалось провести на ракетном полигоне Капустин Яр, но весной 1954-го была проведена оценка Тоцкого полигона, он и был признан лучшим по условиям обеспечения безопасности», — вспоминал в свое время генерал-лейтенант Осин. Участники Тоцких учений рассказывают иное. Поле, где планировалось сбросить ядерную бомбу, было видно как на ладони. «Для учений из отделений у нас отобрали самых крепких ребят. Нам выдали личное табельное оружие — модернизированные автоматы Калашникова, скорострельные десятизарядные автоматические винтовки и радиостанции Р-9», — вспоминает Николай Пильщиков. Палаточный лагерь растянулся на 42 километра. На учения прибыли представители 212 частей — 45 тысяч военнослужащих: 39 тысяч солдат, сержантов и старшин, 6 тысяч офицеров, генералов и маршалов. Подготовка к учениям под кодовым названием «Снежок» длилась три месяца. К концу лета огромное боевое поле было буквально испещрено десятками тысяч километров окопов, траншей и противотанковых рвов. Построили сотни дотов, дзотов, блиндажей. Накануне учений офицерам показали секретный фильм о действии ядерного оружия. «Для этого был построен специальный кинопавильон, в который пропускали лишь по списку и удостоверению личности в присутствии командира полка и представителя КГБ. Тогда же мы услышали: «Вам выпала великая честь — впервые в мире действовать в реальных условия применения ядерной бомбы». Стало понятно, для чего окопы и блиндажи мы накрывали бревнами в несколько накатов, тщательно обмазывая выступающие деревянные части желтой глиной. «Они не должны были загореться от светового излучения», — вспоминал Иван Путивльский. «Жителям деревень Богдановка и Федоровка, которые находились в 5-6 км от эпицентра взрыва, было предложено временно эвакуироваться за 50 км от места проведения учения. Их организованно вывозили войска, брать с собой разрешалось все. Весь период учения эвакуированным жителям платили суточные», — рассказывает Николай Пильщиков. «Подготовка к учениям велась под артиллерийскую канонаду. Сотни самолетов бомбили заданные участки. За месяц до начала ежедневно самолет Ту-4 сбрасывал в эпицентр «болванку» — макет бомбы массой 250 кг», — вспоминал участник учений Путивльский. По воспоминаниям подполковника Даниленко, в старой дубовой роще, окруженной смешанным лесом, был нанесен белый известковый крест размером 100х100 м. В него-то и метили тренирующиеся летчики. Отклонение от цели не должно было превышать 500 метров. Кругом располагались войска. Тренировалось два экипажа: майора Кутырчева и капитана Лясникова. До самого последнего момента летчики не знали, кто пойдет основным, а кто будет дублером. Преимущество было у экипажа Кутырчева, который уже имел опыт летных испытаний атомной бомбы на Семипалатинском полигоне. Для предотвращения поражений ударной волной войскам, располагающимся на отдалении 5-7,5 км от эпицентра взрыва, было предписано находиться в укрытиях, а далее 7,5 км — в траншеях в положении сидя или лежа. «На одной из возвышенностей, в 15 км от запланированного эпицентра взрыва построили правительственную трибуну для наблюдения за учениями, — рассказывает Иван Путивльский. — Накануне ее выкрасили масляными красками в зеленый и белый цвета. На трибуне были установлены приборы наблюдения. Сбоку к ней от железнодорожной станции по глубоким пескам проложили асфальтированную дорогу. Никакие посторонние автомашины военная автоинспекция на эту дорогу не пускала». «За трое суток до начала учения на полевой аэродром в районе Тоцка стали прибывать высшие военачальники: маршалы Советского Союза Василевский, Рокоссовский, Конев, Малиновский, — вспоминает Пильщиков. — Прибыли даже министры обороны стран народной демократии, генералы Мариан Спыхальский, Людвиг Свобода, маршал Чжу-Дэ и Пэн-Дэ-Хуай. Все они размещались в заранее построенном в районе лагеря правительственном городке. За сутки до учений в Тоцке появился Хрущев, Булганин и создатель ядерного оружия Курчатов». Руководителем учений был назначен маршал Жуков. Вокруг эпицентра взрыва, обозначенного белым крестом, была расставлена боевая техника: танки, самолеты, бронетранспортеры, к которым в траншеях и на земле привязали «десант»: овец, собак, лошадей и телят. С 8000 метров бомбардировщик Ту-4 сбросил на полигон ядерную бомбу В день вылета на учения оба экипажа Ту-4 готовились в полном объеме: на каждом из самолетов были подвешены ядерные бомбы, летчики одновременно запустили двигатели, доложили о готовности выполнить задание. Команду на взлет получил экипаж Кутырчева, где бомбардиром был капитан Кокорин, вторым летчиком — Роменский, штурманом — Бабец. Ту-4 сопровождали два истребителя МиГ-17 и бомбардировщик Ил-28, которые должны были вести разведку погоды и киносъемку, а также осуществлять охрану носителя в полете. «14 сентября нас подняли по тревоге в четыре часа утра. Было ясное и тихое утро, — рассказывает Иван Путивльский. — На небосклоне — ни облачка. На машинах доставили к подножию правительственной трибуны. Мы уселись поплотнее в овраге и сфотографировались. Первый сигнал через громкоговорители правительственной трибуны прозвучал за 15 минут до ядерного взрыва: «Лед тронулся!» За 10 минут до взрыва мы услышали второй сигнал: «Лед идет!» Мы, как нас и инструктировали, выбежали из машин и бросились к заранее подготовленным укрытиям в овраге сбоку от трибуны. Улеглись на живот, головой — в сторону взрыва, как учили, с закрытыми глазами, подложив под голову ладони и открыв рот. Прозвучал последний, третий, сигнал: «Молния!» Вдали раздался адский грохот. Часы остановились на отметке 9 часов 33 минуты». Атомную бомбу самолет-носитель сбросил с высоты 8 тыс. метров со второго захода на цель. Мощность плутониевой бомбы под кодовым словом «Татьянка» составила 40 килотонн в тротиловом эквиваленте — в несколько раз больше той, что взорвали над Хиросимой. По воспоминаниям генерал-лейтенанта Осина, подобная бомба предварительно была испытана на Семипалатинском полигоне в 1951 году. Тоцкая «Татьянка» взорвалась на высоте 350 м от земли. Отклонение от намеченного эпицентра составило 280 м в северо-западном направлении. В последний момент ветер переменился: он отнес радиоактивное облако не в безлюдную степь, как ждали, а прямо на Оренбург и дальше, в сторону Красноярска. Через 5 минут после ядерного взрыва началась артиллерийская подготовка, затем был нанесен удар бомбардировочной авиацией. Заговорили орудия и минометы разных калибров, «катюши», самоходные артиллерийские установки, танки, закопанные в землю. Командир батальона рассказывал нам позднее, что плотность огня на километр площади была больше, чем при взятии Берлина, вспоминает Казанов. «Во время взрыва, несмотря на закрытые траншеи и блиндажи, где мы находились, туда проник яркий свет, через несколько секунд мы услышали звук в форме резкого грозового разряда, — рассказывает Николай Пильщиков. — Через 3 часа был получен сигнал атаки. Самолеты, нанося удар по наземным целям через 21-22 мин после ядерного взрыва, пересекали ножку ядерного гриба — ствол радиоактивного облака. Я со своим батальоном на бронетранспортере проследовал в 600 м от эпицентра взрыва на скорости 16-18 км/ч. Увидел сожженный от корня до верхушки лес, покореженные колонны техники, обгоревших животных». В самом эпицентре — в радиусе 300 м — не осталось ни одного столетнего дуба, все сгорело… Техника в километре от взрыва была вдавлена в землю…» «Долину, в полутора километрах от которой находился эпицентр взрыва, мы пересекали в противогазах, — вспоминает Казанов. — Краем глаза успели заметить, как горят поршневые самолеты, автомобили и штабные машины, везде валялись останки коров и овец. Земля напоминала шлак и некую чудовищно взбитую консистенцию. Местность после взрыва трудно было узнать: дымилась трава, бегали опаленные перепелки, кустарник и перелески исчезли. Меня окружали голые, дымящиеся холмы. Стояла сплошная черная стена из дыма и пыли, смрада и гари. Сохло и першило в горле, в ушах стоял звон и шум… Генерал-майор приказал мне измерить дозиметрическим прибором уровень радиации у догорающего рядом костра. Я подбежал, открыл заслонку на днище прибора, и… стрелка зашкалила. «В машину!» — скомандовал генерал, и мы отъехали с этого места, оказавшегося рядом с непосредственным эпицентром взрыва…» Два дня спустя — 17 сентября 1954 года — в газете «Правда» было напечатано сообщение ТАСС: «В соответствии с планом научно-исследовательских и экспериментальных работ в последние дни в Советском Союзе было проведено испытание одного из видов атомного оружия. Целью испытания было изучение действия атомного взрыва. При испытании получены ценные результаты, которые помогут советским ученым и инженерам успешно решить задачи по защите от атомного нападения». Войска выполнили свою задачу: ядерный щит страны был создан. Жители окрестных, на две трети сгоревших деревень по бревнышку перетащили выстроенные для них новые дома на старые — обжитые и уже зараженные — места, собрали на полях радиоактивное зерно, запеченную в земле картошку… И еще долго старожилы Богдановки, Федоровки и села Сорочинского помнили странное свечение дров. Поленницы, сложенные из обуглившихся в районе взрыва деревьев, светились в темноте зеленоватым огнем. Мыши, крысы, кролики, овцы, коровы, лошади и даже насекомые, побывавшие в «зоне», подвергались пристальному обследованию… «После учений мы прошли лишь дозиметрический контроль, — вспоминает Николай Пильщиков. — Гораздо большее внимание специалисты уделили выданному нам в день учений сухому пайку, завернутому почти в двухсантиметровый слой резины… Его тут же забрали на исследование. На следующий день всех солдат и офицеров перевели на обычный рацион питания. Деликатесы исчезли». Возвращались с Тоцкого полигона, по воспоминаниям Станислава Ивановича Казанова, они не в товарняке, в котором приехали, а в нормальном пассажирском вагоне. Причем состав их пропускали без малейшей задержки. Мимо пролетали станции: пустой перрон, на котором стоял одинокий начальник вокзала и отдавал честь. Причина была проста. В том же поезде, в спецвагоне, с учений возвращался Семен Михайлович Буденный. «В Москве на Казанском вокзале маршала ждала пышная встреча, — вспоминает Казанов. — Наши курсанты сержантской школы не получили ни знаков отличия, ни специальных удостоверений, ни наград… Благодарность, которую нам объявил министр обороны Булганин, мы также нигде потом не получили». Летчикам, которые сбросили ядерную бомбу, за успешное выполнение этого задания вручили по автомашине марки «Победа». На разборе учений командир экипажа Василий Кутырчев из рук Булганина получил орден Ленина и, досрочно, звание полковника. На результаты общевойсковых учений с применением ядерного оружия наложили гриф «совершенно секретно». Третье поколение людей, переживших испытания на Тоцком полигоне, живет с предрасположенностью к раку. Никаких проверок и обследований участников этого бесчеловечного эксперимента из соображения секретности не проводилось. Все скрывалось и умалчивалось. Потери среди гражданского населения до сих пор неизвестны. Архивы Тоцкой районной больницы с 1954 по 1980 гг. уничтожены. «В Сорочинском загсе мы сделала выборку по диагнозам умерших за последние 50 лет людей. С 1952 года от онкологии в близлежащих селах умерли 3209 человек. Сразу после взрыва — всего два случая смерти. И потом — два пика: один через 5-7 лет после взрыва, второй — с начала 90-х годов. Изучили мы и иммунологию у детей: брали внуков людей, переживших взрыв. Результаты нас ошеломили: в иммунограммах сорочинских детей практически отсутствуют натуральные киллеры, которые участвуют в противораковой защите. У детей фактически не работает система интерферон — защита организма от рака. Получается, что третье поколение людей, переживших атомный взрыв, живет с предрасположенностью к раку», — рассказывает профессор Оренбургской медицинской академии Михаил Скачков. Участникам Тоцких учений не выдали никаких документов, они появились только в 1990 году, когда их приравняли в правах к чернобыльцам. Из 45 тысяч военных, принимавших участие в Тоцких учениях, ныне в живых осталось чуть более 2 тысяч. Половина из них официально признаны инвалидами первой и второй группы, у 74,5% — выявлены болезни сердечно-сосудистой системы, включая гипертоническую болезнь и церебральный атеросклероз, еще у 20,5% — болезни органов пищеварения, у 4,5% — злокачественные новообразования и болезни крови. Десять лет назад в Тоцке — в эпицентре взрыва — был установлен памятный знак: стела с колоколами. 14 сентября они будут звонить в память о всех пострадавших от радиации на Тоцком, Семипалатинском, Новоземельском, Капустин-Ярском и Ладожском полигонах. http://politolog.net/russia/60-let-nazad-sssr-provel-operaciyu-snezhok-pogibli-43-000-sovetskix-soldat/

440Гц: Годовщина Катыни 75 лет назад, доблестные советские чекисты расстреляли 21.857 пленных польских военнослужащих. Конечно, в один день не управились, понадобилось полтора месяца. Называлось "Операция по разгрузке лагерей". Привозили эшелонами по пятьсот человек. Эшелоны шли со всей страны, где военнопленные содержались в лагерях. Солдаты и офицеры ехали в приподнятом настроении: они были уверены, что их везут, что распустить по домам. Перед расстрелом снимали золотые кольца, крестики, после чего связывали руки, подводили ко рву и стреляли в затылок. Так они и лежали там, рядами, десятилетия. Когда я учился в Польше, нас, студентов, раз в год собирали в советском посольстве и инструктировали, что отвечать полякам, если они поднимут тему Катыни. Отвечать надо было так: поляков расстреляли подлые фашисты, а свалили всё на миролюбивый Советский Союз. Главный аргумент бы таким: первое расследование ведь было проведено немцами, во время оккупации. Удивительно, что пять лет назад российский Минюст в своем ответе ЕСПЧ вновь повторило старый аргумент: так как первые списки расстрелянных были составлены немцами, их нельзя приобщать к делу и считать доказательством! Горбачев в 1990 году передал Ярузельскому часть секретных документов, которые касались расстрела; основную массу документов Валенсе отдал Ельцин в 1992 году. Последняя порция была передана Медведевым в период его президентства. Теперь у поляков есть практически полный комплект: начиная от решений Политбюро с живыми подписями Сталина, Молотова и прочих упырей и кончая отчетами рядовых палачей. Если бы Горбачев с Ельциным не сделал этого, Путин и Лавров сейчас с наглыми ухмылками говорили бы полякам: а вы докажите! Советские умники пытались включить эпизод Катынского расстрела в Нюрнбергский процесс, для чего даже проделали некоторую работу: представили показания десятков лжесвидетелей и поддельные экспертизы. Надо сказать, эта попытка у них провалилась, всё было слишком грубо подтасовано. Трибунал отверг эти "доказательства". Но советская пропаганда продолжала стоять на своем вплоть до перестройки. http://avmalgin.livejournal.com/5351193.html

mikhail.fr: Самое большое зло - это даже не нагло ухмыляющиеся кремлёвские "паханки", это - добровольные (по тупости) или недобровольные (по хитрожопости) их одобряющие рабы.

личное мнение: mikhail.fr пишет: Самое большое зло *********************** это - добровольные (по тупости) или недобровольные (по хитрожопости) их одобряющие рабы Не ново, Мишаня....не ново Из книги Н. Гараджы "Либералы о народе" «Всем на свете стало бы легче, если бы русская нация прекратилась. Самим русским стало бы легче, если бы завтра не надо было больше складывать собою национальное государство, а можно было бы превратиться в малый народ наподобие води, хантов или аварцев». (Валерий Панюшкин) «Я русский, но я всерьез думаю, что логика, которой руководствуется сейчас мой народ, сродни логике бешеной собаки. Бешеная собака смертельно больна, ей осталось жить три – максимум семь дней. Но она об этом не догадывается. Она бежит, сама не зная куда, характерной рваной побежкой, исходит ядовитой слюной и набрасывается на всякого встречного. При этом собака очень мучается, и мучения ее окончатся, когда ее пристрелят». (Валерий Панюшкин) «Русскому народу место в тюрьме, причем не где‑нибудь, а именно у тюремной параши…» (Валерия Новодворская) «Русская нация – раковая опухоль человечества!» (Валерия Новодворская) «Народ не адекватен своим интересам. Народ, который взахлеб любил Сталина (Путина-авт. ), не может быть признан адекватным». (Альфред Кох) «Для того чтобы купить, нужно иметь деньги. Русские ничего заработать не могут, поэтому они купить ничего не могут». (Альфред Кох) «Многострадальный народ страдает по собственной вине. Их никто не оккупировал, их никто не покорял, их никто не загонял в тюрьмы. Они сами на себя стучали, сами сажали в тюрьму и сами себя расстреливали. Поэтому этот народ по заслугам пожинает то, что он плодил.» (Альфред Кох) «Русский характер принято измерять в километрах. Мол, вся широта русской души, вся ее непредсказуемость и амбивалентность, вся эта степная волчья тоска etc. – от обширности наших территорий. Поступило альтернативное предложение: измерять русский характер в градусах Цельсия и миллиметрах ртутного столба. Потому что весь политический климат в стране, равно как состояние экономики, а также качество футбола, – от скверности нашей погоды. Живя в России, трудно не стать климатическим русофобом." (Семен Новопрудский) Эта страна пережила себя. Ее существование не нужно больше никому – ни оккупированным ею народам, ни ее собственному народу – и, более того, представляет собой смертельную угрозу для человечества. (Борис Стомахин) «…Это совершенно извращенное азиатское представление о роли и месте государства в жизни страны унаследовано нами не только от советского режима – оно насильственно прививалось национальному сознанию в течение всех десяти веков российской истории. …Пока наше национальное сознание, наша внутренняя и внешняя политика не избавились от комплекса державности, ни о каком соблюдении прав человека в нашей стране нечего и мечтать. А в глазах просвещенного человечества мы так и останемся нелепым соломенным пугалом, годным лишь на то, чтобы на собственном опыте учить других, как не надо жить.» (Сергей Ковалев) «Русские кажутся порой со стороны безумным народом, порождающим „по образу и подобию своему" на каждых выборах каждые четыре года такое же безумное – и такое же преступное! – государство. (Борис Стомахин) «Заработали ли мы упреки в том, что пируем, когда масса чумует? Разве наш пир в конечном итоге не выгоден тому же народу? У народа нужда в богачах. Мы были бы никудышными бизнесменами, если бы не просчитывали конечный результат каждого своего шага». (Михаил Ходорковский, Леонид Невзлин) «Русский народ – младенец с не заросшим родничком. Пока он не зарастет, нам можно будет вложить в голову все что угодно». (Виктор Шендерович) «В этой стране пасутся козы с выщипанными боками, вдоль заборов робко пробираются шелудивые жители. <…> В этой стране было двенадцать миллионов заключенных, у каждого был свой доносчик, следовательно, в ней проживало двенадцать миллионов предателей. Это та самая страна, которую в рабском виде Царь Небесный исходил, благословляя. <…> Я привык стыдиться этой родины, где каждый день – унижение, каждая встреча – как пощечина, где все – пейзаж и люди – оскорбляет взор». «Как приятно приезжать в Америку и видеть разливанное море улыбок! Самочувствие, внешность во многом зависят от уровня жизни. Дорога к улыбке одна – через реализацию права на богатство». (Борис Хазанов) «Наше отношение к властям? Еще несколько месяцев назад мы считали за благо власть, которая не мешала бы нам, предпринимателям. В этом отношении идеальным правителем был Михаил Горбачев. На том этапе нашего развития этого было достаточно. Теперь, когда предпринимательский класс набрал силу и процесс этот остановить уже невозможно, меняется и наше отношение к власти. Нейтралитета по отношению к нам уже недостаточно. Необходима реализация принципа: кто платит, тот и заказывает музыку.» (Михаил Ходорковский, Леонид Невзлин) «Очень интересное наблюдение я сделал, когда анализировал, каким способом наши люди воюют. Еще в детстве меня всегда удивлял поход Суворова через Альпы. Я не мог понять, что он там делал, какую цель он преследовал в этом походе. Когда я стал постарше, я задался вопросом, как вела себя Россия в Семилетней войне, что она делала в этих бесконечных австрийских деревнях. Я обнаружил еще одну интересную вещь. В 1941‑м, а еще до этого во франко‑прусскую войну, Франция воевала 40 дней. Она осталась цела и невредима, французские певички в ресторанах пели для немецких офицеров, а Франция будто бы сражалась – где‑то в Марокко, в Океании, но никак не на территории собственной страны. И французы пахали землю, выращивали урожай, отдавали хлеб немецкой армии, промышленность работала на вермахт. К 1945‑му они тоже оказались победителями». (Альфред Кох) «Какой тут на фиг Дон Кихот с его „придурью", или Шерлок Холмс с его железной логикой. Или реформатор Александр II. Или Сахаров. Или даже Кеннеди. Идеальный президент по‑русски – это сочетание – внимание!: начальника отдела по – борьбе с бандитизмом плюс чекиста плюс Сталинского маршала плюс ударенного Чечней парня плюс бандита. Если кто‑то попытается доказать мне, что наш народ в массе своей психически здоров, то я готова выслушать аргументы». (Наталья Геворкян) «Я продолжаю считать, что известное выражение советского классика „страна непуганых идиотов" – лучшее определение, данное СССР, не утратившее своей актуальности после утраты советской империи. Это же не про границы. Это про людей. „Тяжело и нудно в стране непуганых идиотов", – написал Ильф. И кажется, навсегда». (Наталья Геворкян) Список источников: 1. Есть ли он? Г. Бовт. Платочки белые велено снять. Известия № 152, 2002 г. 2. Нужен ли он? В. Панюшкин. Журнал GQ № 2, 2005 г. 3. Его нет. В. Шендерович. Еженедельная газета «Консерватор», 2003 г. 4. Его место. В. Новодворская. Из выступления на митинге. 5. Его всемирно-историческое… В. Новодворская. Из выступления на митинге. 6. Его национальная идея. Ю. Латынина. «Эхо Москвы», «Код доступа», http://yulialatynina.by.ru/publ/echomsk2004-09-18.htm. 7. Его характер. С. Новопрудский. Заметки о климатической русофобии. Газета. ru, http://www.gazeta.ru/comments/2004/06/a_115729.shtml. 8. Его образ жизни. Г. Бовт. Почему не любят русских. Газета. ru, http://www.gazeta.ru/column/bovt/286533.shtml. 9. Его государство. Г. Явлинский. Санкт-Петербургские ведомости, 2005 г. 10. Его хотел освободить Гитлер. А. Минкин. Московский комсомолец, 22.05.2005 г. 11. Его психическое здоровье. А. Кох. Они думают, что «сперли» государство. Еженедельник «Дело», 2005 г. 12. Его диагноз. Ю. Карякин. Из выступления в прямом эфире российского телевидения после выборов в Государственную думу в 1993 г. 13. Его финансы. Интервью Альфреда Коха Александру Минкину, печатается по: Явлинский. ру, http://www.yavlinsky.ru/news/index.phtml?id=1393. 14. Его дело – морошку собирать. НТВ, Свобода слова, 28.11.2005 г. 15. Он смертельно опасен. Б. Стомахин. Безумие России, печатается по: http://rko.front.ru/articl/bezumie.htm. 16. Он идолопоклонник. С. Ковалев. За державу – не обидно! Печатается по: http://hro.org/editions/karta/nr21/9.htm. 17. Он оккупант. Б. Стомахин. Безумие России. Печатается по http://rko.front.ru/articl/bezumie.htm. 18. Он ждет, когда его пристрелят. В. Панюшкин. Журнал GQ № 2, 2005 г. 19. Он всего боится. Ю. Амосов. Россия – страна несчастных. Глобалрус. ру. http://www.globalrus.ru/opinions/139197/. 20. Он не в Италии живет. В. Шендерович. Жаловаться на народ все равно что сетовать на климат. Новые Известия, 26.11.2004 21. Он не любит олигархов. Н. Геворкян. У меня для вас другой страны нет. Газета. ru, http://www.gazeta.ru/column/gevorkyan/158365.shtml. 22. Он нуждается в богачах. М. Ходорковский, Л. Невзлин. Человек с рублем, 1992 г. 23. Он думает, что булки на деревьях растут. Интервью Альфреда Коха Александру Минкину, печатается по: Явлинский. ру, http://www.yavlinsky.ru/news/index.phtml?id=1393. 24. Младенец он. В. Шендерович. Самарское обозрение от 14.03.2005 г. 25. Какой он, русский человек? Ю. Карякин. Октябрь, № 11, 1997 г. 26. Он все же оправдался. С. Новопрудский. Ночь Победы. Газета. ru, http://www.gazeta.ru/comments/2004/05/a_107157.shtml. 27. Русский писатель о нем. Б. Хазанов (Г. Файбисович). Библиотека журнала «Огонек». М., Правда, 1990 г. 28. С кем он собачится. Г. Бовт. Почему не любят русских. Газета. ru, http://www.gazeta.ru/column/bovt/286533.shtml. 29. Не скифы мы, не азиаты. А. Кох. К полемике о «европейскости» России, публичная лекция А. Коха на Полит. ру, http://www.polit.ru/lectures/2005/07/11/koh.html. 30. Народ за бугром. Ю. Латынина. Эхо Москвы, 10.09.2005, http://e.echo.ratry.ru/programs/code/38656/. 31. Приятно приезжать в Америку. М. Ходорковский, Л. Невзлин, Человек с рублем, 1992 г. 32. В шутку он фашист. А. Бабицкий. О войне, печатается по: http://www.hro.org/war/bab/bab_4.php. 33. Кто виноват? Интервью Альфреда Коха Александру Минкину, печатается по: Явлинский. ру, http://www.yavlinsky.ru/news/index.phtml?id=1393 34. Кто платит… М. Ходорковский, Л. Невзлин. Человек с рублем, 1992 г. 35. Преимущество отставания. Е. Гайдар. Бизнес – журнал, 31 января 2005 г. 36. Хлеба и зрелищ! Интервью Альфреда Коха Александру Минкину, печатается по: Явлинский. ру, http://www.yavlinsky.ru/news/index.phtml?id=1393 37. Стадо баранов. Н. Геворкян. Извините за благодарность. Газета. ru, http://www.gazeta.ru/column/gevorkyan/158369.shtm. 38. Как он воюет. А. Кох. К полемике о «европейскости» России. Из публичной лекции А. Коха на Полит. ру, http://www.polit.ru/lectures/2005/07/11/koh.html. 39. Кто такой патриот? В. Шендерович. Печатается по: http://web.compromat.ru/main/lukashenko/hist10.html. 40. Кто им правит. Н. Геворкян. Бандита – в президенты. Газета. ru, http://www.gazeta.ru/column/gevorkyan/449186.shtml. 41. Не в службу, а в дружбу. С. Новопрудский. Ушастая гордость, или Путь Чебурашки. Газета. ru, http://www.gazeta.ru/comments/2004/07/a_138195.shtml. 42. Страна идиотов. Н. Геворкян. Триумф идиота. Газета. ru, http://www.gazeta.ru/column/gevorkyan/159376.shtm. 43. Исповедь либерала. И. Хакамада. Из выступления на съезде «Нашего выбора», печатается по: http://www.rosbalt.ru/2004/11/30/184294.html. 44. О нем, отбывая наказание. Из заявления М. Ходорковского после оглашения судебного приговора. 45. Либерал о себе. Ю. Амосов. Дважды рожденные. Глобалрус. ру, http://www.globalrus.ru/opinions/140084/. http://scorpig.livejournal.com/122886.html А, посему, Мишаня, такие болезни, как либерастическая ненависть к собственному народу точно не лечатся увещеванием. До сих пор скорбных разумом лечили галоперидолом, а неизлечимых просто изолировали от общества. зы лично я никогда не думал, что ты настолько болен на голову, ведь ты мне казался веьма приличным человеком, а встал в один ряд с *************(самоцензура )

шарко: всё верно, за исключением этого личное мнение пишет: как либерастическая ненависть к собственному народу точно не лечатся увещеванием. либералы - никого не насилуют, акцент вернее на новых нациках

440Гц: Новочеркасский расстрел шестьдесят второго года... Полвека назад в столице донского казачества произошли события, ныне известные как "Новочеркасский расстрел". Это стало фактическим окончанием "хрущевской оттепели" и началом длительной эпохи застоя как в экономике, так и в государственном мышлении страны. Оттепель на айсберге Объявленная в 1959 году семилетка успешно проваливалась под давлением гигантских расходов на оборонку и космос. С 1961 года падение темпов экономики и ползучий рост цен на товары народного потребления стали уже заметным явлением. Государство тратило на фантастические планы фантастические средства, отдачи от которых в обозримом будущем не предвиделось. Строительство Братской ГЭС обошлось в 15 млрд рублей, но потребителей ее энергии пока еще не существовало. В освоение целины было вколочено 44 млрд рублей, но при этом не удалось не только выполнить продовольственные задачи, но и накормить и обустроить самих целинников. Зато эрозия почвы при непродуманном землепользовании на целине привела к уничтожению плодородного слоя целинных земель и их опустыниванию, что потом потребовало дополнительных источников воды. Проект переброски стока вод северных рек (Оби и Иртыша) по каналам в Среднюю Азию оценивался в 32,8 млрд рублей, но при колоссальных затратах экономический эффект от этого был неясен, зато экологическая катастрофа предполагалась неминуемой. Волюнтаристское насаживание "царицы полей" обернулось снижением посевов пшеницы, истощением почвы и последующими закупками зерна за границей. Финансовая реформа 1961 года привела не столько к снижению денежной массы, сколько к ажиотажному росту цен на спички, иголки, конверты и прочее. Глупое наступление на личные подсобные хозяйства привели лишь к тому, что хозяева стали спиливать фруктовые деревья, резать скот и бросать огороды, что вызвало резкое обострению продовольственной проблемы в стране. И как следствие этого - рост цен на продукты питания. С другой стороны, развенчание "культа личности" Сталина и робкие демократические веяния в культуре сделали население более "думающим" и критически настроенным. Способным уже не подавлять недовольство внутри себя и не выпускать пар в "разговорах на кухне", а высказывать его если и не громогласно, то хотя бы вслух. В то же время методы руководства страной мало изменились со времен вождя и учителя. По-прежнему "стучать башмаком по трибуне" оставалось более доходчивым, чем объяснять населению свою правоту в дискуссиях и обсуждениях. А в "общении с народом" преобладал властный окрик и партийный кулак. Перемен требуют наши сердца Неудивительно, что "в верхах" к тому времени не поняли, что ситуация изменилась, и народ стал уже совсем другой. 8 лет без "Хозяина" хватило для рождения нового поколения людей и изменения в психологии обычного советского человека. У него вдруг обнаружился язык не только для того, чтобы им славословить, голова - не только для того, чтобы носить на ней пролетарскую кепку, а руки - не только для того, чтобы отбивать овации любимым вождям. Гегемон, для которого собственно и была задумана "диктатура пролетариата" захотел жить в нормальных условиях и хотя бы изредка наедаться досыта. При этом он был не прочь и заиметь "голос", чтобы быть услышанным и понятым горячо любимой партией и правительством. Раз государство у нас рабоче-крестьянское, то извольте выдать рабочему и крестьянину то, что ему положено по самой демократической в мире сталинской Конституции. Поэтому свой голос пролетариат теперь попытался было донести до вождей в единственной, знакомой ему по фильмам и революционным книгам форме. Массовые беспорядки периодически возникали в различных уголках огромной страны - в Прибалтике, Грузии, Казахстане, даже в Чечено-Ингушетии, где были отмечены массовые волнения русского населения, чьи права ущемлялись возвращавшимся в республику вайнахами. Кое где они принимали политический подтекст, но, как правило, выражали недовольство экономическими реформами правительства и его главного лица. При этом "центр недовольства" все больше и больше смещался на Юг (Северный Кавказ, Закавказье, аграрные края и области. В январе 1961 года вспыхнули стихийные волнения в Краснодаре. На колхозном рынке военным патрулем был задержан солдат, пытавшийся продать украденные на складе сапоги и шапку, чтобы элементарно поесть. Мгновенно вокруг инцидента возникла толпа, сочувствующая "голодному солдатику" и обвиняющая в его проблеме "кукурузного Хруща". Попытка вывести задержанного закончилась потасовкой с последующей осадой военной комендатурой, стрельбой, жертвами, демонстрацией по центральной улице Красной с окровавленной одеждой к зданию крайкома КПСС и его погромом. Тогда все закончилось минимальным жертвами (один погибший, 39 раненых), арестами зачинщиков и несколькими "расстрельными" приговорами. Однако через полтора года подобные же события вылились в целое восстание. Пирожки с ливером Флагман отечественного локомотивостроения Новочеркасский электровозостроительный завод был предприятием особым. Не только крупнейшим в столице донского казачества, но и самым передовым по технологиям и квалифицированным специалистам. Равно как и по сплоченности трудового коллектива, заработная плата которого зависела от совокупной работы всех участков огромного завода. При этом значительная часть рабочих (в лучшие годы на НЭВЗе трудились до 15 тысяч рабочих) были неместными и ютились семьями либо в бараках, либо снимали квартиры за 30-50 рублей в месяц, что было очень дорого по тем временам. Каждый правительственный эксперимент с повышением цен на продукты питания бил уже не столько по желудку рабочих, сколько по их доверию к любимым руководителям, обещавшим к 1980 году "нынешнему поколению советских людей" жить при "коммунизьме". Поэтому заявленное в конце мая 1962 года очередное повышение розничных цен на мясо и мясные продукты в среднем на 30% и на масло - на 25% вызвало резкое неприятие среди рабочих. Возможно, и обошлось бы просто матами в адрес правительства. Но параллельно на самом заводе подняли нормы выработки, при этом срезав на треть расценки даже для работающих в "горячих цехах". А это уже был совсем перебор. В 10.00 формовщики сталелитейного ("горячего") цеха после бурного утреннего обсуждения такого "подарка от партии" к началу лета бросили свой скорбный труд и направились за правдой к зданию заводоуправления. Пусть объяснят, чем вызван такой перекос в системе оплаты труда самому передовому отряду пролетариата. К ним присоединились работяги из других цехов. И опять же могло обойтись скандалом, перебранкой с руководством, добрым матюгом и уходом по рабочим местам. Но вмешалась обычная человеческая глупость, замешанная на эмоциях. По свидетельству бригадира цеха Николая Артемова, вышедший пообщаться с трудящимися директор завода Борис Курочкин, будучи не в настроении, быстро утомился от перепалки и на простой вопрос "Как теперь при таких расценках сводить концы с концами? Дети давно не видели ни молока, ни мяса" в сердцах ткнул в сторону тетки с корзиной пирожков: "Ничего, на пирожках с ливером перебьетесь". Когда-то французская королева Мария-Антуанетта на недоуменный вопрос "Чего им надо, этим бунтующим парижанам?" получила ответ - "У них нет хлеба". На что чисто наивно по-монаршьи бросила: "Ну, тогда пусть едят пирожные". Директор Курочкин, не понимая этого, повторил "подвиг" королевы. Та своей глупостью весьма поспособствовала революции, этот вызвал такой взрыв негодования среди трудяг, что работу бросил весь завод. Наиболее отчаянные бросились в компрессорную, дали пинка сторожу, включили заводской гудок. Обеспокоенные толпы через проходную начали стекаться в сквер перед заводоуправлением. Токарь Черных вынес плакат "Мяса, молока, повышения зарплаты!". Напряжение росло, кровь играла, русский бунт загулял по жилам. Группа рабочих соорудила баррикаду на близлежащих железнодорожных путях, остановили пассажирский поезд "Саратов-Ростов". Кто-то размашисто написал мелом на тендере паровоза: "Хрущева на мясо!". Толпа оттеснила машиниста, и из его будки начала подавать паровозные гудки, скликая народ. Среди тысяч собравшихся работяг и любопытных то и дело вспыхивали скандалы и потасовки. По свидетельству очевидцев, масла в огонь подливали вопли "бей всех, кто в чистом", "бей очкариков". Главный инженер завода Сергей Елкин (заслуженный участник войны, артиллерист) попытался было забраться в будку машиниста и прекратить гудки, но его стащили оттуда и накостыляли. Казалось бы, ситуацию должно разрядить появление перед митингующими первых лиц партии, которым по идее и надо было бы успокоить и обнадежить народ. Но ведь в те времена давно уже привыкли с народом не общаться, а им понукать и пришпоривать. "Время маузера" сначала сменилось на "время гильотины", а затем на "время разоблачения". Времени же "общения" в СССР тогда так и не настало. Городские партактивисты жались в заводоуправлении, не рискуя выйти к пролетариату без дозволения большого начальства. Оно же появилось лишь в 16.00. Глава обкома партии 50-летний зоотехник Александр Басов больше был привычен общаться с крупным рогатым скотом. Вместо успокоения разбушевавшегося гегемона, он начал жаловаться на свое трудное детство и в который раз по мегафону с балкона директорского этажа зачитывать Постановление ЦК КПСС о повышении цен. "Стал на свою трудную жизнь жаловаться, - вспоминает Сергей Елкин, - а сам-то дядя солидный, холеный". В ответ понеслись свист и улюлюканье. А когда к блеянию предыдущего оратора попытался что-то добавить любитель пирожков Курочкин, в ответ уже полетели камни, пустые бутылки и палки. Толпа разошлась не на шутку. Рабочие хлынули в здание заводоуправления и, желая набить морду первому попавшемуся функционеру, начали крушить всё подряд (ну и мародерствовать, как же без этого). Высокое начальство забаррикадировалось от своего народа в кабинете на четвертом этаже. Басов истерически взывал по телефону к командованию СКВО с просьбой прислать солдат его выручать. Тем временем о ситуации было доложено Хрущеву, чей изорванный портрет топтали тысячи ног на площади перед заводоуправлением. Он срочно прислал в Ростов половину Президиума ЦК КПСС - Анастаса Микояна (свою правую руку), Фрола Козлова (Хрущев называл его своим "преемником" на посту первого секретаря ЦК КПСС), Александра Шелепина ("Железный Шурик" - будущий глава КГБ), Андрея Кириленко, Леонида Ильичёва (секретари ЦК), Дмитрия Полянского (предсовмина РСФСР) и других официальных лиц. Будучи первым заместителем председателя Совета Министров СССР Микоян все же утверждал, что на правах "преемника" этой "делегацией" руководил Козлов, а посему на нем и лежала вся ответственность за последствия. Обосновались в горкоме партии, располагавшемся в старом атаманском дворце. На вопли о помощи Басова к НЭВЗу прибыл отряд милиции (200 человек без оружия), который тут же затерялся в разгоряченной толпе, попросту не заметившей служителей порядка. Их слабые попытки оттеснить от здания митингующих закончились тем, что о стражей закона разбили несколько лавок, и они уехали. Прибывшие пять грузовиков с солдатами 89-й дивизии внутренних войск (без оружия) и три БТР постигла та же участь - под хохот толпы и стук дубинами по броне они убыли восвояси. Машину с радиостанцией перевернули. Для освобождения Басова пришлось проводить целую спецоперацию. Взвод десантников под командованием майора Геннадия Журавеля переодели в замасленные спецовки, доставили к месту событий. Ближе к ночи героя дня вытащили через окно на улицу и тайком перевезли в горком партии. Собравшиеся чувствовали себя победителями, но спустившаяся ночь прервала акцию. Договорились наутро идти со знаменами к зданию горкома партии и требовать справедливости там. Идея была простая - довести свои нужды до сведения руководства государства. Достучаться до "Хруща". "Черт его знает, что он может выкинуть" В Кремле Хрущев, которого информировали о событиях в Новочеркасске в максимально черных тонах (демонический Фрол Козлов постепенно подкапывался под "шефа") рвал и метал. Требовал "восстановить социалистическую законность". Как это сделать, никто не мог понять из матов главы партии. В свое время выдвиженец Хрущева в министры иностранных дел Дмитрий Шепилов ("и примкнувший к ним") говорил о своем боссе: "Черт его знает, что он может выкинуть". Хода мыслей главного коммуниста планеты не знал никто, поэтому на всякий случай решили принимать меры покруче. Ночью милицией были задержаны несколько десятков зачинщиков беспорядков (переодетые агенты КГБ в толпе фиксировали "крикунов"). Было приказано двинуть 18-ю танковую дивизию. Ночью под усиленную охрану были взяты почта, телеграф, радиоузел, горисполком и горком партии, отдел милиции, КГБ и Государственный банк, из которого были вывезены все деньги и ценности. Несколько танков были введены на территорию НЭВЗа. Министр обороны маршал Родион Малиновский дал конкретные распоряжения командующему СКВО генералу армии Иссе Плиеву: "Соединения поднять. Танки не выводить. Навести порядок. Доложить!". Плиев знал, что в армии нельзя спешить выполнять приказ, ибо за ним может последовать другой, его отменяющий. Поэтому перевалил ответственность на своего первого заместителя генерал-лейтенанта Матвея Шапошникова, который находился в Новочеркасске. Тот же был куда умней своих начальников. "С самого начала я был против того, чтобы войска нашего округа, да еще с оружием и боеприпасами, противопоставлять рабочим завода и толпе горожан, - вспоминал потом Шапошников, - я принял решение и приказал своим частям: автоматы и карабины разрядить, боеприпасы сдать под ответственность командиров рот, боеприпасы без моей команды не выдавать". Тем временем с утра толпа вновь стала собираться у НЭВЗа. Прибывшие танки (без боекомплекта) вызывали раздражение, и рабочие, насмотревшись фильмов про войну, начали запрыгивать на броню и своей одеждой закрывать смотровые щели. Один такой "ослепленный" танк сбил две опоры линии электропередач, провода законтачили, и на всю округа раздались звуки, похожие на взрывы. Это еще больше подстегнуло жителей, посчитавших "взрывы" сигналом к выступлению. Теперь к ним примкнули рабочие электродного завода, "Нефтемаша", ЖБИ и других предприятий города. Они вновь перекрыли железную дорогу, остановив другой поезд "Москва-Баку", с которого опять донесся призывный гудок. Толпа с пением революционных песен, красными знаменами и портретами Ленина двинулась к зданию горкома. Атрибутика очень напоминала демонстрацию 9 января 1905 года в то самое "Кровавое воскресенье". Дорога шла по мосту через реку Тузлов, где военными было установлено заграждение. Огромная толпа просто обошла затор вброд (река по колено глубиной) и перелезла через броню. Никто не препятствовал. Один из офицеров попытался было помешать, но тут же получил удар пролетарского кулака в челюсть и был сброшен с моста в речку. Безучастные курсанты стыдливо отвернулись. Плиев орал по рации Шапошникову: - Задержать, не пропускать! - Голова колонны уже прошла мост через реку Тузлов; да и сил у меня не хватит, чтобы задержать столь многомощную колонну. - Высылаю в ваше распоряжение танки, - Плиев уже терял голову. - Я не вижу пред собой такого противника, которого следовало бы атаковать танками, - участник Курской битвы, Герой Советского Союза, командир 2-й гвардейской танковой армии Матвей Шапошников прекрасно знал, что такое человек и броня. Начальства он не боялся, совести не терял. Узнавший о том, что толпа прошла заслон и направляется к горкому, Козлов бросился звонить Хрущеву. О чем был их разговор, сегодня уже невозможно установить. В любом случае при виде подходящих к зданию толп партийные бонзы бодро выпорхнули через черных ход и сбежали от народа в 1-й военный городок Новочеркасска. Солдатам внутренних войск было срочно приказано выдать боекомплект. "Патронов не жалеть!" Собравшаяся в сквере перед "атаманским" горкомом толпа требовала, чтобы к ней вышли чиновники и выслушали народ. Оставшиеся "дежурными" председатель горисполкома Замула и городской прокурор Проценко в очередной раз попытались утихомирить людей, но рабочие знали, что в город приехали "звезды первой величины" и требовали к себе их. "Звезды" же давно отдали соответствующие распоряжения и с трепетом ждали развязки. Разгоряченная толпа ринулась на штурм горкома и устроила в нем то же самое, что и в заводоуправлении. С той лишь разницей, что после погрома на балкон вывесили портрет Ленина и красные флаги, продолжив митинг. Тем временем на площадь прибыло подразделение начальника Новочеркасского гарнизона генерал-майора Иван Олешко (сам танкист-фронтовик) с 50 бойцами внутренних войск (уже с боекомплектом). Подошли курсанты артшколы, танкисты 406-го и 140-го полков. К городу уже подтягивались подразделения внутренних войск из Каменска, Грозного, Ростова. Потом говорили, что на площади были главным образом солдаты неславянской национальности. Маловероятно, ибо в той суматохе и неразберихе кто бы там успел "сортировать" солдат-срочников на "наших" и "ненаших". Скорее всего были те из ВВ, кто просто попался под руку командованию. Митингующим сообщили, что в здании горотдела милиции находятся их задержанные товарищи, и часть толпы устремилась их освобождать. Они не знали, что зачинщиков митингов еще утром отправили в Батайскую тюрьму (что, собственно, спасло их от расстрельного приговора). Здание охраняли 86 солдат внутренних войск под командованием подполковника Николая Малюгина, которому была команда "действовать по обстановке" (никто не хотел на себя брать ответственность за открытие огня, поэтому по традиции пользовались столь обтекаемыми формулировками). Ворвавшиеся в милицию люди, явно не из робкого десятка, бросились взламывать решетки. Произошла свалка, в ходе которой у одного солдата вырвали автомат (тот успел отстегнуть у него снаряженный магазин с патронами). Другой рядовой этого не заметил и открыл стрельбу на поражение. Так в городе пролилась первая кровь (позже выяснилось, что у горотдела было пятеро убитых). Услышав пальбу у горисполкома (расположены неподалеку) солдатам была дана команда открыть предупредительный огонь. Пальнули поверх толпы. Дело в том, что сквер у горкома густо высажен деревьями. А для новочеркассцев подобное зрелище было в диковинку, поэтому деревья были так же густо усеяны пацанвой. Среди них мешком висел на клене и 12-летний Александр Лебедь, будущий генерал и секретарь Совета безопасности России. Некоторые из сидевших на деревьях и попали под шальные пули. Послышались крики из толпы: "Не бойтесь, стреляют холостыми!". Но у солдат уже был иной приказ. Повторный залп был на поражение. Стреляли кучно, в толпе промахов не бывает. Свидетели утверждали, что в людей стреляли снайперы, расположившиеся на крышах соседних домов, ибо большая часть погибших была именно со стороны прилегавшего к горкому зданию. Теперь уж это невозможно определить. Председатель КГБ Владимир Семичастный докладывал: "В Новочеркасске убиты и умерли от ран в больницах 22 человека. 87 человек посетили больницы города в связи с ранениями и травмами, полученными ими во время беспорядков. Подавляющее большинство этих лиц - молодёжь в возрасте 18 - 25 лет". Толпа в ужасе хлынула из сквера, давя друг друга. Сломали старинную чугунную изгородь и бросились врассыпную по улицам города. Вслед неслись залпы, как в старых фильмах про "Кровавое воскресенье". Патронов не жалели. Шальные пули убивали даже тех, кто на площадь не выходил (парикмахершу Антонину Грибову на рабочем месте в салоне, ветеран войны Александр Дьяконов убит на выходе из магазина). "Хулиганы и бандиты" Официальное число погибших определено в 22 человека. Но из-за того, что Козлов распорядился тел родным не выдавать и хоронить тайно, молва несла слухи о "самосвалах с погибшими, захороненными в близлежащих лесополосах". Ночью в городе патрульными были застрелены еще двое при невыясненных обстоятельствах. Заметим, что расстрел не охладил новочеркассцев, а лишь обозлил. И 3 июня нестройные толпы собирались на центральной площади, выкрикивая проклятия в адрес властей, бросаясь камнями в солдат и ужасаясь так и не смытым лужам крови. Кричали женщины, у которых погибли родственники. У здания милиции толпа по-прежнему требовала освободить арестованных (240 человек). По радио передавали записанное на пленку обращение Микояна о введении в городе комендантского часа. "Некоторые рабочие говорили: "Мы терпели бедствия, но хотя бы нас подготовили заранее, месяца за 3 до повышения цен", - вещал он. - На этот счет могу сказать, что если заготовительные и продажные цены поднять и объявить об этом заранее, то будет спекуляция и беспорядки в магазинах. Все захотят до этого дня раскупить всё в магазинах. И в колхозах при сдаче мяса ждали бы повышения цен. Вот почему это вынужденная мера. Временная мера". Неистовый Козлов был более категоричен: "Большинство рабочих Новочеркасска, служащие, студенты и преподаватели также правильно поняли политику нашей партии, и только некоторая часть рабочих завода Будённого не разобралась в сущности проводимых мероприятий и поддалась на удочку нечестных элементов… Отдельные люди, потерявшие контроль над своими поступками и действиями, создали обстановку произвола и беззакония, когда власти вынуждены были ввести в город воинские части, ввести комендантский час. Как можно в наших условиях подлинно народной социалистической демократии, когда так велика роль всех общественных организаций рабочего класса, путем выкриков, анархических действий говорить о важных "политических вопросах"?". По его утверждению, беспорядки в Новочеркасске затеяли "хулиганствующие элементы", а стрельба у горкома началась из-за просьбы 9 представителей митингующих о наведении порядка в городе. Кровь с площади долго пытались смыть. Сначала пожарной машиной, потом специальными щетками. В итоге заасфальтировали толстым слоем. Перед судом по обвинению в "бандитизме", организации "массовых беспорядков" и даже попытке свержения Советской власти предстали 112 человек. Семеро из "зачинщиков" - Александр Зайцев (бригадир совхоза), Андрей Коркач, Михаил Кузнецов (рабочие электродного завода), Борис Мокроусов (обрубщик станкозавода), Сергей Сотников (токарь НЭВЗа), Владимир Черепанов (слесарь завода "Гормаш"), Владимир Шуваев (повар школы-интернат) приговорены к смертной казни и расстреляны. Еще 105 человек получили сроки заключения от 10 до 15 лет с отбыванием в колонии строгого режима. Кинули горожанам и "пряник". По утверждению доцента Новочеркасского политехнического института Льва Фесенко, сразу после трагических событий в городе магазины заполнились продуктами по самым низким ценам. Появилось и масло, и мясо, и молоко. Было объявлено о том, что с работы сняты сам первый секретарь Ростовского обкома КПСС Александр Басов, первый секретарь Новочеркасского горкома Тимофей Логинов, директор НЭВЗа Борис Курочкин. Командующий СКВО генерал-полковник Исса Плиев срочно отбыл на Кубу в качестве советника. Туда же отправился советником по животноводству Александр Басов. "Кузькину мать" все виновные выгребли по полной. Сам Козлов уже через несколько лет был уличен в злоупотреблении служебным положением и отхватил инсульт. Хрущев по этому поводу якобы сказал: "Если оклемается, исключим из партии и будем судить. Если умрет - похороним на Красной площади". Генерала Шапошникова уже после снятия Хрущева потихоньку отправили в отставку. По существу, расстрелом демонстрации в Новочеркасске проблема так и не была решена. Недовольство загнали вовнутрь и лишь озлобили население. Сам же первое лицо государства, с которым связывали решение о "крутых мерах", вероятно, понял, что таким образом он лишь выстрелил в себя. Хотя ему было не до этого - в мире уже вовсю разворачивался "кубинский кризис", выстрелы которого могли стать последними не только для Новочеркасска, но и для всего человечества. http://www.rg.ru/2013/06/03/reg-ufo/novocherkassk.html

Инженер: СССР провел операцию «Снежок»: погибли 43 000 советских солдат 28.03.2015 14 сентября прошлого года в России отмечалась 60-я годовщина трагических событий на Тоцком полигоне. То, что произошло 14 сентября 1954 года в Оренбургской области, долгие годы окружала плотная завеса секретности. В 9 часов 33 минуты над степью прогремел взрыв одной из самых мощных по тем временам ядерных бомб. Следом в наступление — мимо горящих в атомном пожаре лесов, снесенных с лица земли деревень — ринулись в атаку «восточные» войска. Вот вроде бы историчекий факт, который не оспаривается. Но парой фраз можно факт легко поставить с ног на голову. На учениях всегда бывают жертвы, немного, как правило. При ядерных испытаниях, точнее после них, умирали от лучевой болезни люди (военнослужащие ) не только у нас, а и в США и в Китае. Тогда не очень понимали, что к чему. То же было в Хиросиме и Нагасаки. Интересно, что кто-то при этом доживает до преклонных лет. Не знаю, были ли в зоне поражения леса. А вот деревни были. Только в чистом виде "Потемкинские", специально построенные. Такое специально делалось при всех первых наземных взрывах для исследования ситуации. PS Про испытание тектонического оружия в Армении, якобы приведшего в землетрясению-чушь полная. Хотя я, когда был там на восстановлении Ленинакана, слышал эту версию от местных. Не проще ли было провести подобные испытания, если вдруг действительно такое оружие, чур меня, разрабатывалось, где нить в безлюдной местности, например на Камчатке (там тоже природная сейсмика 10 баллов)? Хотя бы для того, Что бы потом всем союзом не восстанавливать города за громадные деньги.

440Гц: Инженер пишет: Про испытание тектонического оружия в Армении, якобы приведшего в землетрясению-чушь полная. Хотя я, когда был там на восстановлении Ленинакана, слышал эту версию от местных. "Чушь" сказать просто, чем опровергните?.. Пока же все сведения подтверждают, о существовавшей в СССР программы "Меркурий-18" (НИРN2М 08614ПК), так называемой методике дистанционного воздействия на очаг землетрясения с использованием слабых сейсмических полей и переноса энергии взрыва , и программы "Вулкан"... Подробнее - ищите сами, как и сопутствующие разработки в этой области... По данным Стокгольмского института проблем мира (СИПРИ), тематика тектонического оружия сугубо засекречена, но активно исследуется в США, Китае, Японии, Израиле, Бразилии. Но ни одно из государств не признает, что владеет тектоническим оружием.

Алексей Трашков: Инженер пишет: Не проще ли было провести подобные испытания, если вдруг действительно такое оружие, чур меня, разрабатывалось, где нить в безлюдной местности, например на Камчатке Может и не проводились испытания, но утверждать как одно, так и другое без использования засекреченных архивных материалов опрометчиво. В пятидесятые - семидесятые годы наши ученые проводили множество ядерных испытаний. Кто о них знает? ...19 сентября 1971 года в 4 километрах от деревни Галкино Кинешемского района (Ильинская сельская администрация) Ивановской области на левом берегу реки Шача был произведен подземный взрыв ядерного устройства мощностью 2,3 килотонны. Это был один из серии "мирных” ядерных взрывов, осуществленных в промышленных целях. Эксперимент проводился по заказу Министерства геологии СССР и носил кодовое наименование "Глобус-1". Глубина скважины ГБ-1, в которую был заложен ядерный заряд, составляла 610 метров. Целью взрыва было глубинное сейсмозондирование по профилю Воркута-Кинешма. http://tainy.net/17171-yadernyj-vzryv-v-centre-rossii.html

Инженер: 440Гц пишет: "Чушь" сказать просто, чем опровергните?. Ни одной официальной публикации. Только слухи. Ну сами же пишите: Но ни одно из государств не признает, что владеет тектоническим оружием. Более того, никто еще официально не установил использование подобного оружия против других стран. Равно как и "погодное" оружие. Ну, типа вроде все знают, что на Аляске есть антенное поле, которое генерирует ...и тд и тп.... Ведь даже Темнейший, со всей программой несимметричных ответов (не будем тут про это) молчит по поводу "тектонического оружия".

Инженер: Алексей Трашков пишет: В пятидесятые - семидесятые годы наши ученые проводили множество ядерных испытаний. Кто о них знает? Не скажу про все, но кое-что вполне себе известно. В открытых журналах писали. После 90-х уже фильмы снимали. И север Пермской (?) области-канал с Печоры на юг, и поворот северных рек, и создание емкостей в соляных пластах. Ну вот что вспомнилось. Реально по сути мирные взрывы, но как оказалось-не очень эффективно, очень опасно. Понятно, что эти взрывы исследовались по полной программе. Много осталось незадействованных скважин под бомбы, когда поняли, что это-не выход.

Инженер: 440Гц пишет: о существовавшей в СССР программы "Меркурий-18" . А еще как известно, при КГБ был отдел с экстрасенсами. Так и у Гитлера был и Туле и Аненербе (или как их там), они искали Шамбалу, а еще они строили летающие блюдца и даже первый высадившийся на Луне был эсесовсккий офицер-смертник. У меня отец страсть как любит подобные байки Если не ошибаюсь, не у Виктора ли Суворова есть какой-то роман, где советская подводная лодка подкидывает некую тектоническую бомбу к берегам Швеции? Я вовсе не опровергаю разговоры о том, что страны могли разрабатывать некое тектоническое, равно как и климатическое оружие. И даже испытывать что-то нечто где-то. И даже то, что эти испытания могли к чему-либо непонятному привести. Я говорю именно о Спитакском землетрясении, и утверждаю, что ссылки на тектоническое оружие-чушь. А откуда ноги растут-я прекрасно знаю. Как прекрасно знаю, чем и как закончилась наша общесоюзная помощь Армении.

440Гц: Инженер пишет: Я говорю именно о Спитакском землетрясении, и утверждаю, что ссылки на тектоническое оружие-чушь. А откуда ноги растут-я прекрасно знаю. Как прекрасно знаю, чем и как закончилась наша общесоюзная помощь Армении. Жалко, что по горячему следу ничего нам не рассказали, откуда же ноги растут и отчего такая уверенность в непогрешимости правительства в истории со Спитаком?... А что ВЫ расскажите (как прокомментируете ) эту часть истории страны?... Все лучшее — окраинам Как в СССР перераспределялось общее богатство 11:22, 22 августа 2015 На этой неделе в России отметили 24-ю годовщину неудавшейся попытки части советской элиты спасти СССР, более известной как ГКЧП, или «путч 19 августа». Этот переворот, в сущности, только приблизил крушение Союза. Между тем споры об СССР, в частности — о советской экономике, не утихают как среди простых интернет-пользователей, так и в публицистике. Помимо разговоров о том, когда колбаса была лучше и доступнее, ключевой темой подобных дискуссий является извечное «кто кому больше обязан». Известно, что СССР — по крайней мере, в начале своего существования, — был исключительно бедным государством. Что неудивительно: революции, гражданские войны и полная смена экономической модели не проходят бесследно. Однако бедность бедности рознь. Если в РСФСР и западных областях все же существовала какая-никакая промышленность, гражданская инфраструктура, образование и здравоохранение, то на южных окраинах зачастую не было и этого. В связи с этим Страна Советов с самого начала предпринимала титанические усилия по выравниванию дисбаланса. Помимо объективной необходимости наладить хозяйство на всей государственной территории, существовала еще и идеология, заключавшаяся в требовании коммунистических властей компенсировать «колониальное прошлое» и «угнетение», которым подвергалось население некоторых союзных республик. Именно в СССР, а вовсе не в США, родилась практика «положительной дискриминации» (affirmative action). В чем именно заключалось экономическая составляющая «угнетения», советские идеологи не рассказывали, но меры по ускоренному развитию отстающих территорий предпринимались. Конкретные идеологические колебания (будь то борьба с «великорусским шовинизмом» или «буржуазным национализмом» окраин) мало влияли на общее региональное планирование экономической политики. Так, в 1920-е годы первый секретарь Закавказского крайкома ВКП (б) Григорий Орджоникидзе говорил: «Советская Россия, пополняя наш (Грузинской ССР) бюджет, дает нам в год 24 миллиона рублей золотом, и мы, конечно, не платим ей за это никаких процентов. Армения, например, возрождается не за счет труда собственных крестьян, а на средства Советской России». Буровая установка на Мангышлакском месторождении нефти, Казахстан Фото: Иосиф Будневич / РИА Новости К этому стоит добавить, что зачастую советизация экономики на многих территориях проходила по более мягкому сценарию. В Закавказье, Средней Азии, Прибалтике, на Западной Украине часто сохранялись «пережитки» традиционных экономических отношений, действовало больше элементов рынка по крайней мере в сельском хозяйстве. Данные по межреспубликанскому платежному балансу в ранний советский период в целом достаточно фрагментарны. Гораздо лучше историками изучено время, непосредственно предшествовавшее падению советского строя. Так, ученые Александр Гранберг и Виктор Суслов уже в 90-е годы оценили финансовые и товарные потоки внутри СССР и пришли к интересным выводам. Сразу следует оговориться, что цены в СССР устанавливались директивно. На это влияла как общая политика руководства государства, так и лоббистская деятельность отдельных отраслей и территорий. Товары народного потребления зачастую стоили намного дороже, чем на мировом рынке. В то же время на некоторую продукцию, включая энергоносители, цены занижались. Причем не только внутри страны, но и для ближайших партнеров, в первую очередь — стран СЭВ. Неудивительно, что СССР остался в итоге им должен. В свое время, уже находясь на пенсии, экс-министр иностранных дел Вячеслав Молотов назвал предложение торговать с ГДР по рыночным ценам «национализмом». Но это отдельная тема, нас же больше интересует то, что происходило в самом Советском Союзе. На строительстве магистрального нефтепровода «Дружба» в Карпатах. Воздушный переход через реку. Закарпатская область, Украина, октябрь 1962 года Итак, по данным Гранберга и Суслова (этот источник в числе прочих приводит и Егор Гайдар в своей «Гибели империи»), только две республики на 1989 год имели положительный торговый баланс (имеется в виду соотношение экспорта и импорта внутри страны и за рубеж) — Азербайджан и Белоруссия. Остальные же, и прежде всего Россия, Казахстан и Украина, находились в жестком минусе. Но это если считать в советских директивных ценах. Мировые цены дают совершенно другую картину. Так, РСФСР вывозила товаров за свои пределы на 32,6 миллиарда инвалютных рублей. Благодаря этому она была практически единственной республикой в СССР, имевшей положительный баланс по этой статье. Второй, как и в случае с оценкой по внутренним ценам, был Азербайджан (550 миллионов рублей). Самый значительный минус был у Казахстана (более 7 миллиардов рублей), Украины (6,5 миллиарда) и Узбекистана (4 миллиарда). Что касается чисто внутригосударственных связей, то и здесь в плюсе оставались две республики. Россия свое место сохраняла, но на второй позиции вместо Азербайджана была Туркмения. В общем, это и неудивительно с учетом того, что обе республики являлись нефтегазовыми, а топливо, как уже говорилось, продавалось по заниженным ценам. Больше всего приходилось импорта на Казахстан и Узбекистан, за ними следовала Украина. Разумеется, весь этот баланс благополучно списывался, так как товары и услуги поставлялись не в кредит. Уборка картофеля на осушенных землях совхоза «Малеч». Полесье, Белорусская ССР Фото: Ю. Иванов / РИА Новости Еще интереснее посмотреть, во сколько обходились межреспубликанские трансферты гражданам каждой из республик в 80-е годы. Фактически каждый россиянин дотировал СССР на 209 рублей, что составляет сумму, превышающую тогдашнюю среднемесячную зарплату. Туркмены платили около 11 рублей, остальные же деньги получали. Рекордсменом здесь оказалась Литва (почти 1000 рублей на душу), далее следуют Эстония (800 рублей) и Казахстан (400 рублей). Украинец находился в минусе на 56 рублей в год, белорус — на 200 рублей. Нельзя сказать, что такой дисбаланс совсем не вызывал противодействия со стороны властей РСФСР. Так, председатель Совмина России Михаил Соломенцев (ранее секретарь ЦК по тяжелой промышленности) рассказывал: «Когда... Брежнев рекомендовал меня на должность... я поставил лишь одно условие: перестать затюкивать Россию. Леонид Ильич, помнится, не понял меня, спросил: "Что значит затюкивать?" Я объяснил: отраслевые отделы ЦК и союзное правительство напрямую командуют российскими регионами и конкретными предприятиями, руководствуясь больше интересами союзных республик, чем самой России, Госплан также ставит во главу угла интересы союзных республик, оставляя России лишь крохи с общесоюзного стола». Член Политбюро ЦК КПСС, председатель Комитета партийного контроля при ЦК КПСС Михаил Сергеевич Соломенцев Фото: Лев Иванов / РИА Новости Вслед за этим ЦК КПСС и Совмин СССР приняли постановление «О мерах по дальнейшему развитию сельского хозяйства нечерноземной зоны РСФСР». Но отдельные программы принципиально ничего изменить не могли. Дело было еще и в том, что партийные органы союзных республик, как правило, имели куда более широкие возможности для лоббирования собственных интересов. Возмущение несправедливой советской системой выражали и обычные люди в республике-метрополии. В конце 80-х призывы «хватит кормить (нужное подставить)» в России раздавались столь же часто, сколь и в любом другом советском квазигосударственном образовании. Рост национализма был неизбежен, ведь русские, видя пустые полки в провинциальных городах и относительное (по советским меркам) изобилие товаров в Москве и некоторых других республиках, чувствовали себя обделенными. В результате сложилась парадоксальная ситуация, когда «колонией империи» психологически ощущали себя все ее граждане, вне зависимости от конкретной территории. В конечном итоге все завершилось так, как и должно было завершиться. Советская модель оказалась полностью нежизнеспособной как экономически, так и политически. «Задабривание» союзных республик дотациями без решения общегосударственных экономических проблем оказалось совершенно бесполезным — в 1991 году большинство из них проголосовало ногами за выход из единой страны. И РСФСР была одной из первых. Очередь около магазина «Мясо» во время тотального дефицита товаров в СССР в начале 90-х годов Фото: Дмитриев / РИА Новости Цифры развития независимых государств после краха СССР лишь подтверждают неестественность экономической политики, проводившейся в Союзе. По ВВП на душу населения несколько успешных государств — прежде всего, страны Прибалтики, Россия и Казахстан — оказались на несколько голов впереди остальных. Несмотря на катастрофический спад 90-х, нанесший тяжелый ущерб хозяйственным связям, они оказались вполне способны существовать по отдельности и даже добиться определенных успехов. В других республиках картина оказалась намного хуже. Сегодня разница ВВП на душу населения между Россией и Таджикистаном составляет 13 раз, с Киргизией она превышает 11 раз. Разница между Россией с одной стороны и Азербайджаном, Белоруссией, Туркменией — примерно двукратная, с Украиной и Арменией — четырехкратная. Столь же существенно отличаются и зарплаты занятых вне сельского хозяйства граждан, в 80-е годы вполне сопоставимые. В конечном итоге получается, что долгосрочный экономический ущерб от развала СССР для России оказался не так и велик, как это принято считать (хотя масштаб подлинной социальной катастрофы до сих пор адекватно не оценен). Советский пример экономической организации государства — хороший урок на будущее. Например, в отношении интеграции, которую вне зависимости от конкретных условий всегда почему-то считают абсолютным благом, а само слово зачастую обретает характер магической мантры (как в свое время «приватизация»). По факту же не каждая интеграция однозначно приносит выгоду. И даже рыночная экономика не гарантирует успешность объединительного проекта. После 2008 года «вдруг» выяснилось, что в ЕС существуют Север и Юг в лице PIGS (Португалия, Италия, Греция, Испания). И сейчас греки возмущаются тем, что Брюссель отправил их в долговое рабство, а немцы недовольны необходимостью раз за разом платить за нахлебников. Реальную же выгоду от такой несбалансированной системы получают лишь лоббисты — в конкретных отраслях. http://lenta.ru/articles/2015/08/22/ussr/ Дмитрий Мигунов

Joker-Point: ОБЩЕСТВО / ВЫПУСК № 100 ОТ 14 СЕНТЯБРЯ 2015 www.novayagazeta.ru/society/69918.html Сволочь позолоченная 14.09.2015 Люди, поставившие бюст Сталина на улице Кирова в Пензе, поставили памятник палачу и садисту, убившему и запытавшему миллионы людей. Убивали однообразно, конвейерным способом, на расстрельных полигонах выстрелом в затылок, пытали многообразно, со всем богатством дикой лубянской фантазии. Я не буду описывать здесь пытки — кто хочет, найдет их описание. Убийства и пытки, расстрелы и рвы, бараки и трупы, доносы и садизм, лагеря и голод, черепа и скелеты задокументированы в тысячах документах, являются неопровержимым фактом. Доказана также — подписями на расстрельных списках, указаниями: «бить, бить», написанными на докладах красным карандашом — личная и руководящая роль Сталина в массовых убийствах и пытках. Все эти документы есть в открытом доступе, кому их мало, может в два клика получить в интернете длинные, тянущиеся на километры списки жертв с адресами мест жительства и одинаковой пометкой: «расстрелян». Можно даже узнать, кого и когда увели из дома, в котором жил. Кто хочет знать, знает все. Кто умышленно, намеренно не желает знать правды об убитых и замученных и восхваляет Сталина — подонок. Бюст Сталина в Пензе выкрашен золотой краской. Этот бездарный бюст следовало бы выкрасить красной и бурой краской, цвета крови, стекавшей по затылкам упавших в яму людей, цветом сгустков мяса, вырванных при избиениях в кабинетах следователей НКВД, фиолетовым цветом опухших от побоев и переломов рук и ног. «Организатор наших побед»? Этот самодовольный болван в погонах генералиссимуса завалил страну трупами, организуя гибель ее граждан всеми возможными способами: пулями, тюрьмами, лагерями, изнурением на непосильных работах, голодом, цингой. Никто никогда так не уничтожал русский народ и другие живущие здесь народы за все время их истории, как Сталин. Он был бездарь. Все в этом человеке с изъеденным рябью лицом и узеньким лбом вопиет о бездарности. Речи его, сохранившиеся в записях, — тусклые, косноязычные речи бюрократа. Его статьи и книги, миллионными тиражами которых упорно отупляли страну, были мертвы уже в тот момент, когда все эти слова с трудом исторгал из себя его плоский, неразвитый мозг. С трубкой в руке и важностью на лице похаживая по кабинету и диктуя бред о социализме и языкознании, он видел себя большим ученым, в то время как большого ученого академика Вавилова 1700 часов допрашивали и пытали, сменяя друг друга, следователи Хват и Албогачиев. Бездарность этого крашенного золотой краской кумира видна в бездарности и подлости его соратников и соучастников. Задницы вместо лиц, казенные штампы вместо слов и виртуозное умение выживать в грязи интриг, годное для гадов и змей, — вот их портрет. Он был садист. Он не мог скрыть удовольствия и улыбался в усы, узнавая, как плачущий Зиновьев обнимал сапоги палачей. Ему нравилось, что Бухарин — Бухарчик, которого он обещал не тронуть, — молил его избавить от пули и в виде милости дать яду. Яду Бухарину он, конечно, не дал, потому что он должен был его не просто убить, а убить так, чтобы тот испытал весь ужас казни из своих кошмаров. Его мелкая, подлая душа требовала мести всем, кто осмеливался открыть рот и возразить ему. Он велел арестовать не только главкома ВВС Рычагова, резко возразившего ему на совещании, но и его жену, командира авиаполка и летчицу-рекордсменку Марию Нестеренко, потому что для мужа не может быть большей пытки и большего унижения, чем слышать крики избиваемой жены. Читайте также: «При нем мы были самым сильным государством в мире, а сейчас 25 лет все разваливаем. Сталин нужен как напоминание: у него получалось, а у наших руководителей — нет» Он был трус. Не только тогда, когда в дни начала войны сбежал на дачу в Кунцеве, но и всегда, во все дни своего длинного правления — трус, боявшийся людей и поэтому сажавший их в амурские, беломор-балтийские, ванинские, джезказганские и так далее по всем буквам алфавита лагеря. В трусе жил параноидальный страх перед военными и учеными, крестьянами и интеллигентами, перед домохозяйками и даже перед детьми, потому что все они, простые и сложные, сильные и слабые, веселые и грустные, русские и украинцы, белорусы и евреи и даже редкие бразильцы, приехавшие из-за океана строить социализм, — казались ему, убогому, опасными в своем человеческом естестве и своей человеческой самобытности. Весь народ был в его глазах врагом народа. На самом деле у народа был единственный враг — он сам. Я не хочу писать про Сталина. Люди, знающие больше меня — Конквест, Солженицын, Антонов‑Овсеенко, — написали про него тома. Читайте их. Я испытываю тошноту при звуке его имени, потому что от него несет трупным запахом, он весь, от своих сальных волос до надраенных Поскребышевом сапог, пропитан трупным запахом тел из расстрельного рва, весь воняет лагерным нужником и кровью. Про Сталина все сказано, сказано с такой исчерпывающей полнотой и ужасной силой, что каждый, в ком есть душа, даже в ее зачаточном состоянии, поймет все. И лучше всего избежать этой темы или предоставить ее историкам-профессионалам, но ее невозможно избежать, потому что сейчас, сегодня гнойными прыщами на карте России появляются его бюсты. Снова он лезет к нам, этот азиатский диктатор с золотой вставной челюстью, этот палач с ласковой улыбкой, означающей ночной арест, подлость, предательство, пытки, смерть. Американцы насильно сажали немецких бюргеров в автобусы и везли их в концлагеря, чтобы им неповадно было разводить руками в недоумении: «А мы не знали…» Они заставляли солидных мужчин в фетровых шляпах и длинных плащах хоронить голые трупы узников. У нас нет такой силы, которая посадила бы в автобусы всех этих убогих умом и бедных душой любителей всесоюзного палача и привезла их к расстрельным рвам, не оказалось. Этой силой могло бы быть государство, но оно само больно жестокостью, беззаконием, подлостью и цинизмом, которые насадил в стране Сталин. Он надолго, на поколения вперед, запугал людей массовым террором. Мы чувствуем этот страх до сих пор. Он учредил профессию садиста, готового за хорошую зарплату и в надежде на повышенную пенсию пытать, мучить, издеваться и убивать. Его ученый садист Майрановский — коллега доктора Менгеле — в научных лабораториях испытывал смертельные яды на живых людях. Он посеял и взрастил породу зомби, которые, вот уже какое поколение, талдычат нам о его «величии», «твердой руке», «мудром руководстве» и для которых загубленные им люди не наши деды, бабушки, отцы, матери, братья и сестры, а оправданные жертвы его «великих деяний». Это он, зомби, выставляет на улицах и площадях своего позолоченного болвана и поклоняется ему со всей страстью архаичного сознания. Рвы рыли бульдозерами. Широкие рвы длиной от ста до девятисот метров. Те, кто сидел за рычагами бульдозеров, знали, зачем они роют. Узников из тюрем привозили в «черном воронке» в час ночи. Тридцать человек в закрытом кузове. Вели в барак, говорили, что на санобработку. По инструкции, о смертном приговоре им сообщали непосредственно перед расстрелом. Обязательно сверяли лицо жертвы с фотографией, сделанной тюремным фотографом. Палачи ждали своего часа в специальном здании, где пили водку. Палач встречал жертву и вел ее. Ставил на край рва и стрелял в затылок. С трупами во рву что-то делали, при раскопках там нашли резиновые перчатки. Потом бульдозер заваливал ров землей. Ах да, садики. Про садики надо не забыть сказать. На месте рвов работники НКВД разбивали садики, сажали яблони, кажется, были у них там и грядки с помидорчиками, огурчиками. Ну а что? Жить-то надо. И дачи вокруг расстрельного полигона по праву принадлежали им. Они ж тут работали. Миллионы убитых людей — это всего лишь словесный оборот, большие цифры на нас не действуют, большими цифрами нас, живущих в век обильной и непрерывной информации, втекающей в глаза, уши и души, не удивишь. Но, читая расстрельные списки — если можно назвать это инфернальное занятие чтением, — вдруг сам, не зная почему, спотыкаешься о чью-нибудь фамилию в невыносимо длинном ряду фамилий и уже не можешь забыть. Почему именно эта? Неизвестно. Просто чья-то жизнь из рва вдруг схватила тебя и не отпускает. И видишь в воздухе глаза. У меня тоже есть несколько таких жизней, с которыми я не знаю, что делать. Они невидимыми тенями прицепились ко мне. Я ищу хоть какие-то сведения об этих людях, не для того, чтобы написать о них — никакой практической цели вроде сочинения книг или статей у меня нет, — а из смутного чувства, подсказывающего, что они просят смиренно и тихо, чтобы я их не забыл. Миша Шамонин, беспризорник тринадцати лет. Он украл две буханки хлеба. Кто-то его на этом поймал и вызвал милицию. Приехал уголовный розыск, забрал Мишу. Расстреливать в СССР можно было с пятнадцати лет, и мальчик, я думаю, это знал и не очень боялся. Ну посадят в камеру, потом отправят в детдом, он опять сбежит… Но следователь очень хотел расстрела и поэтому исправил дату рождения в документах так, чтобы мальчику было пятнадцать. Из «воронка», едущего по ночной Москве в темное, пустынное, окраинное Бутово, не выпрыгнешь… Так погиб Миша Шамонин. На фотографии, сделанной тюремным фотографом, он в старом пальто с чужого плеча, пальто велико ему на пару размеров. Фамилию следователя не знаю, тем более не знаю фамилию палача, громко рыгнувшего водкой и выстрелившего мальчику в затылок. Раиса Бочлен, двадцати лет. Девушка с круглым лицом, с круглыми, детскими еще щеками, смотрит в камеру тюремного фотографа со странным, немыслимым для меня внутренним спокойствием. Сильная, не боится. Родилась в Харбине, куда ее семья бежала из Одессы. Вернулись в СССР, видимо, в 1935 году, тогда была волна возвращения. Арестована в один день с отцом. Может быть, потому с такой мучительной настойчивостью возвращается ко мне лицо этой девушки с распущенными по плечам волосами, что я часто хожу по местам в Москве, где она жила. Малый Спасо-Болвановский переулок — это сейчас 2‑й Новокузнецкий. Там, в доме 5, в квартире 3, жили ее отец и брат, отец работал на заводе «Геодезия», брат на строительстве Дворца Советов. А она жила неподалеку, на Пятницкой, в доме, который и сейчас там стоит. Может быть, здесь, в коммуналке на Пятницкой, у нее жил друг или муж, как узнать? Наверняка она бегала в близкий Спасо-Болвановский к папе и брату, по тогдашней советской привычке носила им продукты, которые удалось купить: яйца, курицу… Работала машинисткой в управлении Главморсевпути. Обвинена в шпионаже на Японию. Виновной себя не признала. Ночью, вместе с другими, ее привезли на Бутовский полигон. Отца расстреляли той же ночью. Брата на полтора месяца позже. Эти дома, эти улицы помнят ее. А площадь трех вокзалов помнит Мишу Шамонина. Кости их смешались во рву с костями других людей. Недожитые жизни, жизни, прерванные палачом в коричневом кожаном фартуке и коричневых крагах, жизни, у которых впереди должна была быть любовь, дружба, миллион хлопот, утренний кофе, вечерние застолья с друзьями, институт, работа, очереди в магазинах, поездки в отпуск в Сочи, свидания у Пушкина, игра в волейбол, маленькая дачка в подмосковном лесу, где так хорошо пить чай на веранде. P.S.А Путин, своей внутренней и внешней политикой, проводимой им, все ближе и ближе подходит к подобной роковой черте. Народ же славит диктатора, забывая, что ....у подданных тирана нет родины... (Ларюйейр)

Алексей Трашков: На условиях анонимности Родные участников военных действий на территории Украины даже год спустя боятся говорить о погибших и живых «Он просто любит бой, его хлебом не корми, а дай подраться. Это или очень плохо – оказаться у него в подчинении, или очень хорошо, в зависимости от того, как ты на это посмотришь. В взводе было семнадцать человек, и одиннадцать из них были убиты вместе с нашим лейтенантом». Норман Мейлер. «Нагие и мёртвые». В Центре приёма, обработки и отправки погибших (Ростов-на-Дону) в конце августа 2014 года родственникам участников боевых действий, которые здесь называются добровольцами, выдавали справки, в которых было напечатано: «Транспортировочный ящик только для провоза через государственную границу Российской Федерации. Справка выдана для предъявления при таможенном досмотре…» И там же пояснялось, что «в деревянном транспортировочном ящике находится деревянный гроб с телом погибшего (умершего)» Справка, выданная в Центре приема, обработки и отправки погибших (Ростов-на-Дону). Родные погибших на эту часть документа не всегда обращали внимание. Им было не до того. К тому же и так было понятно, откуда привезли тело их сына, брата, отца… Дополнительных доказательств в виде казённой справки о провозе гроба через государственную границу им не требовалось. Некоторыедобровольцы успели напоследок сделать звонки домой с телефонов с украинскими номерами и рассказали, в каком именно месте они находятся. 1. Дожить до рассвета Каких-то внутренних секретов для родных и близких добровольцев о месте гибели или месте ранений не существовало. Все (или почти все) понимали, что речь идёт о Востоке Украины. Жёныдобровольцев в конце августа прошлого года нам рассказывали, что «это уже не секрет» и что в телефонных разговорах оттудавсё произносится прямым текстом. Например, так: «Нас бомбят уже неделю, а завтра мы идём в наступление». Или так: «Что бояться? Все всё знают». [1] Юля Л. нам рассказала, что не всегда мужьям удаётся позвонить непосредственно из Луганска или Донецка: «Они уходят ТУДА на три-пять дней, а потом возвращаются и выходят на связь». «Я на сто процентов уверена, что они на Украине, а не стоят на границе», - произнесла она год назад, когда мы приехали к ней на работу в один из районных центров Псковской области. [2] Тогда настроения у жён псковских добровольцев, с которыми мы общались, были почти панические. Неизвестность пугала их больше всего. По-видимому, по этой причине они тогда и решились на встречу с журналистами. Сейчас всё иначе. Разговоров, длящихся часами, уже не получается. Неизвестности теперь нет. Мужья либо вернулись, либо не вернулись. Если говорить о муже Юли Л., то его «отпуск» завершился для него успешно. В Псков он возвратился. Получил государственную награду. То же самое произошло и с мужем другой нашей собеседницы Ольги И., с которой мы около получаса общались в Пскове. Впрочем, у некоторых «успехи» на этом заканчиваются. Жена ещё одного добровольца, псковичка Ольга Н., в тот момент, когда её муж находился «на учениях», рассказывала, что боится развода. Свою боязнь она объяснила тем, что родители мужа теперь считают её «предательницей», потому что она согласилась встретиться с журналистами и рассказать о том, что её муж воюет на Украине. Кроме того, она рассказывала о том, что за ней периодически следят и потом ей же рассказывают о том, с кем, где и когда она общалась, – дают понять, что «всё под контролем». Ольга Н. рассказала нам, что представители воинской части, в которой служил её муж, не рекомендовали ей общаться с журналистами. Ещё одну жену добровольца вместе с двухлетним сыном двое военных, внезапно появившихся во дворе, увезли «к командиру полка», прервав наш разговор. В одном случае развод в ЗАГСе с псковским добровольцем всё же произошёл: вернувшийся оттуда участник боевых действий ушёл в запой. Возвращение оказалось страшнее ожидания. Но эта тема – личная. В частную жизнь лезть нет никакого желания. В отличие от того, что принято называть «общественно важной» темой. Факт участия граждан России в вооружённом конфликте на территории соседнего государства – совсем другое дело. 2. В списках не значился Кладбище Выбуты Псковского района Псковской области. Фото: «Псковская губерния» Год назад и даже полгода назад информацию о том, что на самом деле происходит с российскими добровольцами на территории Украины, получать было значительно проще. Та же Ольга Н. выходила на связь с журналистами (чтобы затем – судя по всему, после очередной «проработки», несколько дней не подходить к телефону). С тех пор всё изменилось. В большинстве своём и добровольцы, и их родные и близкие с журналистами на эту тему говорить категорически отказываются. Важную роль здесь сыграл указ Владимира Путина от 28 мая 2015 года № 273 «О внесении изменений в перечень сведений, отнесённых к государственной тайне, утверждённый Указом президента Российской Федерации от 30 ноября 1995 г. № 1203». Указ президента Бориса Ельцина появился совсем в другую эпоху. Тогда, в 1995 году, шла Первая чеченская война, которую, впрочем, войной официально тоже не называли. В первоначальном варианте двадцатилетней давности в указе в основном речь шла о «сведениях, раскрывающих стратегические планы применения войск, оперативных планах, документах боевого управления, документах по приведению войск в различные степени боевой готовности». Понятно, что в любом нормальном государстве подобную информацию принято засекречивать. Другого и быть не может. За двадцать лет список сведений, составляющих государственную тайну, расширялся неоднократно. В «путинском указе» перечень сведений, отнесённых к государственной тайне, ещё более расширился – за счёт засекречивания «сведений о потерях личного состава Министерства обороны в мирное время при проведении специальных операций». Несмотря на то что пресс-секретарь Владимира Путина Дмитрий Песков специально пояснил, что издание указа № 273 не относится к событиям на Украине, многие люди, непосредственно связанные с войной в Донбассе, восприняли этот указ однозначно. Они считают, что указ вызван тем, что в российской прессе с августа 2014 года то и дело появлялись сведения о погибших и раненых российских гражданах – участниках боевых действий. Причём многие из них, как утверждалось в публикациях, были действующими военнослужащими. Это категорически расходилось с официальной позицией российских властей, не признающих участие российских войск и наличие российского вооружения в этой войне. Правда, и до издания майского указа 2015 года имелось множество препятствий, мешавших точно установить, какова степень вовлечённости России в военный конфликт, в котором погибло около 8 тысяч человек, в том числе мирных граждан Донецкой и Луганской областей. Говоря о препятствиях, достаточно упомянуть нападения на журналистов в Пскове в конце августа 2014 года. Тогда за четыре дня нападению или задержанию подверглись 9 человек. Каждый раз это были журналисты, интересовавшиеся судьбой военных. Несмотря на то что журналисты ничего противозаконного не совершали, неизвестные люди у одних журналистов силой пытались изъять аппаратуру, других вывозили в лес и угрожали, прокалывали шины автомобиля... Именно тогда подвергся жестокому нападению со спины Лев Шлосберг. [3] Это произошло через четыре дня после публикации двух статей в «Псковской губернии», рассказывающих о похоронах псковских добровольцев. [4] Нападение на Шлосберга было сделано при подготовке очередного материала на тему военного конфликта. В одном случае псковской полиции удалось даже задержать и установить личности тех, кто активно препятствовал журналистам. Ими, как и ожидалось, оказались «военнослужащие войсковой части», а именно «в/ч 07264 Злобин С. И. и Кузьмин С. В.» [5]. Первоначально проверку проводили сотрудники ОМВД Псковского района. Затем они передали материалы в военный следственный отдел. Военные следователи усмотрели в действиях Злобина и Кузьмина «признаки административного правонарушения, предусмотренного ч.1 ст. 20.1 КоАП РФ». Потерпевшим журналистам петербургского «Телеграфа» сообщили, что «согласно Дисциплинарному уставу ВС РФ привлечение к дисциплинарной ответственности Злобина С. И. и Кузьмина С. В. входит в компетенцию командования войсковой части 07264». [6] Тем не менее осенью 2014 года всё ещё сохранялась возможность получать официальную информацию, касающуюся «потерь в мирное время». До недавнего времени считалось, что после прошлогодних инцидентов на псковских кладбищах и последующего привлечения военнослужащих к дисциплинарной ответственности посещение городских и сельских кладбищ, на которых могут быть похоронены добровольцы, стало занятием безопасным. Но события 11 сентября 2015 года показали, что это не совсем так. Первым делом я сходил на могилу своего одноклассника, а затем, возвращаясь к машине, прошёл мимо могилы добровольца, чья фамилия упоминалась в прошлогоднем запросе военному прокурору. Эту могилу я впервые увидел в сентябре 2014 года, когда возле неё дежурили три короткостриженых крепких молодых человека в спортивных костюмах. Спустя год, 11 сентября 2015 года, я сфотографировал памятник, на обратной стороне которого была изображена фигура десантника в полный рост, а рядом стояли венки «Защитнику Отечества…» Но передо мной тут же возник неизвестный мне человек. Он строго спросил, на каком основании я здесь фотографирую? Я в ответ спросил: «С кем я говорю?» Человек ответил, что его зовут Виталий и он «друг вдовы», и она поручила ему рассказывать обо всём, что происходит вокруг могилы её мужа. «Разве фотографировать на открытом городском кладбище запрещено? - спросил я. – Мы же не на военном полигоне». - «Без разрешения родственников? Конечно, нельзя». К нам с разных сторон стали подтягиваться другие сотрудники кладбища. Виталий предложил мне представиться и стал выяснять номер моего телефона. Я в свою очередь предложил, что лучше бы ему самому оставить мне любой контактный номер. Если у меня возникнут вопросы – я перезвоню. В конце концов, это он подошёл ко мне, а не я к нему. «Возможно, мы захотим встретиться с вами раньше, чем вы захотите встретиться с нами», - продолжил настаивать он. Каких-то попыток изъять фотоаппарат он не предпринимал, но сказал, что «представляет на кладбище интересы родственников умерших, многих из которых знает лично». Наш разговор длился минут десять. Виталий настойчиво интересовался, кем я прихожусь человеку (добровольцу), в пяти метрах от могилы которого мы в ту минуту стояли. Виталий не поверил тому, что совсем рядом похоронен мой одноклассник, с которым мы проучились все десять лет. Более того, Виталий стал утверждать, что я на его могиле, находящейся в метрах тридцати, вообще не был. В довершение всего он принялся спрашивать, в каком году и каком месяце умер мой одноклассник. Чем дальше, тем было абсурднее. Передо мной стоит какой-то крепкий мужик с папкой и утверждает, что «этого быть не может», как будто я вторгся в его личные владения и обязан перед ним отчитываться. Тем более что неподалёку действительно похоронен мой одноклассник, на могилу которого мы приезжали в сентябре прошлого года почти всем классом. По стечению обстоятельств совсем рядом оказалась могила добровольца, возле которой в сентябре прошлого года был установлен, предположительно, «пост охраны». Именно он и привлекал тогда дополнительное внимание. Это и есть особенности небольшого города, в котором трудно что-нибудь утаить. Новости узнаешь даже тогда, когда не хочешь. «Мы записали номер вашей машины», - тем временем продолжал Виталий и ещё раз поинтересовался номером моего телефона. «Для чего?» - спросил я. «Для того, чтобы передать его вдове». – «А как зовут вдову?» - «Она сама вам скажет…» В конце концов он посмотрел в свою папку и кому-то позвонил. Через минуту-другую в его трубке раздался женский голос. Виталий протянул трубку мне. Женщина так мне и не представилась, но из сказанного выходило, что она – вдова похороненного на этом кладбище человека, и она против того, чтобы кто-то интересовался его судьбой. Я извинился перед ней, кто бы она ни была. Никакого специального желания нарушить покой и причинить кому-нибудь вред у меня и вправду не было. «Откуда у вас сведения, что он погиб? – спросил Виталий в тот момент, когда я во время разговора произнёс слово «погибший». – У меня совсем другие сведения», - продолжил работник кладбища. – «Информация о том, что он погиб, открытая и находится в свободном доступе». Я упомянул ответ из Главной военной прокуратуры и фамилию начальника 3-го управления надзора Главной военной прокуратуры. Выехали мы с кладбища свободно, хотя на шум уже пришли комендант и ещё несколько человек. 3. Время жить и время умирать На кладбище с. Докукино Куньинского района Псковской области. Фото: «Псковская губерния» Сразу же после первых публикаций к нам в газету стали поступать телефонные звонки и электронные письма от родственников добровольцев или даже от самих добровольцев. Благодаря этой информации мы уже через несколько дней точно знали о гибели 12 человек. Возле могил некоторых из них мы были. Тогда же был составлен запрос в Главную военную прокуратуру РФ на имя главного военного прокурора Сергея Фридинского, в котором указывались имена-фамилии погибших, даты рождения и смерти, места их захоронения (Выбуты, Соловьи, Кресты и т. п.). [7] В этом письме спрашивалось: в каких географических точках и при каких обстоятельствах произошла гибель и каковы документально подтвержденные причины их смерти? Разыскивались ли и установлены ли Главной военной прокуратурой должностные и (или) иные лица, несущие ответственность за их гибель? Какие социальные льготы и на каком основании получат семьи этих граждан РФ в связи с их гибелью?.. Ответ из военной прокуратуры пришёл. Он был подписан начальником 3-го управления надзора Главной военной прокуратуры Максимом Топориковым. Ответ был более откровенным, чем можно было бы рассчитывать, учитывая ту «дымовую завесу», которая создавалась вокруг. Надо понимать, что многие читатели в то время искренне сомневались в том, что упомянутые в предыдущих публикациях «Псковской губернии» добровольцы вообще существовали. Но Главная военная прокуратура безоговорочно подтвердила: да, существовали. Более того, они погибли. «Обстоятельства смерти каждого из указанных в обращении военнослужащих вне мест постоянной дислокации установлены, - отвечал начальник 3-го управления надзора Главной военной прокуратуры Максим Топориков, - и в настоящее время проверяются в порядке, предусмотренном уголовно-процессуальным законом». Речь шла о гибели Александра Баранова, Сергея Волкова, Дмитрия Ганина, Василия Герасимчука, Алексея Карпенко, Тлеужана Кинибаева, Леонида Кичаткина, Антона Короленко, Александра Куликова, Максима Мезенцева, Александра Осипова и Ивана Сокола. К тому времени, когда пришёл ответ из Главной военной прокуратуры, нам было известно о десятках погибших. Открылись даже подробности гибели некоторых из них, в том числе и тех, кто фигурировал в списке, отправленном в военную прокуратуру. В частности, подробности гибели Леонида Кичаткина. «Псковская губерния» тогда опубликовала цензурную часть разговора с раненым участником боя, состоявшегося 20 августа 2014 года возле посёлка городского типа Георгиевка в Лутугинском районе Луганской области (на могилах некоторых добровольцев первоначально стояла другая дата – 19 августа, но участник боя - запись его разговора в редакции имеется – рассказывал о бое, произошедшем именно 20 августа). Там были такие слова: «К Лёне подбежал... давай бинтовать. Смотрю, там бесполезно бинтовать, там нога сломана, бёдра /.../ просто. Я говорю, просто смотрю, у нас осталось два… или три танка. Эти ушли влево куда-то, так и потеряли их... Я такой смотрю, пушка заклинила, короче... В том танке пушка тоже заклинила. Я такой, короче, пацанам говорю: «Уходите с боя или...» Пошёл туда к взводнику… Пошёл, кровь /льёт/ у меня, ноги в крови все. Иду через это поле... Выхожу, и там… Ну, загрузили Лёню в танк, ротного загрузили, покоцанных всех. Пошёл до взводника: «Надо у/ходить/», - говорю». Разговор проходил в одной из больниц, где находился участник того боя. Один из собеседников спросил: «Я так понял, что и Лёниной жене рот прикрыли?» Тот, кто с ним разговаривал, тоже десантник, ответил:«Скорее всего... Потому что у неё забрали телефон, какой-то мужик брал трубку, говорил то, что «Я – Лёня». Сука, я бы его увидел, я бы ему /лицо/ разбил бы...» [8] О том же бое чуть менее экспрессивно, но по сути то же самое нам рассказала Ольга Н.. И она же описала сцену похорон Леонида Кичаткина (мы тоже приехали на похороны в Выбуты, но вынуждены были покинуть кладбище раньше, чем закончилось отпевание в храме Илии Пророка). Вначале обнаружилось, что на табличке, привинченной к кресту, неправильно указана дата. Затем заметили, что в гробу на погибшем нет обуви. Одна из женщин, по словам Ольги. Н., произнесла: «Что же вы его как собаку хороните?» Через некоторое время принесли обувь. Но выяснилось, что обуви там не оказалось не из-за спешки или небрежности, как подумали некоторые. Просто раны были такие, что, по сути, не на что было обувь надевать. Мы были на похоронах Леонида Кичаткина в Выбутах утром 25 августа 2014 года (там собралось около ста человек, в основном военные в форме, приехавшие на автобусе, легковых автомобилях и грузовиках с тентом). Именно тогда на моих глазах один из десантников набросился на депутата Льва Шлосберга, сильно ударив того кулаком в грудь. В двадцати-тридцати метрах от храма, в котором стоял гроб с погибшим, началась небольшая потасовка с участием шести-семи человек. Через несколько минут подозвали полицейского. Определить, как зовут десантника, ударившего депутата Псковского областного Собрания, было нетрудно. Он был в военной форме. Я прочёл на нашивке инициалы и фамилию. Через несколько дней я спросил Ольгу Н., которая продолжала интересоваться в редакции судьбой своего мужа-десантника: знаком ли ей человек, которого зовут Д. Ю. Р-в? Она ответила: «Дима Р-в? Конечно, это товарищ Лени Кичаткина, они познакомились этой весной в Белгороде». – «А где он сейчас? Его можно увидеть?» - «На следующий день после похорон Лёни он поехал на Украину…» Проверить, куда на самом деле отправился Дмитрий Р-в, мы, конечно же, не могли. С тех пор я видел Дмитрия Р-ва только на фотографиях, сделанных во время загородных пикников – вместе с другими добровольцами и их жёнами. В августе 2015 года на странице Оксаны Кичаткиной в социальной сети «ВКонтакте» появилась надпись с одиннадцатью восклицательными знаками: «Скоро год как нет со мной самого дорогого мне человека, а мне так сильно его не хватает!!!!!!!!!!!», – а немного позднее – два сообщения: «Друзья! 20 августа около моего дома в 9 утра, кто без машины, будет ждать автобус !!!!! Всех, кто хочет прийти, ждем» и «Друзья! 20 августа в 10.00 мы вас ждем на кладбище в Выбутах». Год назад похожая запись Оксаны Кичаткиной невольно помогла многим раскрыть глаза на то, что происходит в России и Украине. Большинство родных добровольцев с журналистами сейчас общаться не готовы. И не только из-за «путинского указа» о засекречивании «потерь в мирное время». Важную роль играют их убеждения. Они действительно считают, что военный конфликт на Украине - вещь неизбежная. Но рассказывать правду об этом конфликте пока что нельзя – иначе это повредит интересам России, оказавшейся «во вражеском окружении». Об этом мне не раз говорили и псковские журналисты, и члены семей добровольцев. У них есть вполне чёткие представления о том, между кем на самом деле ведётся военный конфликт. Украину самостоятельной действующей стороной конфликта они, по всей видимости, не считают. Они убеждены, что в нынешних условиях самое правильное – к этой теме вообще не возвращаться. Главное – молчание. Полное молчание. 4. Знак беды В том же упомянутом разговоре между двумя десантниками говорилось, что добровольцы в бою испытывали сложности во время радиопереговоров, которым мешали американские «глушилки». «Так они сразу вычисляют, - рассказывал раненый доброволец. - Там РЭБовцы американские работают, бригада РЭБ. [9] Они сразу накрывают всех…» По логике «патриотов» журналист, чья точка зрения расходится с официальной российской позицией, мало чем отличается от вражеского военнослужащего войск радиоэлектронной борьбы, то есть РЭБовца. Понятно, что любые контакты с «врагом», даже если это представитель российской прессы, считаются недопустимыми. И не только из опасения разгласить «государственную тайну», но и из-за личных убеждений. Есть и ещё одна причина, по которой ни вернувшиеся с войны добровольцы, ни их родные не горят желанием рассказывать правду о военном конфликте. Об этом рассказала нам Ольга Н. Её муж незадолго до того прошлогоднего августовского боя созванивался с ней и сказал, что «если что», то пускай она «сдерёт с государства всё, что полагается». После чего он, по словам Ольги Н., добавил фразу: «Иначе всё окажется зря». Речь шла о квартире, которую семья Ольги Н. и её мужа получили почти в центре города Пскова по военной ипотеке (мы как раз дважды общались во дворе этого кирпичного дома). Муж опасался, что после его возможной гибели жена и двое маленьких детей окажутся без квартиры. Так что выбор у родных был таков: либо они продолжают открыто общаться с журналистами, рассказывая о своих мужьях-добровольцах, либо неслышно уходят в тень. В первом случае они рискуют потерять квартиру, во втором случае государство «прощает» им военную ипотеку, выплачивает компенсации, награждает орденами и медалями отличившихся, лечит раненых (в действительности не все пока дождались государственных наград и «прощения»)… Для посторонних подобный выбор казался чуть ли не кощунственным. Кое-кто даже писал о том, что жёны «продают» своих мужей, а матери – детей. Но, по логике Ольги Н., она последовательно выполняла волю мужа, подчёркивая, что «иначе всё окажется зря». Каких-то особых иллюзий в отношении российского государства у неё, похоже, не осталось. «Патриотической» риторикой она не пользовалась, но мысль о том, что её откровения могут навредить семье, Ольгу Н. не покидала. Она несколько раз заговаривала об этом. Имеется и ещё одна причина, по которой родные воевавших на Украине сторонятся журналистов. Они опасаются того, что это сразу же станет известно «на той стороне», то есть на Украине. Основания опасаться у них действительно могут быть. На Украине опубликованы обширные списки тех, кто, по мнению украинской стороны, принимал участие в боевых действиях на стороне «ополченцев». Это списки как убитых, так и живых. Не все они правдивы, но часть данных соответствует действительности. Многие фамилии сопровождаются фотографиями, персональными данными и подобными пугающими записями:«Город: Псков. Тип: Наемники из России. Статус: Убит. Дополнительная информация: Террорист и оккупант». Украинские читатели потом ищут в социальных сетях родственников добровольцев и угрожают им. Такие угрозы не единичны. Так что родные российских участников боевых действий оказываются между двух огней. С одной стороны, они опасаются обвинений в разглашении «государственной тайны», а с другой – они не исключают мести со стороны украинцев. И чем меньше российский населённый пункт, в котором жил или продолжает житьдоброволец, тем проще найти его дом. К концу лета 2015 года украинская сторона систематизировала множество свидетельств, касающихся российского военного присутствия в Донбассе. 28 августа 2015 года волонтёрское сообщество InformNapalm провело презентацию результатов систематизации собственных расследований. Презентация прошла на медийной площадке Ukraine Crisis Media Center и в студии Hromadske.tv. Волонтёры к концу августа насчитали 116 инцидентов, в которых, как они считают, идентифицированы военнослужащие или техника более чем из шестидесяти российских воинских частей и воинских формирований (мотострелки, десантники, морская пехота, артиллеристы…). Все номера частей и пути их передвижения в презентации, сопровождаемой инфографикой, указаны. Так что такая осведомлённость (независимо от того, насколько она правдива) заставляет вернувшихся домой добровольцев и их родственников на всякий случай «уйти на дно», замкнуться. У них нет уверенности, что военный конфликт для них закончился. Любое их упоминание в прессе, даже анонимное, им кажется сегодня лишним. Это касается и тех, кто расторг военные контракты (такие случаи происходили, начиная с конца 2014 года, когда в Россию всё чаще и чаще начал поступать «груз 200»). Некоторые решались на крайние меры уже после того, как однажды побывали на Украине. Но были и те, кто возвращался на Украину снова и снова, в том числе и после ранений. Как писал двести с лишним лет назад в своих записках будущий генерал Алексей Ермолов: «Мне 25 лет. Недостаёт войны…» Есть люди, которым недостаёт войны.



полная версия страницы