Форум » Политика, экономика, общество » ХОДОРКОВСКИЙ Михаил Борисович » Ответить

ХОДОРКОВСКИЙ Михаил Борисович

440Гц: Родился 26 июня 1963, г. Москва Михаил Ходорковский: «Замечательная семья: четверо детей, внучка, родители, любимая уже четверть века жена… — плюсище. Много всего было — и того, чем горжусь, и того, чего стыжусь. Со временем взгляды меняются: важное перестает быть важным, и наоборот… Главное — не пустая была жизнь. Есть что вспомнить». Российский предприниматель, общественный деятель, публицист. «Международная амнистия» присвоила Михаилу Ходорковскому и его коллеге Платону Лебедеву статус «узников совести».

Ответов - 219, стр: 1 2 3 4 5 6 7 8 All

440Гц: Михаил Ходорковский: «Водка и наркотики — это ужас!» Ходорковский в Цюрихе. Мы говорим с ним не о политике. О ней он на первой же пресс-конференции сказал всё, что мог и хотел. Повторять — нет смысла, а сказать больше он, понятное дело, не хочет и не может. Но есть гораздо более грандиозная тема. Русская тема. Тюрьма. Когда-то это был олигарх № 1, самый богатый человек России. Но последние 10 лет и 3 месяца он был зэк. Очень особенный. Зэк № 1. фото: Алексей Меринов Путин принимал решение один Александр МИНКИН. Отпустили Лебедева. Что скажете? Михаил ХОДОРКОВСКИЙ. Я счастлив, что Платон Леонидович на свободе. — Думал, вы там навсегда. Пожизненно. — Я и сам так думал. Лучше не обольщаться. Потому что если обольщаешься напрасно, то потом тяжело. Конечно, у каждого человека свои психологические особенности. Мне проще жить по принципу «не верь, не бойся, не проси». Так что если б мне не предложили написать, то я бы и не написал. — Кто предложил? — Геншер. — Но он же не лично? — Нет. Кто-то из адвокатов привез… — Адвокат понимал, что это исходит как бы от Геншера, или думал, будто это инициатива самого Геншера? — Не знаю, что понимал адвокат. Я знал, что предложение исходит от Путина. — Вы это знали или предполагали? — Конечно, знал. — Формально знали? — Знал, услышал, прочёл, — давайте не будем сейчас обсуждать технику. — Почему он вас освободил? — Сам спрашиваю у всех. — Из-за Олимпиады? — Нет. Моя версия несколько более конспирологическая. Я считаю, что некоторая часть путинского окружения малость отвязалась, по мнению Путина. И он хотел привести их в более нормальное состояние. Для этого, на мой взгляд, у него было ровно два варианта: либо Сердюкову дать 10 лет, либо выпустить меня. И то, и другое произвело бы приблизительно одинаковый эффект. — Ваше освобождение произвело эффект атомной бомбы. А посадка Сердюкова — ну, посадили, ничего сверхъестественного. — Мы же сейчас говорим не про реакцию общества. Мы говорим про очень конкретных людей. Им показали, что не на все решения президента они имеют возможность влиять. Для них это весьма существенно. А кое-кто, как мне известно, узнал о решении президента из средств массовой информации. — Это для них дополнительный удар. — Да. Я убеждён, что Путин сделал это осмысленно, именно из внутренних соображений. А внешние соображения, если его и волновали, то во вторую очередь. — И никакой утечки не было. Ни малейшей. Это значит, что практически никто и не знал. — Да. — Он принимал решение один. — Да. — Просто один. — Да. И, как я понимаю, в этом смысл урока для той публики: некоторые решения он принимает один. Не уверен, что это в принципе хорошо для страны. Но, если уж построил вертикаль, — изволь соответствовать. Михаил Ходорковский (слева) и журналист "МК". Официантка несёт бутылку белого (налево) и рюмку красного (направо). У нас так спецподразделение ФСБ доставляет свидетелей — А теперь, поскольку у нас гуманитарный разговор, не о политике, то когда вы доедите суп... (Разговор шёл в ресторане, официантка принесла Ходорковскому рыбный суп. Горячий.) — Я не настолько увлечен этим процессом. Хотя, конечно, увлечен, но не настолько. — А там горячее всё или холодное? — В лагере всё горячее. Потому что горячее или холодное, или насколько прилично приготовленное, — это зависит от заключенных; они ж готовят. Если будут давать холодное или уж совсем плохо приготовленное, то... будут конфликты. А вот какие продукты, это уже от повара не зависит. — Давайте про момент, который условно называется «самолёт». Об аресте, про 2003 год. Вы сидите в самолёте. Вдруг кто-то врывается... — Сидим в самолёте, в Новосибирске, ждём заправку. Ждём-ждём. Потом нас отогнали на дальнюю стоянку. Глядим в иллюминатор — оцепление стоит. Они не очень далеко стояли, метров 50, может, больше. — Для вас это был сюрприз? — Ожидаемый сюрприз. Думал, они дождутся моего возвращения в Москву. Вызов в прокуратуру уже был. Я им написал, что как только прилечу из командировки – приду. Я ехал в Иркутск, в Школу публичной политики, потом в Эвенкию. Думал, вернусь — пойду в прокуратуру. Но они решили, что надо вот так сделать. Ведь это ж не был арест. — Это задержание. — И задержания не было. Это была доставка свидетеля. У нас так спецподразделение ФСБ доставляет свидетелей. Хотя по закону, если свидетель находится в командировке, они не имеют права доставлять. Они должны подождать. Тем более, если известна дата, когда вызванный приезжает. — Увидев оцепление, о чём вы думали? Как представляли себе дальнейшее? — Возвращаясь в Россию из последней зарубежной командировки, я чётко сознавал, что риск стал большим. А когда поехал в эту командировку по регионам России, уже понимал, что, видимо, всё. Полной уверенности, конечно, не было, я рассчитывал, что ещё процентов 20 у меня есть. Оказалось, нет. — Что вы почувствовали, когда они ворвались в самолёт? — А они не врывались. Они спокойно зашли. — Не орали: «Мордой в пол!» — Это всё сказки. О чём вы говорите? Там же все знакомые. Поймите, специально послали людей, которых я знал. Чтобы не было никаких конфликтов. — Вы их знали в лицо? — Да. — Начальника? — Начальника, не начальника, неважно. Тех, кто вошёл, я знал. — Вы предполагали, что повезут на какую беседу в Москву? — Я всё-таки не до конца тупой. Если за мной пригнали спецподразделение ФСБ – это не просто так. Конечно, был шанс (как и всегда он есть), что в Москве ещё что-то переменится. Но надежда на это была маленькая. Я ж вам уже сказал, что не люблю тешить себя надеждами. Поэтому я продумывал: что должен сделать, о чём сказать, какие вещи отдать. Обручальное кольцо отдал, мобильник, компьютер. Ничего не отнимали, ни к чему никто не притрагивался. Спокойно всё отдал адвокату. — Адвокат был с вами? — Нет, он в Москве приехал в прокуратуру. Но я вам рассказываю, как мысленно в голове держал, что должен буду сделать. Проигрывал модель поведения на допросе. Продумывал, как будет управляться компания. В общем занимался абсолютно прагматической работой. — Почти пять часов полёта — ценный момент. — Да, это ценная возможность, которую они мне предоставили. Но знаете ли, меня всерьез никто никогда не допрашивал. Дом никогда не обыскивали. Когда я попросил ради смеха о дополнительном допросе (это уже во втором деле было), мне в нём отказали: «Зачем нам лишнее знать». Была ещё забавная история. Я в Чите находился, ко мне прокурорский пришел: «Вот, поступило отдельное следственное поручение». — В Чите? Значит, вы уже первый срок отбывали. — Да, но меня выдернули в СИЗО, и там я сидел по второму делу как подследственный. Это нормально. Это у нас традиция. У нас всегда гонят по два-три дела. Сначала прогоняют простое — на небольшой срок, потом догоняют большим, чтобы человек сидел и сидел. С этим я много раз сталкивался. Так вот пришёл следователь, говорит: «Отдельное поручение по вопросу «Северной нефти». Будете давать показания?» (Именно о коррупционной покупке-продаже «Северной нефти» Ходорковский сказал на знаменитом совещании у Путина, чем вызвал гнев президента; с этого момента всё и началось... — А.М.) Я удивился. Думаю: ни фига себе! что это они вдруг? Ну, раз они такие смелые... Ведь я в своё время президенту об этом сказал. А раз уж я ему сказал, то, конечно, повторю. — «Северная нефть» это та, за которую бывший замминистра финансов Вавилов получил… — Да. И мне говорят: готовьтесь, в понедельник будет допрос. В понедельник прокурорский приходит с сильно удивлённым выражением лица: «У меня отозвали поручение. Спасибо, ничего не надо». — Абзац! Ох, простите, «абзац» — это журналистский синоним… Кстати, на каком языке вы в зоне говорили? — Когда я был в первой зоне — это была чёрная зона. Там мата не было вообще. Они решили, что я инопланетянин — Что такое чёрная? — Есть три типа зон. Чёрная, красная и режимная. Нормальная зона — это режимная. Там от «а» до «я» выполняется закон. В чёрной во главе стоят уголовники. — Воры в законе? — Ну, воров в законе сейчас не так много. Скажем, некие преступные авторитеты. На самом деле они исполняют то, что им говорит администрация. Но она как бы прячется им за спину. В такой зоне действуют не ПВР (правила внутреннего распорядка), а понятия. Красная зона — наоборот. Там администрация использует зэков, чтобы те воздействовали на других заключённых. Нет законов, «полицейский режим», но — через самих заключённых: избиения... Всё как положено. Но идёт это от администрации. Там нет понятий, там беспредел. Так вот в чёрной матом не ругаются. — Как вы это изучили? Откуда вам было знать, какая зона чёрная, а какая красная и как себя вести? — Россияне представляют себе, что такое тюрьма. Я и Солженицына читал, и Шаламова. И до попадания в зону уже два года просидел в тюрьме под следствием и под судом. — Значит, в СИЗО всё объяснили? — Конечно. Для меня ничего особо необычного не было, за исключением одного. Начальник в первой зоне, куда меня этапировали после приговора, спрашивает: «Вы кто по жизни?» Я на него смотрю, как баран на новые ворота. Такой вопрос в официальном кабинете вызвал когнитивный диссонанс. (На современном языке — «разрыв шаблона». — А.М.) Я не ожидал от него разговора на фене. Меня застопорило. Говорю: «Простите…» Он увидел мои изумлённые глаза, я полностью обалдевший. Говорит: «Ладно, идите, сами разберёмся». — А какие варианты ответа существуют? — Правильных ответов тьма. Множество так называемых «мастей». Самая нижняя масть — их называют по-разному, обидными словами. Второй тип, нечто вроде прислужников, — шныри. Есть мужики... Когда мы разобрались, я сказал: «Ребята, вам придётся поправлять свою систему, потому что в российских тюрьмах появилась новая масть — политические». И разница очень существенная. В отличие от правильного мужика, у меня нет никакой проблемы общаться с администрацией (спокойно могу с ней разговаривать). Я могу писать жалобы прокурору, в суды (что я и делал с удовольствием). Правильному мужику не положено жаловаться, общаться с администрацией и так далее. С другой стороны, в отличие от людей, которые, так сказать, работают на администрацию… Я не буду говорить, как они называются... — Суки? — Да. У меня нет с администрацией никакого доверительного контакта и ни в каком взаимодействии с ней меня никто не может заподозрить. — Понятно. Раз жалуется, то, значит, не мужик. А раз не стучит, то и не стукач. Но они-то поняли вашу особую масть? — Народ понял. Они просто решили, что я инопланетянин. С этим инопланетянином можно взаимодействовать. Барак, где живёт смотрящий, называется Кремлём — А если этот инопланетянин вольно или невольно, скажем по незнанию, нарушит чего-то? — Так он же инопланетянин. Ему многое прощается. Например, был такой случай. Администрация очень боялась (не знаю, из каких соображений), что меня будут фотографировать. — Простите, зэку нечем фотографировать. — Зэку есть чем фотографировать. И фотографировать могут, и звонить. В чёрной зоне. — За деньги? По блату? Как он получает в руки телефон? — Мы и об этом можем поговорить, если вас заинтересует. — Ну да, мне же это ещё предстоит. — У нас пенсионеров не сажают. — Вы серьёзно? — Вы в таком возрасте, что я не знаю, что вы должны сделать, чтоб вас посадили. — Я подумаю. — Итак, фотографировать меня нельзя. Но подходит ко мне один: «Можно сфотографирую?» Отвечаю: «Знаете, проблем потом не оберёшься?» Он: «Ничего, это типа мои дела. Я решу». Ну решишь и ладно. «Только, — говорю, — я на вас смотреть не буду. Я вас не видел». — Иначе получится, что вы разрешили? — Я не хотел, чтобы мне потом задавали дурацкие вопросы. Я человек вообще очень предусмотрительный. (Дружный смех.) Да, да, да. Если я предполагаю, что будет какая-нибудь пакость, то я стараюсь эту пакость предусмотреть и предотвратить. О'кей, он продал эту фотографию какому-то журналисту за 300 баксов, а в колонии началась разборка. Большая. Вызывают в оперотдел: «Кто вас сфотографировал?» Я говорю: «А я откуда знаю?». Они понимают, что ничего не могут сделать. Погрозили. А чем мне можно грозить? Спустя некоторое время меня вызывают в Кремль. — ??!! — Во всех зонах барак, где живет «смотрящий», называется Кремлём. — Шикарно! Ни разу не слышал. — Дарю… А ходить между бараками категорически запрещено. Говорю: «Я не пойду. Запрещено перемещаться между бараками»… Практически — в чёрной зоне все ходят спокойно. А в красных зонах ходят те, кому разрешено. Это я для себя исполнял все ПВР. Положено не выходить, я не выхожу. — Чтобы не давать повода для наказания? — Там всё по-настоящему. Вышки, заборы, автоматчики. Мне отвечают: «Администрация дала добро». Хорошо. Мне ж любопытно. Прихожу в Кремль, там сидит смотрящий, Паша-монгол. — Монгол? Узкоглазый? — Нет, просто кличка такая. Нормальный парень. 26 лет. — Молодец какой. Значит, убийца? — Да, типа того. И он начинает задавать те же вопросы: кто? как? Я говорю: «Паша, смотрите (я со всеми на вы): почему я должен сказать вам, если я не сказал в администрации?» Здесь у него начинается стопор (когнитивный диссонанс). Чтобы в чёрной зоне смотрящему не ответили на вопрос — это невозможно! А оказалось — возможно. Постояли, посмотрели друг на друга. Он говорит: «Ну хорошо. Пойдёмте, барак посмотрим». — Экскурсия? — Да. Почему не убили? Путин запретил — И что, у них лучше? — Есть там некие преимущества. — Тепло? — Там везде тепло. Там урановые рудники рядом. Энергии до задницы. — А вы чувствовали угрозу жизни от других зэков или от администрации? — Я на эту тему заморачиваться не хотел. Ну да, ну могут... Что я-то могу сделать? — У вас есть предположение: почему вас там не убили? Руками зэков, например. — Почему не убили? Ответ простой: Путин запретил. — Да ладно!.. Большая пауза. — …Хотите спросить: почему запретил? — Нет, другое. Существует знание и существует предположение. Когда вы говорите, что он запретил, — это знание? — Это — обоснованное предположение. Я примерно через полгода понял, что есть жёсткий запрет меня трогать. — Случалось вам видеть драку со смертельным исходом? — Нет. За всё время, что я был в колонии, смертных случаев, по-моему, не было или был один. (Следует помнить, что речь всё время идёт о колониях «общего режима», а есть ещё «строгий режим» и «особый режим». – А.М.) Сильно искалечили одного человека. Я в это время был в бараке и не видел, как это происходило. Но я видел человека до и видел после. Избили палками, порвали ему селезёнку. А больничка, медпункт, от нас — через забор. Я кричу через забор: «Ребята, как дела у парня?» Отвечают: «Нормально. Наверно, к вечеру помрёт». Я такой кипеж поднял... И по-моему, впервые за всю историю зоны на территорию запустили скорую помощь, увезли в больницу, положили на операционный стол. Давление у него в тот момент было 60 на 40. Два литра крови потерял. Хорошо, парень здоровый. В общем вытащили. А он потом колонии иск вкатал на четыреста тысяч. — И получил? — Точно не знаю. — Если выиграл, то он вам должен. — Это было много лет назад. Но мне очень понравилось. — А как общались с зэками? — В общении я не видел никаких проблем. Адаптация происходит постепенно. Сначала поступаешь в карантин. Это отдельный барак, там сидит кто-нибудь из опытных, всё рассказывают новичку. Буквальный инструктаж. — То есть твое незнание, тюремная неграмотность не используется тебе во зло? — Используется, конечно. Но это уже вопрос взаимоотношений. Понимаете, есть 18-20-летние, которые там между собой в некий детский сад играют, а есть солидные люди, 35-40 лет, они не будут глупостями заниматься. При этом с тобой работает отдельно смотрящий, отдельно — администрация. Им нужно понять, что ты за человек, а дальше тебя где-то разместить в лагерной иерархии, какую дать работу, на какую койку положить. А то вдруг ты окажешься несовместим с соседями. Будет конфликт. А никому конфликты не нужны. Потому что после конфликтов у администрации лишняя работа, у зэков — ужесточение режима. Да, им сложно немножко со мной, непривычно. Поэтому лишний раз со мной общаться… С одной стороны — не хотят, а с другой стороны — интересно. В лагере же мало развлечений. А это — новое лицо, причём можно похвастаться потом перед домашними — мол, вот, с кем я сидел, вот такой у нас был человек. — Вам приходилось каким-то образом получать телефон для звонка? — Естественно, предлагали. Естественно, отказывался. — Боялись провокации? — Не боялся, а знал. — А что будет за это? — ШИЗО (штрафной изолятор). — Тяжело в штрафном изоляторе? — Мне — нет. — Вы же попадали? — Много раз. Может, пять, может, шесть, может, семь. — И что там? — Комната небольшая. Пристёгнута к стене койка, можно отстёгивать только на ночь. Тумба, на которой можно сидеть. Ничего хорошего, но при достаточном уровне самоконтроля... — Если в ШИЗО терпимо, почему надо так старательно его избегать? — Они меня закрывают в ШИЗО незаконно, а я веду себя по закону. А если я возьму телефон — поступлю незаконно. Но я хотел, начиная с суда, доказывать: всё, что со мной делается, делается незаконно. Поэтому я — только по закону. И вы, пожалуйста, по закону. Будете смеяться: второй лагерь, в который меня закрыли, был сначала красным (где беспредел. – А.М.), а за три месяца перед моим приездом из него начали делать режимный. И сделали. Когда я приехал, лагерь был абсолютно режимным. То есть там отклонения от закона если и были, то совершенно минимальные. — Что может быть в чёрном, и чего не может быть в режимном? — Всё. В чёрном лагере заключённый может выйти из барака и гулять… хотя и недалеко. В режимном лагере это невозможно. В чёрном лагере повара могут отрезать от общего кусок, нажарить мяса для администрации и себя не забыть. В режимном лагере это невозможно. Там всё, абсолютно всё по-другому. — Где лучше? — Для меня — безразлично, что в чёрном, что в режимном. Я вообще круглосуточно под телекамерой: и еда, и сон, и работа. Но для обычного заключённого режимный лагерь радикально лучше. А для 10% заключённых, у которых есть возможности те или иные (деньги или авторитет), конечно, в чёрном лагере лучше. Потому что там же и телефон рядом, и продукты, водка, наркотики. Прекрасный парень. Два убийства — Важный вопрос, гуманитарный. На ваш взгляд, сколько сидит невинных? — Совсем невинных? Процентов 10. — Кто они? — Ну давайте так. Радикальное отличие между первым лагерем и вторым. В первом лагере, где я был, сидели в основном российские граждане. 100 процентов российских граждан сидели. — Это в Краснокаменске? — Под Краснокаменском. Там многие сидели не за дело. Многие — за чужое. Кто-то поссорился с кем-то. У кого-то отобрали чего-то. Но главное: «палки» нужны для красивой статистики в борьбе с преступностью. Например, совершено какое-то преступление, надо на кого-то его повесить. Множество есть причин. Особая ситуация с наркотиками. Там очень много обычных наркоманов, они загремели как распространители. И тоже в основном ради «палок». Тем не менее они — наркоманы. Во втором лагере, в котором я сидел в Карелии, там много тех, кто сидит ни за что. Там процентов 70 гастарбайтеров. — Из Центральной Азии? — Да. — Просто за нарушение паспортного режима? — Нет, в основном за изнасилование. — Разве это «ни за что»? Это очень даже за что! — Нет, это на них повесили. Реально они не виноваты. Совсем невинных, как я уже сказал, процентов 10. Но... Вот за изнасилование судят мужика. Женщина рассказывает, как он ворвался в квартиру, изнасиловал. Судья спрашивает: «Что ж вы не закричали?» — «Ребёнка боялась напугать». — «Ребёнку сколько лет?» — «12». — «А чей ребёнок?» — «Да наш с ним». Выясняется, что они живут в гражданском браке, у них ребёнку 12 лет. Прокурор — женщина, судья — женщина, и адвокат — женщина. Они на неё смотрят и говорят: «Дама, а вы точно хотите своего мужа посадить?» Она как-то так задёргалась, а её адвокат ей говорит: «Откажешься — тебя привлекут за ложный донос». Четыре года условно ему дали. Оправдать не могли, но и в зону решили не совать. — Вы были зэк №1 на планете Земля; можно сказать, эксперт. И утверждаете: невинных в зоне — 10%. — Да, процентов 10. А ещё процентов 20 сидят не за то. Виноваты, но не так и не в том. — Всего, значит, невинных и полуневинных — процентов 30. А 70, значит, — виновные. — Знаете, что для российского человека может быть непонятно, а для западного, наоборот, понятно. Если вина не доказана, значит, не виноват. Я считаю, что процентов 10 приговоров оправдательных должно было бы быть, и соответственно 10 % людей не должно было бы находиться в тюрьме, потому что они невиновны. А ещё процентов 15 не должны были бы находиться в тюрьме, потому что хотя они и виновны, но вина их не доказана, а значит, они юридически невиновны. Если первое (про невиновных) всем понятно, то второе (про недоказанных) очень многим непонятно, к сожалению. Как у нас было, так и осталось. — Вы столько лет пробыли с людьми, про которых прежде мало что знали. Что поменялось в ваших взглядах на этот мир? — Я скажу, что поменялось. Какой ужас водка и наркотики! Какой ужас!!! (В глазах была видна сильная эмоция. Очень сильная.) — Всё по пьяни? — Всё по пьяни. Всё по пьяни или по наркоте. Я спрашивал смотрящих, почему они запрещают затягивать в зону спиртное? (Можно только отдельным лицам, очень ограниченному кругу.) Отвечают: «А иначе мы не удержим зону» (От беспорядков и бунта. — А.М.) Ребята, которые абсолютно нормальные, милые люди, пока они трезвые, вежливые, уважительные, соблюдающие правила, адекватные, приняв на грудь стакан, вообще выпадают из реальности. У меня там был один знакомый, прекрасный парень в трезвом состоянии. Два убийства. Он охотник, и каждый раз он умудрялся доказывать, что «случайный выстрел». Какой случайный?! Через дверь завалил человека! Всё по пьяни! Он мне откровенно сказал: «Я сам себя боюсь. Вот выйду, выпью, и в третий раз я так не отделаюсь. Навсегда уеду». — И таких много? — Бандитов, воров, профессиональных преступников в таких зонах — процентов 10, и невиновных — процентов 10. Остальные 80% — по пьяни и по наркоте. Ужас! Прежде я себе этого и вообразить не мог. Даже когда сильно выпиваю, у меня нет агрессивности, и мне трудно было себе представить, что у других людей это вызывает такую вспышку агрессии. А таких оказалось много. — А что с вами происходит? — Спать хочу. — Между «слегка пьян» и «спать хочу» есть ещё очень важная зона. — Слегка веселюсь. Поболтать люблю. На судью было тяжело смотреть — Пока сидели, вы опубликовали несколько статей и интервью, и там рассказали, что в тюрьме начали много читать и стали на мир, на культуру смотреть совсем по-другому. Что вы читали и как шёл этот процесс изменения взглядов? — Чтобы не сбрендить за долгое время сидения (а я сознавал, что такое может случиться), я заставлял себя читать серьёзные журналы, философские. Из пяти статей попадается одна, и видно, что человек в какой-то области гораздо больше меня думает. Ну или просто мозги у него лучше. И читаешь то, до чего сам бы не дошёл. Такое для меня интересно, очень любопытно... Один французский автор мне очень понравился, по-моему, женщина: «Теория о недостижимости цели». Замечательная вещь. О том, что цель (под которой понимается нечто большое) в принципе недостижима. Либо из-за невозможности её достичь, либо из-за невозможности достичь её в разумное время. Приводится всем понятный пример: если вы начали ухаживать за 20-летней девушкой, желая получить её в жёны, и продолжали это ухаживание 50 лет, то вряд ли в конце пути цель будет ровно та, какую вы видели перед собой в начале. А дальше делается вывод, что на самом деле важна не цель. Важны средства. Не надо говорить о цели, поскольку она недостижима. Надо говорить о средствах. Моральные средства делают цель моральной. И она не обязательно такая, какую вы себе изначально предполагали. А аморальные средства делают цель аморальной, независимо от того, какой она виделась вам с самого начала. Мне это очень понравилось. Легло в голову, всё время вспоминаю. — Что вы скажете о судье Данилкине, который зачитал приговор Лебедеву и вам — по 14 лет лишения свободы? Что вы о нём думали в стеклянной клетке Хамовнического суда? — Сначала мне было интересно: понимает ли он, что происходит? Через полгода стало очевидно, что всё понимает. Всё. А дальше было жутко неудобно на него смотреть, тяжело. Я ставил себя на его место и думал: а смог бы я такое говорить, что он говорит? — Вам было его жалко? — Ну, если очень огрублять, то можно и так сказать. *** Улыбается, но дико устал. С 2003-го по 2013-й — 10 с лишним лет тюрьмы, судов, пересылок, абсолютной уверенности, что пожизненно... С таким умом, таким характером и с таким (теперешним) отношением к жизни лучшего реформатора для системы тюрем и лагерей России не найти. Но вряд ли ему предложат такую работу. А если предложат, то вряд ли он согласится. Да и не заметно, что власть России хочет реформировать нашу тюрьму. http://www.mk.ru/politics/russia/interview/2014/01/25/975485-kreml-v-chyornoy-zone.html материал: Александр Минкин газетная рубрика: ТЮРЬМА И ВОЛЯ

Алексей Трашков: Ходорковский: Путин подставил миллионы россиян Экс-глава концерна ЮКОС Михаил Ходорковский заявил в интервью DW, что успех Украины на пути к правовому государству стал бы примером для России.

НЕМО: «Ъ»: суд в Гааге обязал Россию выплатить экс-акционерам ЮКОСа $50 млрд Третейский суд в Гааге обязал Россию выплатить экс-акционерам ЮКОСа $50 млрд вместо затребованных $114 млрд. Об этом пишет «Коммерсантъ» со ссылкой на источники, знакомые с ситуацией. Кроме того, Россия должна оплатить издержки судебного процесса в размере $65 млн. http://www.gazeta.ru/business/news/2014/07/28/n_6346041.shtml


440Гц: Ещё бы из личного кармана оплатили, а не из государственной казны. И бизнес вернули, вместе с десятью годами потерянной жизни и здоровья. Не говоря уж о карьере и пользе для государства... По-прежнему, Реквием...

440Гц: ...ну, вот, не одна я так думаю... Ходорковский: печально, что $50 миллиардов пойдут «не из того кармана» 28.07.2014 Экс-глава ЮКОСа Михаил Ходорковский «с удовлетворением» воспринял сегодняшнее решение арбитражного Третейского суда Гааги, обязавшего Россию выплатить акционерам компании 50 миллиардов долларов. «Это первый независимый суд, который изучил дело ЮКОСа во всей полноте, с исследованием доказательств и свидетелями», — заявил Ходорковский. «Прекрасно, что акционеры компании получают шанс на компенсацию своих убытков», — цитирует заявление бывшего главы крупнейшей нефтяной компании России пресс-центр Ходорковского и Лебедева. Ходорковский снова подтвердил, что не являлся стороной в этом судебном процессе, а потому не претендует на выставленную судом компенсацию. Он также посетовал, что компенсация будет из кармана государства, а не их карманов «путинских олигархов».(... Сегодня Третейский суд Гааги частично удовлетворил иск компании Group Menatep Limited, консолидировавших более 70% акционеров ЮКОС (Борис Невзлин, Владимир Дубов и другие). GML требовал с России 145 миллиардов долларов, однако Гаагский суд оценил убытки акционеров почти втрое дешевле. Но Россия, как проигравшая сторона, должна будет также возместить судебные расходы в размере еще 65 миллионов долларов. http://www.novayagazeta.ru/news/1685187.html

Инженер: Чпокнуть Ходора дешевле обойдется, как ни крути.

440Гц: Инженер, денежки придётся отдавать не Ходорковскому, а акционерам ЮКОСА - тогда всех надо...

440Гц: «Европейский выбор — это честно применяемые законы и регулярно сменяемая власть. Тезис, что «Россия — не Европа» — навязываемая ложь. Ее навязывают те, кто хочет править вечно», — сказал экс-глава ЮКОСа. Сегодня, продолжил он, большая часть населения находится под воздействием государственной пропаганды, а «одним из оплотов реакционного безумия стала Государственная дума». «Но скоро выборы (в Госдуму в 2016 году). Михаил Ходорковский намерен заниматься политической деятельностью. Такой вывод можно было сделать из его выступления во время онлайн-форума по перезапуску «Открытой России», который состоялся в субботу. О создании партии речи не идет. Ходорковский видит свою задачу в построении сетевой горизонтальной структуры, которой «по силам не допустить самые одиозные фигуры» в Госдуму по итогам выборов в 2016 году. Запуск обновленной «Открытой России» состоялся во время онлайн-форума 20 сентября. Как уже писала «Газета.Ru», в отличие от прежнего фонда «Открытая Россия», созданного руководством ЮКОСа в 2001 году, нынешняя организация не будет регистрироваться, иметь офис в Москве и подразделения в регионах. Речь идет о создании сетевой структуры, главной задачей которой организаторы ранее называли реализацию образовательных и просветительских проектов в формате семинаров, лекций и «круглых столов». Однако субботний форум продемонстрировал, что общественная деятельность в понимании Ходорковского тесно переплетается с политической. Надо самоорганизовываться перед выборами в Госдуму; выборы — это уязвимое место действующей российской власти — таков был главный месседж экс-главы ЮКОСа, который он повторил несколько раз. Ходорковский вышел на связь из Парижа. Модератором мероприятия была проживающая во Франции журналистка Наталия Геворкян. Трансляция форума велась на нескольких сайтах, включая официальную страницу Михаила Ходорковского и новый сайт «Открытой России». Во время онлайн-форума на связь выходили гражданские активисты из нескольких российских городов: Санкт-Петербурга, Томска, Екатеринбурга, Воронежа, Ярославля. Нижний Новгород, помимо местных активистов, представлял депутат Госдумы Дмитрий Гудков. От Ходорковского, естественно, ожидали, что он объявит о своих планах в контексте деятельности «Открытой России». И Ходорковский эти планы скрывать не стал. Ключевая мысль его короткого вступительного слова — у России европейский путь развития, и необходимо содействовать самоорганизации европейски ориентированной части общества. «Европейский выбор — это честно применяемые законы и регулярно сменяемая власть. Тезис, что «Россия — не Европа» — навязываемая ложь. Ее навязывают те, кто хочет править вечно», — сказал экс-глава ЮКОСа. Сегодня, продолжил он, большая часть населения находится под воздействием государственной пропаганды, а «одним из оплотов реакционного безумия стала Государственная дума». «Но скоро выборы (в Госдуму в 2016 году). Времени для самоорганизации достаточно, хотя и в обрез. Нам по силам не допустить (в парламент) самые одиозные фигуры. Однако сегодня нужна не традиционная партия, а горизонтальный альянс разных групп. Это движение и называется «Открытая Россия», — завершил выступление Ходорковский. По сути, экс-глава ЮКОСа поставил задачу консолидировать вокруг себя оппозиционно настроенных граждан, в его понимании, «европейски ориентированных». Если это не заявка на политическую деятельность, тогда что? О выборах экс-глава ЮКОСа в ходе мероприятия говорил еще не раз: «Выборы — слабое место системы. Даже если у нас нет возможности провести своих единомышленников, власть в этот момент наиболее уязвима к точке зрения общественности. Она вынуждена идти на уступки, чтобы подтвердить свою легитимность». Иначе говоря, нужно не молчать, а как можно больше говорить о проблемах, чтобы заставить власть их решать. Ходорковский не сказал прямо, что активистам, взаимодействующим с «Открытой Россией», необходимо лично участвовать в выборах. Однако такой вывод напрашивался сам собой. Есть лишь одно, но ключевое препятствие: как сторонникам Ходорковского добиться, чтобы их допустили к участию в кампании? Нынешнее законодательство позволяет на дальних подступах отсечь от выборов любого, кого пожелает власть. И с этой точки зрения план Ходорковского по «самоорганизации» в преддверии федеральной кампании во многом выглядит как утопия. Во всяком случае, на сегодняшний день. Хотя, с другой стороны, логика экс-главы ЮКОСа понятна: он, очевидно, считает, что лучше делать хоть что-то, чем не делать ничего. «Мы не можем сказать, когда сменится режим, — ответил Ходорковский на один из вопросов, которые можно было задавать онлайн. — Это может произойти через два года, когда закончится длинный политический цикл (то есть пятилетний цикл, прошедший с момента предыдущих думских выборов в 2011 году. — «Газета.Ru»). Это может произойти через десять лет, когда бюрократия будет искать себе другую опору. Это может быть через двадцать лет, когда Владимиру Путину будет восемьдесят. Те, кому сегодня двадцать и тридцать лет, обязательно доживут до смены власти. И надо быть к этому готовыми». Спросили Ходорковского и о том, как, по его мнению, отреагирует Путин, «если узнает о вашей деятельности»? «Мне хотелось бы верить, что он поймет. А рассчитываю я на то, что он огорчится», — последовал ответ. Во время форума также выступили (или были показаны в записи) россияне, по разным причинам уехавшие за рубеж. Бывший владелец «Евросети» Евгений Чичваркин высказал мнение, что пик популярности Путина пройден и сейчас «самое время вести протестную деятельность»: «Времени, когда люди из года в год жили лучше, больше не будет. Нас могут услышать. Пора открывать рот. Есть надежда, что будет услышан еще чей-то голос, кроме голоса Екатерины Андреевой». Эмигрировавший экономист Сергей Гуриев сказал, что уже сейчас «кто-то должен рассказывать гражданам, как мы будем жить» после того, как сменится власть. У экономиста Сергея Алексашенко были предложения: надо перестать «получать удовольствие от общения друг с другом» и заниматься политическим просвещением населения, работая с его колеблющейся частью, а также разработать документ «Как нам обустроить Россию», который не должен быть секретом ни для кого. «Мы не можем допустить, чтобы постпутинская коалиция была сформирована без нас», — с подкупающей откровенностью заключил экономист. Были показаны также выступления Александра Архангельского и Дмитрия Быкова, который сказал, что надо «своими руками спасать просвещение: создавать среды, анклавы свободы внутри путинской России»: «Обрушение глиняной пирамиды будет стремительным. Надо, чтобы нас не погребло под ее обломками». Форум оставлял странное ощущение. В качестве основных его тем были заявлены такие: «Как вернуть Россию на европейский путь развития?»; «Как добиться свободных выборов и создать правовое государство?»; «Как объединить тех, кто готов отстаивать свои права и свою страну?». Ответов на эти вопросы практически не звучало. Большинство спикеров — в особенности это касается региональных активистов — жаловались на власть и рассуждали на тему, что надо делать, когда «рухнет режим». Ни слова не говорили о том, как они намерены действовать — или действуют уже, — чтобы хоть в чем-то изменить ситуацию. Складывалось впечатление, что многие участники форума больше озабочены тем, как не потеряться в абстрактной постпутинской России, нежели необходимостью вкладывать усилия в Россию сегодняшнего дня. В каком-то смысле они и Ходорковский говорили на разных языках. Ближе к концу мероприятия Наталия Геворкян зачитала экс-главе ЮКОСа вопрос столичного муниципального депутата Максима Каца, который написал, что «сейчас наблюдает home video с участием тех же людей, которые говорят то же самое, что произносят уже много лет, — о скором крахе режима и о том, что будет после». А могут ли эти люди, вопрошал Кац, не только выступать с заявлениями, а реализовать хоть какой-нибудь полезный проект? «Делайте сами, делайте с нами, делайте лучше нас, — ответил депутату Ходорковский. — Эту речевку надо повторять и сейчас». Завершился форум очередным включением из Нижнего Новгорода, где в этот момент происходил штурм помещения, в котором находились активисты. Можно было услышать, как кто-то ломится в помещение, и увидеть участников форума, столпившихся возле двери. Позже координатор «Открытой России» Владимир Кара-Мурза-младший рассказал «Газете.Ru», что в студию ворвались люди с криками «Позор предателям Родины!». Кара-Мурза сказал, что автобус, на котором прибыли неизвестные, «сопровождала машина ДПС». В Москве участники мероприятия, включая самого координатора «Открытой России», находились в одном из офисных помещений в центре столицы: «На каком-то этапе у нас исчез и Wi-Fi, и вообще интернет. Наши техники сумели справиться, но большую часть форума мы посмотреть не смогли». Полностью, говорит Кара-Мурза, отключили интернет в воронежской студии, в результате чего активистам спешно пришлось искать другое помещение. «Другим помещением», судя по всему, оказалась чья-то квартира: такой вывод можно было сделать по картинке во время включения из Воронежа. В Ярославской области участники форума планировали расположиться в квартире политика Бориса Немцова, ныне депутата местного заксобрания. «Сам Немцов был в Москве и в мероприятии не участвовал — просто предоставил помещение, — рассказывает Кара-Мурза. — Но утром, когда люди пришли в квартиру, оказалось, что кто-то забил гвоздями замок. Ломать дверь не решились, иначе их могли бы обвинить в попытке проникновения в чужое помещение. В результате за сорок минут до начала форума активисты смогли найти альтернативный вариант». А вот участникам из Челябинска вообще не суждено было выйти на связь: «Они оборудовали студию в одной из гостиниц, но там полностью пропал и интернет, и Wi-Fi. Не было ни одного российского города, где у нас все прошло гладко», — утверждает координатор «Открытой России». И это при том, подчеркивает он, что конкретные населенные пункты, откуда будут производиться включения, а также точки, в которых соберутся активисты, держались в тайне. http://www.gazeta.ru/politics/2014/09/20_a_6228849.shtml

qwer: 440Гц пишет: Михаил Ходорковский намерен заниматься политической деятельностью а когда за бугор сваливал клялся и божился ничего общего с политикой не иметь

Joker-Point: qwer! А Вы знакомы с понятиями экономическая политика и политическая экономия? И надеюсь, что для всех, в том числе идля вы=ас ясно, что политические решения принимаемые Путиным напрямую влияют и на экономику России?! Что ничего не вижу ничего не слышу-голову, как страус воткну в песок - благодать, бугром лишь голу задницу видать.

ЮКОС: Фоторепортаж с комментами по "Делу ЮКОСа": http://top.rbc.ru/photoreport/28/07/2014/939356/1.shtml http://top.rbc.ru/society/28/07/2014/939375.shtml

440Гц: Интервью — Михаил Ходорковский, бывший владелец нефтяной компании ЮКОС Михаил Ходорковский — о своих планах, ошибках нынешней российской политики, сложных взаимоотношениях Владимира Путина и олигархов, расплате за приватизацию и роли Джейкоба Ротшильда в компании ЮКОС Татьяна Лысова Vedomosti.ru 22.09.2014 Михаил Ходорковский — уже не бизнесмен, пока не политик, а, как он сам себя называет, человек, занимающийся общественной деятельностью на благо России. «После освобождения из тюрьмы я мог спокойно проживать имеющиеся у меня деньги, жить в свое удовольствие, но для меня лично, исходя из моих внутренних установок, это оказалось невозможным», — сказал Ходорковский в интервью «Ведомостям». Свою задачу он видит в том, чтобы помочь самоорганизации людей на площадке обновленного проекта «Открытая Россия», первый онлайн-форум которого прошел в субботу. — Давайте начнем с «Открытой России». Что это за обновленный проект? Чем он отличается от предыдущей деятельности «Открытой России»? Какие у него цели? — 14 лет назад, когда начиналась «Открытая Россия», это был фонд, направленный на поддержку различных проектов гражданского общества, в том числе благотворительных проектов. Это был такой социальный вклад, который делала компания ЮКОС, акционеры компании в развитие гражданского общества в России. Естественно, в то время ни у меня, ни у акционеров компании ЮКОС не было никаких общественно-политических задач, это были образовательные проекты, правозащитные проекты и сугубо гуманитарные, связанные со здравоохранением, строительством больниц и многим другим. Компания большая, и вклад ее в общественные фонды был тоже весьма значительным. Сейчас ситуация, конечно, иная. Страна сделала большой шаг в сторону авторитаризма. ЮКОСа больше не существует, бизнеса в России ни у кого из моих партнеров тоже нет, а у меня нет бизнеса вообще. После освобождения из тюрьмы я мог спокойно проживать имеющиеся у меня деньги, жить в свое удовольствие, но для меня лично, исходя из моих внутренних установок, это оказалось невозможным. Я стал думать, что я могу сделать для своей страны, а точнее — для той части общества, чьи ценности я разделяю. Я для себя определяю ее как европейски ориентированную часть российского общества. Я считаю, что вопрос стратегического выживания нашей страны — это вопрос, насколько вот эта часть общества окажется влиятельной и умной. Именно она должна думать о будущем, подталкивать власть, общество в том направлении, которое позволит обычным людям сохранить рост уровня их доходов. Именно она обязана думать и о том, что лежит за пределами собственных, сиюминутных, личных интересов. К глубокому сожалению, эта часть общества сейчас последовательно разрушается властью из вполне понятных соображений — ведь это питательная среда для появления политического конкурента. В прошлом самоорганизация реальной оппозиции шла бы через создание партии. Но сейчас прежние иерархические партии являются не очень современной моделью, и в то же время власть обращает на них слишком серьезное внимание. Она эту модель понимает, именно ее она научилась разрушать — любая из партий, становящаяся чуть более влиятельной, чем ноль, тут же подвергается либо интеграции с размыванием ценностей, либо уничтожению. Альтернативная модель — сетевая структура, позволяющая людям быстро скоординироваться только на время и для решения конкретной общей задачи. Например, на время предвыборной кампании. Но такая модель требует от участников накопления опыта взаимодействия, взаимного доверия, использования специальных технологических приемов. Именно этой работой я и собираюсь сейчас заниматься. — Тем не менее финансирование для существования такой площадки необходимо, и мы подходим к вопросу источников, объема финансирования, надежности этого финансирования. — Я могу сказать, что инициатив будет немало. Я беру на себя то, что я могу себе позволить. Это мой вклад в развитие гражданского общества. Сначала сайт, потом мобильное приложение, потом, может быть, еще какие-то технологические решения, которые к этому могут быть применены. Также не обойтись и без организации мероприятий «в реале». На технологический вклад моих возможностей будет достаточно. Но это техническая платформа. — Ну а содержательно? — Финансирование, поддержка содержательной части, конкретных проектов — это вопрос гражданского общества. То, что мы и пытаемся сделать 20 сентября, — обратиться с предложением к людям не замыкаться только на проектах, которые они делают где-то у себя, в своем сообществе, в своем регионе, а открыться более широкому взаимодействию, взаимодействию с другими людьми, другими регионами. — Вы исходите из того, что власть старается препятствовать самоорганизации гражданских инициатив. Получается, что ваша площадка играет роль прожектора, где сразу в этом световом пятне будет видно, кто у нас тут самый активный, кто пытается самоорганизовываться. Стоит ждать фильма «17 друзей Ходорковского»… — Считаю, что каждый человек вправе сам сделать свой выбор. Я, наверное, вряд ли могу рассчитывать, что решительных людей сразу будет много. Но подобные проекты рассчитаны на годы, если не на десятилетия. Вот вы можете помочь конкретному человеку, конкретному ребенку, конкретному бездомному, но при этом вы же, как умный человек, отдаете себе отчет, что всем детям и бездомным вы не можете помочь. Что для этого человечеством создано государство. И если вы не пытаетесь сориентировать на эту задачу государство, то на самом деле вы не сделали все, что вы могли. — Ну вот в итоге мы и пришли к тому, что цель — это воздействие на государство. — Ну а я с этого и начал. Высшая ступень самоорганизации общества — это государство. Моя ключевая задача — добиться, чтобы в определении курса нашего государства европейски ориентированная часть общества играла существенную роль. Люди должны понять: почти единственным слабым местом системы — в политическом смысле — является ее легитимизация. Выборы. Именно участие общественных групп в выборах, в предвыборной борьбе заставляет власть реагировать на их запросы. Даже если выборы почти стали фикцией. Власть не может себе позволить, чтобы люди признали выборы полной фикцией. Иначе она утратит свою легитимность. Таким образом, шанс у оппозиции есть. Власть это понимает, и на этом поле борьба идет без шуток. Именно здесь нынешний политический режим готов и к жестким мерам, и к уступкам, если мы окажемся умнее. Ближайшие выборы в Думу уже менее чем через два года. Времени на подготовку достаточно, хотя и в обрез. Чем мы будем умнее и сильнее, тем больше режим будет вынужден заигрывать с обществом, учитывать интересы людей. Это хороший промежуточный результат. — А можно узнать, как это практически будет работать? — Мы предоставим инструмент для взаимодействия и гарантируем, что этот инструмент — онлайн и офлайн (конференции, семинары) — будет независим от государства в той мере, в которой государство не сможет применять силовое воздействие. Это уже много по сравнению с тем, что имеется на сегодняшний день. Второе — мы соберем специалистов, имеющих альтернативный взгляд на разные аспекты развития страны, и предложим с их помощью свои рецепты решения общественных проблем. Третье — мы создадим механизм сбора финансирования под решение общих задач и для конкретных проектов. Механизм, в большей степени защищенный от внеправового вмешательства. Четвертое — мы обеспечим работу обучающих программ для неравнодушных людей. По разным направлениям, включая вопрос выборов. — В общем, получается виртуальная оппозиция? — Я не согласен с термином «виртуальная», потому что она самая что ни на есть реальная. Оппозиция в виде традиционной политической партии сегодня не очень эффективная штука, потому что ее сейчас разрушают. Поэтому будет такая же штука, но в режиме горизонтальных связей, сетевого сообщества, где нет единого центра. Сложная штука. — То, что вы описываете, в понимании государства подпадает под понятие политической деятельности. В частности, потому, что это инструмент влияния на общественное мнение. — Конечно. — Но когда вы писали письмо президенту с просьбой об освобождении, вы писали, что не будете заниматься политической деятельностью. — Я этого не говорил и свои слова на эту тему помню. Я обещал, что, если меня выпустят до срока, который подходил 24 августа 2014 г., это оставшееся время я посвящу своей семье. И теперь я могу, конечно, для тех, кто еще не понял, сказать, что, поскольку я от врачей знал, когда уйдет моя мама, я говорил, что буду тратить это время на… (замолчал). — То есть тезис «не буду заниматься политикой» имел отношение только к году, который… — Тезис «буду заниматься семьей» имел отношение к тому периоду, на который меня отпустили досрочно. Второе, что я сказал: я не буду претендовать на бывшие активы ЮКОСа и не заинтересован заниматься политикой. Я действительно не заинтересован. Политика, в моем представлении, — это попытка добиться власти. Хочу ли я занять какую-то властную позицию? Нет. И в этом смысле я очень комфортный союзник для других политических сил, потому что они точно знают: если возникнет вопрос о той или иной коалиции, я не претендую на какие-то посты. — Давайте сформулируем это поточнее, потому что это важный вопрос. Думаю, многие, как и я, на этот счет заблуждались. Вы не собираетесь заниматься политической борьбой, потому что… — Я не заинтересован заниматься политической борьбой, но я не говорю, что не буду. Более того, когда меня приехали депортировать в Германию, я спросил у этих людей: вы понимаете, что я не буду сидеть тихо? Они сказали, что они это понимают. То есть у нас с Владимиром Владимировичем Путиным на этот счет имеется полное взаимопонимание. И если вам — власти, моим политическим оппонентам или союзникам — хочется называть это политической деятельностью, у меня нет никаких возражений, пожалуйста, называйте. Я называю это общественной деятельностью. — Вы говорите, что технологические платформы финансируете вы. Хотя бы примерные масштабы этого финансирования? И через какую структуру будет осуществляться финансирование? — В пределах своих возможностей. Это единицы миллионов долларов. Большие затраты скорее были бы вредны, поскольку привлекли бы корыстных людей. А так — покрывать затраты хватает. Шиковать — нет. Вклад, который я буду делать, я буду делать как физическое лицо. Потому что у меня нет никаких организаций, структур… — А какие еще там есть части, нуждающиеся в финансировании, кроме платформ? — Организация поездок, семинаров. Будут возникать расходы при передаче опыта между организациями — методические материалы, проч. Сейчас будем искать партнеров. Я лично предложу людям принять участие в финансировании тех элементов программы, которые их заинтересуют. Условно говоря, не всегда обязательно чисто деньгами [участвовать]. Приведу пример. Когда мы проводили наблюдение за выборами на Украине, я принял участие в финансировании организационной группы, которая там, на месте, занималась взаимодействием с местными структурами власти, потратил на это $70 000. Все остальное люди платили сами — приезжали за свои, жили за свои, листы делали, привозили за свои. Это тоже участие в финансировании проектов. — В одном из интервью вы сказали, что вы государственник по сути, для вас вопросы целостности государства, его судьбы первостепенны. И в этом смысле ваши взгляды на 70% совпадают со взглядами Путина. Вот с точки зрения государственника такое присоединение или «возвращение» Крыма — это правильное действие? — Путин действует в рамках очень архаичной парадигмы наращивания территорий. На протяжении веков такая парадигма была оправданна — но ситуация изменилась. Сегодня богаче, влиятельней та страна, которая привлекательна для людей — где людей больше, где выше качество жизни. Та страна, у которой меньше преград для интеграции с другими человеческими сообществами, другими странами, другими общественными образованиями. Если смотреть на ситуацию [по Крыму] в этой парадигме, то мы, получив новую территорию, понесли потерю с точки зрения человеческого качества. Я даже не говорю про ресурсы, которые теперь пойдут на освоение этой новой территории. Это менее важно. Важнее, что мы потеряли возможность восстановления единства между русским и украинским народами. А у нас не так много народов, с которыми мы, по сути дела, являемся едиными. И вот мы берем и ради куска земли теряем возможность любой формы объединения еще с 40 млн братьев. Вот стоят 40 млн человек куска земли? В прежней парадигме оно того стоило. В новой — нет. Я считаю, что обмен «земля на людей» — это не сделка XXI в. Это страшная ошибка, страшная. Мы ее, конечно, будем пытаться со временем исправить. У меня дед имел такую медаль — 300 лет воссоединения Украины с Россией. Он ее ценил. Когда я говорю про свою жесткость в отношении суверенитета России над своими территориями, у меня подход основан на этой же концепции сбережения народа. Россия — не Чехословакия, и отделение от России автономий для русских, которые проживают на этих территориях, это большая кровь. А поддерживая сепаратизм на Украине, мы с неизбежностью пробуждаем сепаратизм в России. Мы это видим сегодня уже на улицах наших российских городов. Как говорится, не надо будить зверя. — История, начавшаяся с Крыма, и дальнейшие события на Украине вызвали санкции, которые заставили нашу экономику переориентироваться на Восток. У вашей компании был в свое время большой проект с Китаем, и вы, как я думаю, должны хорошо понимать, чего можно от них ждать. Не опасен ли для России этот поворот? — Китай — серьезный, хорошо развивающийся сосед, с которым можно и нужно поддерживать деловые отношения. Но при этом нужно понимать и риски. В чистой экономике у нас есть интерес взаимодействия с Китаем, но сегодня, когда мы делаем из Китая политический противовес Западу, мы вместо получения выгоды тратим огромные деньги. Не Китай тратит, мы тратим. Это огромные для нас финансовые потери уже сегодня, сравнимые с Олимпиадой. Вы не хуже меня знаете, что «Сила Сибири» — экономически неокупаемый проект, в лучшем случае выходит в ноль. Мы его строим только ради того, чтобы продемонстрировать «бяку» европейцам. А по сути — мы спонсируем промышленность Китая. Стратегически ситуация еще хуже: мы Китаю нужны именно как сырьевой ресурс. — Тогда и ваш проект трубопровода в Китай был вредный? Вы же тоже собирались поставлять сырье. — Это был проект трубопровода, по которому нефть, добываемая в Восточной Сибири, поставлялась в Китай. И это было экономически выгодно. Я же против экономически невыгодного для страны взаимодействия. В ситуации, когда страна поставила под удар свои поставки на Запад и мои китайские контрагенты понимают, что сейчас я в ослабленном положении, я бы договор никогда подписывать не стал. Я бы подождал — полгода, год. Изменилась ситуация, китайские контрагенты понимают, что они для меня не единственные, что я имею возможность поставлять не менее выгодно в других направлениях, — о! вот в этот момент можно разговаривать. Когда я вел переговоры с китайцами по поводу поставок туда нефти из Сибири, моим главным аргументом была демонстрация им, каким именно образом я могу путем взаимозачетов отправить эту нефть на Запад. И это позволило мне на нормальные цены выйти. Сейчас невыгодная ситуация для переговоров, а мы туда лезем. А почему? Потому что у нас экономика служит внешней политике. А на самом деле внешняя политика должна служить экономике страны. — Вы контроль над ЮКОСом отдали партнеру в тот момент, когда оказались в заключении, но у вас есть некоторые деньги, как вы объясняли, это дивиденды и средства от продажи акций. — Да, источник денег — дивиденды и средства от продажи акций. А с точки зрения их экономического смысла это средства от реализации моей доли бизнеса моим партнерам. Эти 9,5% Group Menatep (группе принадлежали акции ЮКОСа и другие активы. — «Ведомости») плюс моя часть в основной доле. Там техника была очень простая. Мы в свое время договорились: тот, кто руководит компанией в целом, тот является бенефициаром и владельцем контрольного пакета (49,99% Group Menatep. — «Ведомости») и помимо этого имеет свою долю, как все остальные. Дальше, как мы договаривались, если кто-то уходит из компании, он получает деньги за свой пакет акций, а на оставшуюся часть — на общий пакет — не претендует. Если же мы в какой-то момент принимаем общее решение разойтись, прекратить бизнес, то тогда мы делим и вот этот вот контрольный пакет. Читайте далее: http://www.vedomosti.ru/library/news/33685491/nu-vy-ponimaete-chto-ya-ne-budu-sidet-tiho-mihail#ixzz3E2UD4aVF

440Гц: продолжение: Интервью — Михаил Ходорковский, бывший владелец нефтяной компании ЮКОС Я, когда выходил из компании, сказал своим коллегам, что продаю свою долю и передаю бенефициарное владение. Не в управление. Меня удаляют из списка бенефициарных владельцев, открывают конверт с именем нового бенефициарного владельца, и для меня на этом все заканчивается. При этом я сказал, что хочу получить деньги с учетом всей ситуации — хотя мы не все расходимся, но при этом я же не добровольно выхожу. И мне выплатили за это компенсацию. Сумму не раскрою. И больше мне ничего не положено. — И на данный момент бенефициарным владельцем этого контрольного пакета является Леонид Невзлин? — Следующим бенефициарным владельцем был он. Что происходило дальше, я, наверное, мог бы у коллег спросить, но я не стал этого делать. — После того как бывшие акционеры ЮКОСа выиграли в Гаагском трибунале спор с Россией, страна должна им $50 млрд… Я понимаю, что это умозрительные деньги, всего лишь право на взыскание, но тем не менее — каково вам сейчас осознавать, что в этих $50 млрд у вас, видимо… — Доли нет (улыбается). Сейчас попытаюсь сформулировать… Я всегда рассматривал деньги как инструмент для достижения каких-либо целей. Для тех целей, которые стоят передо мною сегодня, моих нынешних денег более чем достаточно. — Вот я пытаюсь понять — то ли у вас проекты очень скромные, то ли у вас денег очень много. Недавно бывший замгенпрокурора [Юрий] Бирюков сказал: у Ходорковского лично есть 6 млрд швейцарских франков, и он знает даже номера счетов. — По поручению Генпрокуратуры швейцарские власти арестовали на счетах компаний, принадлежащих Group Menatep, 200 млн швейцарских франков (или долларов, я уже сейчас не помню) и на 5 млрд швейцарских франков акций в текущей оценке. Думаю, у вас и вопроса не возникнет, что это акции ЮКОСа, которые были оформлены на швейцарские компании. Компания была обанкрочена, и оценка этих акций стала ноль. И поэтому, когда мои коллеги добились снятия ареста со швейцарских активов, речь шла всего о 200 млн. — После решения Гаагского трибунала возобновились разговоры о бенефициарах, которые имеют право на эти $50 млрд. Вскоре после вашего ареста в 2003 г. была информация о том, что в конце цепочки передачи бенефициарного владения с целью защиты компании стоял Джейкоб Ротшильд. — А там никаких секретов нет. Он был протектором траста, который держал контрольный пакет Group Menatep. Протектор — это защитник. Он должен был следить за тем, чтобы контролирующий владелец не действовал под давлением. Он должен был подтвердить, что я отдаю [акции] добровольно, что это именно мое волеизъявление. — А как он мог это подтвердить, если вы оказались в тюрьме? — Вот в этом-то и проблема. Мы, естественно, это делали в свое время не для ситуации с тюрьмой, это никому и в голову не приходило. Мы это делали на случай похищения. Если меня берут в заложники и требуют переписать деньги или имущество или отдать указания трасту на перевод денег похитителям, то мои партнеры или любой другой человек, который имел доступ к информации, должны были прийти к протектору траста и сказать: «Наложите арест на деньги Ходорковского, потому что он действует не по собственному усмотрению, а под давлением — сидит в зиндане». Это очень типичная схема защиты. — Но как Джейкоб Ротшильд мог в этом удостовериться? — Вот здесь видно расхождение вашего базового менталитета и менталитета людей островного права, где судьями всегда были лорды. И судья решал те вопросы, где нужно было бы поверить одному либо другому, на базе имеющейся у него информации и личного опыта. В этом заключалась работа нормального судьи. Мы выбрали судью. Вот он [Ротшильд] — судья. Хотя он на самом деле инвестиционный банкир, но при этом он лорд и человек, хорошо разбирающийся в бизнесе. Мы сочли, что в такой ситуации он сумеет разобраться. — Но бенефициарным владельцем сам Ротшильд не мог стать ни при каких обстоятельствах? — Там конвертик был, запечатанный мною лично. И в нем были мною лично записаны подряд несколько фамилий. Когда он видел бы, что я действую под давлением и кто-то должен был принимать дальнейшие решения по деятельности траста, вся его роль заключалась в том, чтобы сказать трасти: «Открывайте конверт». Что в этом конверте написано, никто не знал. — В Гаагском трибунале в качестве одного из аргументов об участии государства… — В разграблении ЮКОСа? — Да. Так вот, там приводилась цитата Путина: «Вы все прекрасно знаете, как у нас происходила приватизация в начале 1990-х гг. И как, используя различные уловки, в том числе нарушающие даже тогда действовавшее законодательство, многие участники рынка тогда получили многомиллиардную государственную собственность». Это не единственное высказывание президента, из которого можно сделать вывод: президент не питает уважения к капиталам, созданным на приватизации, и напоминает им об этой их вине. Чувствовали ли вы сами, когда еще общались с Путиным, такое отношение? — Путин — популист и человек, который подстраивается под собеседника. Поэтому, естественно, никакого ощущения вины за приватизацию, черной метки никогда не было. Даже если он так думал, он этого никогда нам не показывал. Но и мы должны откровенно говорить, что приватизация была проведена не лучшим образом. На тот момент это был необходимый шаг, но он был сделан не лучшим способом. Я долго не мог понять сам, что мне лично не нравится в этом, от чего у меня дискомфорт. Не от того, что не допустили иностранцев. И даже не из-за цены. — А от того, что залоговые аукционы проходили по сговору, не было дискомфорта? — А в чем, собственно говоря, был сговор? Был огромный список приватизируемых предприятий, порядка 800, и каждый говорил, с чем он из этого списка может справиться. Проблема в тот момент была не в деньгах, которые нужно заплатить государству, а в наличии кадрового ресурса. Я бы мог взять намного больше — ограничений не было, пожалуйста. Государству надо было как-то разрешать ситуацию с красными директорами, которые в преддверии выборов взяли и перестали платить зарплаты людям, не говоря уже о налогах. Они [красные директора] все время создавали точки напряжения. В этом была политическая проблема. Так вот, я прекрасно понимал — уже к тому времени успел кое-чем поруководить, — что ресурсов у моей команды хватит от силы на одно предприятие. Там и не было никакой конкуренции в этом смысле. И проблема с [президентом Инкомбанка Владимиром] Виноградовым и «Альфой» возникла именно потому, что на стартовом этапе они сказали: «Нет, нам не надо», а потом сказали: «Мы тоже хотим участвовать». Ну это было уже нехорошо. — Вы извините, но я словом «сговор» называю как раз то, что вы сейчас описываете: то, что реальное распределение или, точнее, назначение новых владельцев не соответствовало объявленным правилам. — (Тяжело вздыхает.) Если бы власть желала, она бы могла объявить правила сама. Я же говорю про свой дискомфорт, а не за власть. Я свой дискомфорт испытываю реально в одном. Мне тогда казалось: всем же предлагают [участвовать в приватизации], кто хочет и может. И потом, когда мы акции скупали у людей (мы не использовали для этого задержку зарплат, как сегодня некоторые врут), мне казалось, что нормально: ну люди не хотят быть акционерами, и пожалуйста. Я не отдавал себе отчета в том, что огромное число людей, 40-летних, 50-летних, — они просто не могли использовать те возможности, которые на самом деле, казалось бы, тоже были у них в руках. Просто не могли. И нужно было, конечно, делать по-другому, как сделали в Чехии — закрытые фонды… Вот это было плохо по отношению к населению. Собственно говоря, именно поэтому я предложил произвести доплату за приватизацию. РСПП предлагал выпустить закон о компенсационных выплатах. Мы смотрели на британский опыт (windfall tax — налог на сверхприбыли от имущества, приватизированного в эпоху консерваторов, был введен лейбористским правительством в 1997 г. — «Ведомости»), готовили записку об этом и через премьер-министра [Михаила] Касьянова отправляли ее Путину. Мы тогда предполагали сложить их в Пенсионный фонд и создать за счет этого возможность компенсировать его неизбежный дефицит в будущем. Потом Касьянов рассказывал, и публично, и лично, что до Путина записку донес, но тот сказал: «Сейчас не время». — Вы не раз вспоминали, что прологом дела ЮКОСа стала ваша дискуссия с президентом на тему коррупции в России. Насколько я понимаю, именно в этот момент он дал вам понять: у вас нет голоса против коррупции, потому что вы про себя-то вспомните, как вы активы свои получили. Вас тогда это не шокировало? — Что значит «не шокировало»? У меня до этого была куча разговоров с Путиным. А в этот момент, когда он искал аргументы, как отбиться, — он же хорошо чувствует [ситуацию] — и нашел для себя этот аргумент про запасы, которые «вы же помните, как были приобретены». Тогда он и про коррупцию сказал, что она с нас началась. Именно поэтому я ему тогда и ответил, что с нас коррупция началась — нами это и должно закончиться. — То есть вы тогда признали, что коррупция началась с вас. — Конечно, была достаточно общеизвестная история в 1993 г., каким образом закончился тот путч, и почему в 1996 г. коммунисты не призвали своих сторонников. Ну не будем поднимать дела давно минувших дней. Другое дело, что я считаю: деньги всегда стоят меньше, чем кровь. И если есть возможность не допустить жертв, то и хрен с ними, с деньгами. Хотя с точки зрения более рафинированной, наверное, глобально это неправильно, с бандитами не надо вести переговоры. — Вы сейчас намекаете на какие-то политические процессы. — А он знал именно о них. Все остальное — тема слишком мелкая. — А почему ключевым примером в разговоре о коррупции вы выбрали приобретение «Северной нефти» «Роснефтью»? Что вы знали об этой сделке кроме странной цены? — Андрей Вавилов [совладелец «Северной нефти»] звонил мне и предлагал купить «Северную нефть» за $200 млн. Потом мы разговаривали еще с рядом коллег, которым он тоже предлагал за $200 млн c небольшим. Я отдавал эту тему в нашу экономическую службу, мне ответили, что $140 млн — это еще реально, а $200 млн — слишком много. И коллеги, я знал об этом, тоже ему так сказали, все приблизительно одинаково считали. И когда мы узнаем, что государственная «Роснефть» взяла это за $600 млн, — у нас у всех было шоковое состояние. Поэтому пример был у всех на языке. — Но при этом свечку ведь никто не держал. — А я поэтому и сказал: если бы такую сделку провела частная компания, то ее менеджменту, во всяком случае, пришлось бы объяснить причины такого поведения своим акционерам — и я не знаю, объяснял ли кому свое поведение менеджмент «Роснефти». Свечку не держал, действительно. Но в голову не могло прийти, что эту сделку одобрил Путин. — А он ее, видимо, одобрил? — Как рассказал Касьянов о своем разговоре с Путиным после этого мероприятия, президент был давно в курсе и, очевидно, дал добро на ее проведение. — Можно резюмировать так: постфактум вы поняли, что выступили неудачно. — Я сказал бы не так. Я сказал бы, что выступил слишком удачно (смеется). — Но с точки зрения последствий для вас, видимо, все-таки неудачно. — С точки зрения последствий для меня — определенно неудачно. Иногда я на эту тему думал, но потом пришел к выводу — может быть, это, конечно, самоуспокоение: видимо, тенденции остались бы те же, все развивалось бы, как и развивалось… — И в какой-нибудь другой момент вы бы все равно неудачно выступили? — Да. — Вот мы и переходим к вопросу о том, что «Ходорковский плохо себя повел». Самое интересное в последнее время мы узнаем из материалов судов. Из показаний Гаагскому трибуналу бывшего советника президента по экономике Андрея Илларионова, который пересказывает свой разговор с президентом: «Путин объяснил, что Ходорковский плохо себя повел и перестал сотрудничать — например, начал переговоры о слиянии ЮКОСа с американской нефтяной компанией». Это была, кстати, чтобы уже окончательно уточнить, ExxonMobil или Chevron? Вы же вели переговоры и с той и с другой? — Да. [На финальную стадию переговоров] мы тащили обе компании. Я регулярно информировал об этом Касьянова. — А Путина? — Путина в нашем разделении обязанностей должен был информировать Роман Абрамович (владелец «Сибнефти», которая тогда объединялась с ЮКОСом. — «Ведомости»). Вероятно, он его и информировал. Ну что я буду соваться туда, где у Абрамовича на порядок лучше связи, чем у меня? — Как получается, что на этапе обсуждений президент говорит: «Да, нужны иностранные инвестиции», — а потом выясняется, что кто-то плохо себя повел, ведя переговоры с ExxonMobil? Как понять, когда вам говорят «да», что это означает «нет»? — Президент у нас такой человек, который считает, что ввести своего контрагента в заблуждение — это допустимый ход. Поэтому каждому из своих контрагентов он говорит свое. Илларионову он сказал одно. Абрамовичу он явно говорил другое, потому что тот приходил ко мне и говорил: «Все согласовано, нормально работайте с правительством, все в порядке». Причем понятно, что Абрамович не врал, потому что для него разрушение сделки не было бы плюсом. То, что мы точно можем сказать о поведении Путина: в нормальной ситуации он всегда выбирает такой шаг, который в последующем расширит его поле возможностей. По поводу нашего слияния с Chevron президент, как я теперь понимаю, занимал очень простую позицию: работайте, добро на работу с правительством я дал, а разрешить или нет саму сделку — это я решу потом; когда останется полчаса до подписания, вы зайдете и спросите — и я скажу «да» или «нет». Вот его линия поведения, она и тогда была такой. Я уж не говорю про неофициальное право подписи — было понятно, что Exxon и Chevron пробьются на прием и спросят: «А можно?» Так что чего уж теперь говорить, кто там плохо себя повел? — Сейчас проблемы у совладельца «Системы» Владимира Евтушенкова, и неофициальная версия похожа: он так же «плохо себя повел» — захотел продать акции «Башнефти» на Запад в такой острый момент. Хотя там тоже все было согласовано. — Детский лепет. А что вам должны про Евтушенкова сказать? Что Евтушенков рассорился с Сечиным по поводу месторождений им. Требса и Титова в 2012 г.? Нет, конечно, мы выдумаем, что кто-то плохо себя повел. Все эти придворные игры печальны, но очевидны. — Все-таки те 10-11 лет, что вы не являетесь олигархом, большой срок, и большие перемены в стране произошли. Но тем не менее Михаил Фридман, Виктор Вексельберг, Владимир Потанин, Роман Абрамович, Михаил Прохоров, два нефтяника, Вагит Алекперов и Владимир Богданов, — из прежней когорты олигархов, — можно сказать, в порядке. Пострадали только вы с Березовским и Гусинским, и теперь Евтушенков. Есть что-то объединяющее у тех и других? — (Долго молчит.) Сомнения в лояльности. Даже Прохоров не дал усомниться в своей лояльности. А лояльность Евтушенкова была поставлена под сомнение его взаимоотношениями с Лужковым и Медведевым. — Вы окончательно расстались с бизнесом? Или нет? Пока вы были в заключении, вас интересовала альтернативная энергетика, например… — Не как бизнес. Заниматься бизнесом мне неинтересно, и я не занимаюсь им ни в каком смысле. За исключением того, что я, конечно, смотрю, как управляют моими деньгами. Но я даже на это не очень трачу время. — А кто управляет вашими деньгами? — Банки. — Вы им доверяете? — Нет. (Смеется.) А что я могу поделать? Других вариантов нет. — Из вашего субботнего интервью Le Monde многие сделали вывод, что вы готовы и собираетесь бороться за пост президента России… — Я очень конкретно ответил на вопрос: в нормальной ситуации для страны я не могу (по юридическим основаниям) и не хочу (по личным основаниям) бороться за президентский пост. Я вообще по характеру и опыту кризисный управляющий. Так вот когда эта власть доведет страну до кризиса (ждать, боюсь, недолго — несколько лет) и если люди захотят поменять систему власти на более современную (а не только самого Путина), то работу на этом этапе (стабилизация, конституционное совещание, перераспределение значительной части президентских полномочий в пользу парламента, суда и гражданского общества) я готов выполнить. Швейцария Быстрый поиск: Михаил Ходорковский, Леонид Невзлин, Джейкоб Ротшильд, РСПП, ОАО «НК «Роснефть» www.vedomosti.ru/library/news/33685491/nu-vy-ponimaete-chto-ya-ne-budu-sidet-tiho-mihail

Joker-Point: Открытая Россия http://www.youtube.com/watch?v=QpcHduU8My4#t=84

мнение Ходорковского: Ходорковский: санкции — грубая ошибка Запада ("SVOBODNE NOVINY", Чехия) Михаил Ходорковский в Берлине © РИА Новости Рамиль Ситдиков 08/12/2014 Мир не черно-белый, хотя порой таким кажется. Любимец западных политиков и СМИ, а в прошлом олигарх, который, стоит это признать, как и многие другие, был причастен к массовому хищению имущества во времена Ельцина — лишь с той разницей, что «хапнул» чуть больше других и его поймали, выступил с резкой критикой санкций. В своей стране он не значит ничего и, хотя я и не хочу умалять его энергии, вероятно, он просто не сможет никогда стать успешным политиком в России, как и другие представители поколения дикого либерализма, в который когда-то, как в грязь, окунулась Россия. Но, несомненно, это один из тех россиян, который составляет слабое меньшинство в российском обществе и ненавидит Путина, но, в отличие от полоумных мечтателей типа профессора Зубова, понимает русскую душу. После года санкций, после серьезных экономических проблем, которые усугубило резкое падение цен на нефть, Россия должна бы пасть на колени, а Путин мог бы приползти к Меркель на коленях, прося о снисхождении. Но результат прямо противоположный: инфляция растет, товары дорожают, а надежд на скорую перемену нет. Все это сопровождается воинствующей риторикой Туска, Меркель, Байдена, всего НАТО и ЕС... А у Путина — невероятная популярность у 88% российского населения. Но в то время как на западном фронте население, да и часть политиков, переживает дикий восторг по поводу антироссийской кампании, а в самой Германии 40% немцев поддерживают действия Путина на Украине, и партии Alternative für Deutschland и левые Die Linke «отбирают» голоса у коалиции CDU/CSU — SPD, Россия крепка и едина как никогда. И как заявил Михаил Ходорковский в своем выступлении перед Комитетом по международным делам Европейского парламента, краткосрочный и весьма сомнительный эффект, который может быть достигнут с помощью санкций в ближайшее время, в долгосрочной перспективе может обратиться в стратегические минусы. «Нельзя отпугивать российский народ от Европы». И в этом вся суть: ввиду того, что россияне почти на 90% отождествляют себя с Путиным, они и санкции рассматривают как агрессию против них самих. Сегодня Запад для них, с психологической точки зрения, является большим врагом, чем, вероятно, во времена Брежнева. А главное, Запад — это врагом реальный. Геополитический конфликт вокруг страны, которая за 25 лет своего существования не смогла самостоятельно встать на ноги и через год после Майдана пребывает в безвыходной экономической и социальной ситуации, на исправление которой, наверное, не хватит и десятка лет, превратился в спор «кто кого»… Это уже даже не холодная война — это уже начальная стадия войны реальной. Так что, Запад, попробуй задуматься над словами такого антипутинского Ходорковского… Не доводи до крайности… Россия не поддастся ни на какие санкции. А дальше — только жестокая война и тысячи мертвых в лучшем случае, а в худшем — война мировая. Оригинал публикации: Jak říká přítel Chodorkovskij: Sankce jsou hrubou chybou Západu. http://inosmi.ru/world/20141208/224772698.html#ixzz3LHx0obHV

Joker-Point: Российский народ от Европы "отпугивает" нынешняя верхушка. Если бы каждый из 140 миллионов сам имел возможность пожить там за бугром и непрерывно хотя бы в течении полугода -сюда бы, назад и не особо стремился. А эта верхушка имея собственность там и тут хочет здесь, опираясь на рабский труд местных аборигенов, деньги заколачиват, а там прожигать. Но народ не пущать, а то кто же их кормить будет.

440Гц: Михаил Ходорковский: «Вы, а не Путин, — источник власти...» Опубликовано: 20 дек. 2014 г. Год назад, 20 декабря 2013 года, Михаил Ходорковский снова обрел свободу после более чем десяти лет за решеткой. «Свобода лечит быстро, начинаешь думать, что будущее снова зависит от тебя», — говорит он спустя год после выхода из тюрьмы. Как поверить в возможность свободы всей стране? Смотрите выступление Михаила Ходорковского к годовщине освобождения.

440Гц: ЧИНОВНИКИ... КТО ЭТИ ЛЮДИ ? “Для нормальных людей мишень не Россия, а воры и разбойники, превратившие Россию, наш народ, в заложников. … вместо борьбы с коррупцией началась операция по отвлечению внимания общества. Эти люди должны быть наказаны, если своевременно не раскаются сами. Внутри страны — через люстрацию и изъятие незаконно нажитого, за пределами страны — через адресные санкции. … Кто эти люди? Все … все, за редким исключением, чиновники, госслужащие, их друзья и партнеры, сотрудники правоохранительной системы, владеющие многомиллионными состояниями.” Михаил Ходорковский

440Гц: Михаил Ходорковский: Путин - не супермен, и он уже точно не войдет в историю как герой АВТОР: EchoMSK Оригинал - Openrussia.org Текст выступления Михаила Ходорковского в лондонском Королевском институте международных отношений в рамках ежегодной русской лекции 26 февраля 2015 года Уважаемые дамы и господа, добрый вечер. Я рад снова вернуться в Лондон. Благодарю за высокую честь выступить в Четтам-хаусе в рамках ежегодной русской лекции. Отношения Великобритании и России имеют долгую историю, которая началась еще во время Киевской Руси. Активному торговому сотрудничеству между нашими странами почти пять веков. Оно началось в 1553 году, когда капитан Ричард Ченслер прибыл на север России и провел встречу с Иваном Грозным. В 1698 году в Лондоне был Петр I. В рассказах о путешествиях Петра больше всего поражает его открытость новым идеям и стремление к общению с величайшими умами его времени. Петр-самодержец посещал Парламент, встречался с архиепископом Кентерберийским и говорил с Уильямом Пенном, основателем Пенсильвании, который в то время считался опасным оппозиционным активистом. Петр посещал научное королевское общество и Оксфордский университет. Из той поездки Петр вернулся домой с готовым проектом новой России — такой, какой он хотел ее видеть. Сегодня я хочу поделиться с вами образом России двадцать первого века, России, простирающейся дальше Путина. За прошедшие десять лет я не раз задумывался о том, как выглядит окружающий мир. Были моменты, когда я сомневался, увижу ли я его снова. Так вот здесь мне нравится, как он выглядит. Находясь в Лондоне, я с теплотой вслушиваюсь в русскую речь, доносящуюся здесь отовсюду. Верю, что такое количество соотечественников в Лондоне — гарантия теплых и дружеских отношений между нашими странами в будущем. Но сегодня наши отношения, к сожалению, свернули не туда. А моя родная страна — Россия — не сходит с первых полос газет по совершенно чудовищным причинам. Это мое первое публичное выступление в Лондоне со дня освобождения. Хочу выразить свою искреннюю благодарность всем, кто находится в этом зале и за его пределами, кто был возмущен моим арестом и прилагал усилия для моего освобождения. Мы часто произносим слово «свобода» и редко задумываемся, что оно значит. Однажды лишившись свободы, теперь я ценю ее намного больше. Свобода — одна из нравственных основ нации, стремление к свободе и уважение к чужой свободе должны определять политическое бытие нашей страны. К сожалению, сегодня в России свобода все чаще ограничивается. Призываю вас помнить о тех, кто до сих пор находится в заключении по абсурдным обвинениям. Их немало и, боюсь, будет больше. Однако перемены неизбежны. Что бы ни пытались нам показать кремлевские пиарщики и телевизионная пропаганда, Путин — не супермен, и он уже точно не войдет в историю как герой. На экране телевизора он может бороться с медведями, летать с перелетными птицами и охотиться с тиграми, но это сплошная фантазия. Путин с обнаженным торсом — это не сильный лидер, а голый король. Сейчас он напоминает короля Кнуда, который приказывал морю подчиниться и отступить, но в результате промочил ноги. Прилив всегда смоет того, кто верит в собственные иллюзии. Сегодня я хочу поговорить о России, которую хорошо знаю и которую Запад никак не может разглядеть. Она не одна. Закрытая, путинская Россия Когда я говорю «путинская Россия», я не имею в виду, что вся Россия — собственность Путина, которой он может распоряжаться по своему усмотрению. «Путинской Россией» я называю ту страну, которая полуосознанно и под действием страха решила пойти по пути закрытого общества. Большая часть правления Путина пришлась на годы благоприятного экономического климата. В страну потекли инвестиции. Заработали рыночные институты, которые строились в течение предыдущих десяти лет. Все это привело к периоду самого бурного экономического подъема в истории России. Ровно в этот период Кремль предложил знаменитый негласный общественный договор «Сытая жизнь в обмен на политические свободы». Постепенно сворачивались демократические и рыночные институты, государство начинало все больше контролировать экономику. В результате многие думают, что именно закрытость и увеличение роли государства и привели к стабильности и процветанию. На этой иллюзии базируется политическая поддержка Путина. И хотя многие связывают ухудшение экономического климата с войной, специалисты прекрасно понимают, что российская экономика исчерпала ресурс развития, который базировался на уничтожаемой открытости и свободе предпринимательства, еще до присоединения Крыма. Об этом говорили даже экономисты, лояльные Кремлю. Герман Греф, руководитель Сбербанка и бывший министр экономического развития, несколько месяцев назад сказал, что даже если бы не было войны и санкций, Россия бы все равно показала в этом году отрицательный рост. Однако именно война на Украине резко и максимально болезненно обнажила эти тенденции. Климат похолодал, Кремль лишился тепличных условий. Стало понятно, что закрытость государственных институтов, отсутствие конкуренции и стремление к изоляции приводят к стремительной девальвации, спаду производства и снижению уровня жизни. Сегодня путинский политический курс вызывает все более растущее беспокойство у российского бизнеса и правящих элит. Даже тех, кто был ему лоялен. Очевидно, что для Путина наступила осень. Однако эта осень может быть очень длинной. России предстоит довольно долго стоять у постели больного императора, с ужасом наблюдая агонию режима. Процесс угасания будет очень болезненным для граждан России и опасным для международной безопасности. Агония — довольно частое явление в политической жизни нашей страны. Опираясь на исторические примеры, мы можем описать наиболее вероятный сценарий на краткосрочную перспективу: медленная социальная деградация, сопровождающаяся развалом уже ослабленной экономики и дальнейшим разрушением политических институтов. На этом пути Россия неизбежно столкнется с потрясениями. Сначала начнется брожение в рядах путинской политической элиты, развернется борьба между старой гвардией и новыми молодыми элитами. Это приведет к коллапсу правительства, что особенно опасно во время кризиса. Затем, в попытке любой ценой вернуть стабильность, Кремль раскрутит маховик политических репрессий. Вряд ли масштабы достигнут сталинских, но большинство свобод, которые граждане получили за последние тридцать лет, будет утрачено. Наконец, нравственная и культурная деградация приведет к укреплению религиозного радикализма, архаики и ксенофобских настроений. Попытки ограничить «тлетворное влияние Запада» обернутся масштабной охотой на ведьм. Потенциальной мишенью станет любой образованный человек, даже далекий от политики и активизма. Любое нежелание присоединяться к актам агрессии и травли будет приводить к подозрениям в нелояльности. Это приведет к еще большей утечке мозгов, что, в свою очередь, еще сильнее ослабит экономический потенциал страны. Экономика Государство подогревает представление о том, что вся экономическая мощь страны основана на природных ресурсах, а люди — это не создатели ценности, а нахлебники. Гражданам, критикующим экономическую несостоятельность и неэффективность государства, открыто предлагают уехать из России. Вы удивитесь, но доходы от продажи нефти и газа не составляют половину российского бюджета. В консолидированном бюджете страны нефтегазовые доходы примерно четверть. А откуда берутся все остальные деньги? От экономической активности граждан России. Россию часто называют «петро-стейт». Давайте сравним два государства-экспортера нефти: Россия получает 343,4 миллиардов долларов в год от продажи нефти. Саудовская Аравия — 338 миллиарда долларов. Но ВВП России почти в три раза превышает ВВП СА ($748 против $2096 согласно данным Всемирного банка за 2013 год). Нефтегазовый сектор составляет порядка 20% ВВП России. Откуда берутся оставшиеся 80%? Обычные люди создают добавленную стоимость — они платят налоги и являются полноправными участниками экономики. Мысль о том, что Россия полностью зависит от нефти, выгодна власти. Когда нас постоянно убеждают, что «Газпром» и «Роснефть» кормят страну, о каких правах может идти речь? Это утверждение подогревает уверенность, что зависимый от ресурсов человек не имеет права действовать, отстаивать свои интересы. Но мы не так уж и зависимы от ресурсов, как власть нас пытается в этом убедить. Представьте, насколько меньше станет эта и так не огромная зависимость, если государство перестанет вмешиваться в дела бизнеса. Путинский режим пытается убедить нас, что резкое падение цен на нефть привело к экономическому кризису. Но мы не должны забывать, что падение рубля началось до падения цен на нефть, украинского кризиса и ввода санкций. В 2014 году отток капитала из России составил $151,5 миллиардов долларов; это вдвое больше, чем в 2013 году. Что эти данные говорят нам о вере инвесторов в российский рынок? Сегодня экономисты прогнозируют падение российской экономики на 5%. А что делает правительство, кроме заверений сторонников в том, что им компенсируют потерю зарубежной недвижимости? Антикризисный план был объявлен, но появились ли хоть какие-то детали этого плана? Нет, ограничились только названием. Открытая Россия Что же заставляет меня испытывать оптимизм? Ответ довольно прост: люди России. Я хотел бы рассказать о той России, которую знаю я, и которую Запад, к сожалению, знает не так хорошо, как хотелось бы. Когда я читаю то, что пишут местные газеты о России, у меня создается ощущение, что я не вижу свою страну. Потому что в нынешней России я вижу не только противостояние власти и оппозиции. Тех, кто за «Крымнаш», и тех, кто против. Я вижу, что за последние 25 лет сформировалось целое поколение людей, которые талантливы и хорошо образованны. Многие из них в полной мере являются гражданами мира и способны на равных конкурировать с лучшими представителями своих сфер. Однако установившийся в России режим, коррумпированный, закрытый, циничный, агрессивный, преследующий исключительно собственные узкие интересы, мешает в полной мере раскрыться этому потенциалу. Что не устраивает этих людей? Да практически все. Им нужна конкуренция. Им нужна открытость и подотчетность власти. Они рассчитывают на профессионализм государственных органов. Им нужно уважение и человеческое отношение. В общем, все то, к чему они уже привыкли в своей частной и профессиональной жизни. Им нужна предсказуемая институциональная среда и они понимают, что ее невозможно достичь без свободных выборов и независимого суда. Достаточно ли у этой группы сил, чтобы стать локомотивом? Сколько их? Мы можем ориентироваться на данные различных исследований. Например, присоединение Крыма, в той форме, которую выбрал президент Путин; когда он откровенно лгал о присутствии на полуострове военных; когда членов парламента в нарушение всех норм международного права побуждали голосовать вооруженные люди. Так вот, таких людей, которые придерживались идеи верховенства права, несмотря на агрессивную пропаганду, на давление общества — их, по разным оценкам, от 10 до 16%. Это 11-17 млн. Если вдуматься, то только из этих людей могла бы получиться успешная и не самая маленькая европейская страна. Но Крым — это все-таки массовое помешательство. Поэтому людей, которые разделяют ценности европейской цивилизации — верховенство права, свободу слова, свободу выбора, ценности просвещения, намного больше. Но западное общество не видит этих людей и продолжает иметь дело только с Путиным, словно ему нет и никогда не будет альтернативы. Многие здесь сохраняют уверенность, что с Путиным можно договориться. Договориться, конечно, можно с любым человеком, если хорошо понимать, чего он хочет. Чего хочет Путин? Путин мечтает договориться с США о новом/старом мировом порядке: мир поделен на зоны влияния сверхдержав, вмешиваться в зону влияния оппонента запрещено, не говоря уже о внутренних делах. Про права человека лучше сразу забыть. Так выглядит идеальный мир Путина, и я не уверен, нравится ли эта картина хоть кому-то еще. Путин мечтает входить в верхушку вертикального мира, ведь он уже это сделал в России. Он считает, что существует один центр силы и принятия решения. Что различные группы не могут действовать самостоятельно. И в этом его базовый мировоззренческий конфликт с новым миром. Это противостояние закрытого и вертикального мышления с открытым и горизонтальным. Сколько бы Путин ни говорил про многополярный мир, но на деле он не верит в мир, в котором слишком много игроков способны принимать собственные решения и действовать самостоятельно. Он будет считать, что проблемы и сложности инициированы извне его геополитическими противниками, а не являются результатом его собственных ошибок. Я не представляю, о чем можно договориться даже в среднесрочном смысле с человеком с такими представлениями о мире. Видение новой России Какой бы многочисленной и монолитной вам отсюда ни казалась поддержка текущего режима в России, даже лояльные сторонники оглядываются по сторонам в поисках альтернативы. Я отчетливо вижу эту альтернативу. История открывает перед нами окно возможностей, которое мы не имеем право упустить. Текущий режим не способен предложить план выхода из кризиса, но мы можем разработать его самостоятельно. Мы пользуемся предоставленным временем, прилагаем свои знания, навыки и таланты, чтобы детально описать модель будущей России: — Ее общественное устройство, структуру гражданского общества. Мы привлечем к работе не только политических и гражданских активистов. Мы задействуем всех людей, разделяющих наши ценности и поддерживающих цели: открытость и свободное взаимодействие людей на всех уровнях. — Мы предложим выполнимый план экономических реформ, позволяющих полностью раскрыть экономический потенциал страны и запустить необходимый рост. Мы разработаем модель управления ключевыми отраслями, по эффективности превосходящую существующую в нашей стране в разы. — Мы предложим свое видение внешней политики России, основанной на открытости, сотрудничестве и уважении, а не на противостоянии и запугивании. — Наконец, мы опишем политическое устройство новой России, основанное на принципах свободной политической конкуренции. Это новое видение со временем объединит множество людей, станет мотивацией к изменениям, к которым общество уже давно созрело. Это сложный путь, но мы твердо намерены его пройти. Понимание наших целей и моральная поддержка — то, чем вы можете помочь. Мы можем говорить о санкциях и обсуждать механизмы сдерживания существующего агрессивного режима, но завтрашний день России и наших отношений лежит за пределами Путина, вне плоскости его геополитических амбиций и извращенного понимания мироустройства. Потому что не Путин будущее России. Будущее России — это мы.

НЕМО: Россия получила из США повестку в суд по делу ЮКОСа ВАШИНГТОН, 2 июля. Российская сторона в конце июня получила исковое заявление бывших акционеров ЮКОСа о признании решения Гаагского арбитража в США. Об этом говорится в рапорте Shearman & Sterling, представляющей бывших акционеров ЮКОСа. Согласно отчету о статусе дела, поданному в суд округа Колумбия (Вашингтон) 1 июля, посольство США в Москве передало пакет судебных документов в Москву 22 июня. Речь идет о ходатайстве Hulley Enterprises, Yukos Universal и Veteran Petroleum (экс-акционеры ЮКОСа, выигравшие в Гааге компенсацию в $50 млрд плюс штрафные проценты) о признании и принудительном исполнении арбитражного решения в США. Подробнее: http://www.rosbalt.ru/main/2015/07/02/1414852.html Hulley Enterprises По состоянию на 19 июня 2002 года акционерный капитал GML был распределён следующим образом: Ходорковский М. Б. — 9,5 % акций; Брудно М. Б. — 7 % акций; Лебедев П. Л. — 7 % акций; Дубов В. М. — 7 % акций; Невзлин Л. Б. — 8 % акций; Шахновский В. С. — 7 % акций; «Special Trust Arrangement» — 50 % акций; Другие — 4,5 % акций. Единственным бенефициаром трастового фонда «Special Trust Arrangement» по состоянию на 19 июня 2002 года являлся Михаил Ходорковский. Британский адвокат собирал компромат http://inosmi.ru/world/20060515/227434.html

НЕМО: Активы Ходорковского: во что инвестирует экс-глава ЮКОСа Экс-акционеры ЮКОСа могут вновь оказаться в числе самых богатых россиян: им принадлежит недвижимость в США, Великобритании, Вьетнаме и на Украине Одна из наибольших загадок последнего десятилетия: куда исчезли миллиарды долларов дивидендов ЮКОСа? С 1999 по 2003 год нефтяная компания выплатила своим акционерам около $3,7 млрд. Если средства попали к бенефициарам компании, то только бывший президент ЮКОСа Михаил Ходорковский мог получить около $2,3 млрд. До ареста в 2003 году Ходорковский был богатейшим россиянином в глобальном рейтинге Forbes (16-е место, $15 млрд). Конкурсный управляющий ЮКОСа Эдуард Ребгун в ходе процесса над Ходорковским и Лебедевым свидетельствовал, что на зарубежных счетах ЮКОСа в 2003 году осталось $9,6 млрд нераспределенной прибыли — как накопилась такая сумма, он не уточнял. До зарубежных активов российские власти добраться так и не смогли — суды отказывали в замораживании и передаче иностранных активов акционеров ЮКОСа. http://www.forbes.ru/finansy/investitsii/284113-aktivy-khodorkovskogo-vo-chto-investiruet-eks-glava-yukosa

НЕМО: США берут в заложники активы РФ Посольство США передало Москве повестку в суд по делу о признании и принудительном исполнении в США решения Гаагского суда, присудившего бывшим совладельцам ЮКОСа компенсацию в размере $50 млрд Об этом стало известно из отчета о статусе дела, поданному в суд округа Колумбия (Вашингтон) истцами, интересы которых представляют офшорные компании Hulley Enterprises Limited (Кипр), Yukos Universal Limited (остров Мэн) и Veteran Petroleum (Кипр). В ходатайстве в американский суд истцы просят подтвердить в США решение Гаагского арбитража. По их мнению, «Российская Федерация не обладает иммунитетом от юрисдикции этого суда, поскольку… арбитражное решение регулируется международной Нью-Йоркской Конвенцией о признании и приведении в исполнение иностранных арбитражных решений». Во-вторых, они расценивают согласие на арбитражное разбирательство в Гааге, данное в свое время российскими властями, как косвенный отказ от права на суверенный иммунитет РФ. http://news.rambler.ru/head/30679896/ Международные резервы РФ уменьшились почти на $3 млрд Подробнее: http://www.rosbalt.ru/business/2015/07/02/1414842.html

Joker-Point: Открытое письмо Ходорковскому о войне в Чечне признали экстремистским 09:17, 8 ИЮЛЯ 2015 КОММЕРСАНТЪ Открытое письмо писательницы Полины Жеребцовой о конфликте в Чечне и отделении Северного Кавказа, адресованное бывшему руководителю «ЮКОСа» Михаилу Ходорковскому, внесли в список экстремистских материалов. Письмо Жеребцовой стало ответом на интервью Ходорковского изданию The New Times, которое он дал вскоре после освобождения из тюрьмы в конце 2013 года. В беседе с The New Times Ходорковский рассказал, что выступает против отделения Северного Кавказа и готов воевать за территориальную целостность России. Спустя два дня в издании «Грани.ру» (в настоящее время доступ к нему в России заблокирован) появилось открытое письмо уроженки Чечни Полины Жеребцовой, автора книги о второй чеченской войне. В письме Жеребцова, в настоящее время проживающая в Финляндии как политический беженец, рассказывает о событиях первого и второго чеченских конфликтов, в том числе об убийстве мирных жителей федеральными войсками, и своем ранении, полученном во время одного обстрела. В конце письма Жеребцова рекомендует Ходорковскому прочитать ее книгу. По каким причинам письмо признано экстремистским, не сообщается. Решение об этом было принято Троицким городским судом Челябинской области 12 марта 2015 года. Вместе с письмом Жеребцовой экстремистскими признаны еще несколько материалов с сайта nohchipress.info, на котором сейчас в основном размешены перепечатки материалов из других изданий о флористике. «С нашей точки зрения, никаких признаков экстремизма в тексте не содержится, решение суда о его запрете неправомерно»,— заявили в центре «Сова». → КОММЕРСАНТЪ В 2011 году был опубликован «Дневник Полины Жеребцовой» — рассказ о событиях в Чечне в 1999–2002 годах от лица девочки-подростка, написанный Жеребцовой. Книга была переведена на несколько европейских языков.

440Гц: Революция в России и дело ЮКОСа Опубликовано: 10 дек. 2015 г. Михаил Ходорковский призывает к «мирной» революции. По его мнению, «резервы России кончаются в 2017 году, и то только потому, что доллар загнали за 69 рублей. Если бы такой девальвации не произошло, резервы бы кончились раньше. Уровень жизни населения провалился на 20% и валится дальше. Привычные места отдыха стали недоступны». Все эти факторы, по мнению экс-главы ЮКОСа могут привести к революции уже в 2018 году. Однако кто придет на место президента, Ходорковский не знает. «Революции всегда происходят спонтанно, и кто ее возглавит, мы узнаем непосредственно в этот момент» - считает бывший олигарх. Ходорковский обвиняет во всем Владимира Путина. По его мнению, именно российский лидер «в обход Конституции возглавляет страну фактически четвертый раз. Он получил возможность назначать и увольнять любого судью. Судей Верховного и Конституционного Судов фактически назначает тоже он. Парламент здесь выступает только в роли ширмы», «Путин и его окружение должны дать ответ обществу за сделанное в независимом суде. Я вижу это как свою задачу» - заявляет Ходорковский. Он считает, что единственный выход из сложившегося тупика – это революция. «Остатки резервов и угроза репрессий лишь оттягивают ее неизбежное наступление» - отмечает экс-глава ЮКОСа. В качестве альтернативы Ходорковский предлагает проект «Открытые выборы». Он создан для «свободного обсуждения будущего страны», для «борьбы за права политзаключенных, против репрессивных антиконституционных законов».

440Гц: Тут полная версия выступления. Кто ещё не слышал - рекомендую. Михаил ХОДОРКОВСКИЙ - Пресс-конференция (9.12.2015)

440Гц: Михаил Ходорковский: Удачи нам всем и счастливого Нового Года! В эти предновогодние дни мы все вспоминаем события года уходящего и со взрослой опаской, но детским ожиданием чуда заглядываем в грядущее. Самое оптимистичное, что мы можем сказать про 2015 год в нашей стране, — что такого мы давно не видели и, даст Бог, никогда больше не увидим. Несколько лет назад, находясь в тюрьме по очередному лживому приговору, я писал, что возвращение Путина на престол — роковая ошибка, которая принесет беду ему и стране. Что обычный для нас 15-летний цикл ожидания лучшего от лидера страны закончится в 2014-м, а 2015-й станет для него первым годом непрощаемых неудач. Если бы Путин окончательно ушел в 2008-м, он мог бы войти в историю как чертовски удачливый парень. Но судьба не выносит самодовольства. Удача отвернулась. Две войны — в Украине и Сирии — плюс на краю с Турцией и что-то неясное слышится из Афганистана. Международный валютный фонд признал официальный статус трехмиллиардного долга Украины перед Россией Тем самым споры о коммерческом статусе займа, на котором настаивал Киев, должны уйти в прошлое… 17 декабря, 10:01 Непрекращающийся экономический кризис и потеря позиций еще в двух ключевых отраслях (новый «шелковый путь» — мимо России и новые космические технологии возвращаемых кораблей — тоже мимо). Позор с расследованием убийства Немцова, с кущевскими дружками нашего прокурора Чайки и тамбовскими — главследака Бастрыкина. Хорошо бы их всех… оставить в прошлом году. А нам с вами нужно готовиться жить после. Вспоминать, что такое конкурентная политика, экономика, профессиональное образование, медицина, ЖКХ. Нам нужна подготовленная молодежь, а молодежи нужны профессиональный опыт, наша вера в то, что они справятся. И они справятся, если мы будем в них верить и помогать чем можем. Когда мы говорим, что Россия всегда в последний момент обретала новые силы и побеждала, — это правда. Как правда то, что эти новые силы есть мы сами и те, кто недавно в соседней комнате делал вид, что готовит уроки. Выборы-2016 — для нас это не выборы, но способ подготовки политических лидеров для #послепутина. Нынешняя власть нелегитимна, она принимает неправовые законы, которые необходимо саботировать по мере возможности. Смена ее произойдет через революцию. Нынешняя Конституция плоха не только тем, что она не действует, но тем, что у нее нет вооруженных защитников. Она не договор, а «жалованная грамота». Следующая Конституция будет постреволюционным договором. Помочь людям обрести опыт борьбы за свои права, показать себя в этой борьбе — это моя задача. Помочь вспомнить каждому жителю России, что он гражданин, от которого исходит власть в стране, — это моя задача. А каждой семье —что она будет жить при следующей власти, как бы кому-то ни хотелось бы иного или обратного. Выполнять эти задачи будет Открытая Россия. Так я вижу путь к нашей общей победе. Удачи нам всем и счастливого Нового Года! http://gordonua.com/tags/%D0%BC%D0%B8%D1%85%D0%B0%D0%B8%D0%BB%20%D1%85%D0%BE%D0%B4%D0%BE%D1%80%D0%BA%D0%BE%D0%B2%D1%81%D0%BA%D0%B8%D0%B9/p3.html

Joker-Point: 17:57 , 19 января 2016 Михаил Ходорковский: «Опасных «любимцев» держите в клетке или приготовьтесь ответить за последствия» Открытая Россия Оригинал Михаил Ходорковский. Фото: Lionel Bonaventure / AFP / East news Уже в течение недели с брезгливостью наблюдаю за пиар-активностью путинского вассала и его «героев России». Неделя — многовато для очередной персональной глупости путинского «домашнего любимца». Многовато, чтобы не воспринимать это как послание от его хозяина. Послание всем нам, не согласным с происходящим в стране. Таких уже немало, а становится все больше из-за очевидного развала системы управления страной и следующего за ней экономического кризиса. Вероятно, настолько немало, что в преддверии выборов это начало пугать всерьез. Напуганная власть решила испугать общество. Предсказуемо и обоюдоопасно. Я по-прежнему убежден, что сама эта власть не уйдет и что ее неизбежная смена произойдет за пределами придуманных ей же — для своей несменяемости — законов. То есть путем революции. Революции, которая уже стучится в двери. Я по-прежнему буду делать все, чтобы неизбежная революция не сопровождалась гражданской войной. Но такое желание должно быть обоюдным. Покрывательство (причем лично Путиным, вопреки усилиям следователей) реальных организаторов убийства Бориса Немцова привело к ощущению безнаказанности лиц, очевидно причастных к делу. Теперь их используют, чтобы грозить нам всем. Грань, за которой общество ощутит себя оставшимся без защиты государства, уже совсем рядом. Люди же, обладающие чувством собственного достоинства, в такой ситуации не станут молить о пощаде. Они защитят себя сами — если будет нужно, с оружием в руках. Те, кто отдал чеченский народ в удел бандитам, те кто считает, что можно позволить этим бандитам диктовать свои законы российскому обществу, очень рискуют. Еще пара подобных нерасследованных убийств — и барьер, отделяющий страну от вооруженного противостояния, будет пройден, а невозможные ранее союзы — созданы. Опасных «любимцев» держите в клетке или приготовьтесь ответить за последствия.

Joker-Point: РЕПЛИКА, 26 ЯНВАРЯ Мы точно знаем, что делать потом МИХАИЛ ХОДОРКОВСКИЙ Фото: Krystian Maj / Zuma / ТАСС В прошлом году мы убедились, что наша экономика построена на песке высоких цен на нефть и зависит от западных инвестиций. Падение ВВП почти на 4% при нашей-то низкой базе — это не фунт изюму! Сохранить остатки золотовалютных резервов удалось за счет населения, путем девальвации национальной валюты вдвое. Даже те, кто никогда не держал доллар в руках, заметили последствия на изменившихся ценниках магазинов. А что, собственно говоря, случилось ужасного, что могло бы привести к таким последствиям? Мировая экономика прет как паровоз (рост составит около 3%), среднегодовая цена на нефть в 2015 году — около $50. Инвестиций нет, но и по кредитам платить не надо. Напомню, в 1999 году (на момент воцарения нынешнего «вождя») средняя цена барреля была около $18 и с инвестициями было печально, но курс рубля дорос лишь до 27 к доллару. Экономика же показывала рост ВВП 6,4%. К слову, превышение общего внешнего долга над золотовалютными резервами осталось прежним (порядка $200 млрд). То есть ничего драматического, не зависящего от нас, в мире не происходит, но если до Путина при почти втрое более низкой среднегодовой цене на нефть шел быстрый рост, то теперь мы ощущаем экономический кризис. В чем же дело? Апологеты режима расскажут множество сказок про козни врагов, лихие 90-е и наши безумные успехи, запутают десятками цифр, но так и не ответят по существу: почему через 16 лет пребывания у власти, при самых благоприятных условиях, получив в нынешних ценах более 300 трлн рублей сверхдоходов, власть умудрилась только увеличить зависимость страны от цен на нефть? На самом деле ответ прост: причина нынешних неудач — в системе управления страной и в управленческой команде. Чтобы суметь разумно распорядиться свалившимся богатством, нужно было развивать конкуренцию, находить и поддерживать талантливых людей в бизнесе, науке, образовании, политике. Дать возможность людям проявить себя, принимая самостоятельные решения, получая большую часть в случае успеха и неся полную ответственность за провал. От государства требовалось — принять справедливые законы и обеспечить их неуклонное исполнение. Установить гражданский мир внутри страны и добиться режима максимального благоприятствования со стороны соседей. Задачи сложные, но с такими ресурсами, упавшими буквально с неба, вполне решаемые. И ведь сначала все так и шло. И с соседями дружили, и бизнес развивался, и даже бандиты утихомирились. Живи и дай жить другим! Только вот жадность заела. Как же это — мы у власти и на зарплате, а такие деньжищи мимо пролетают… Что делать? Ответ был найден простой и традиционный — коррупция и казнокрадство. Раз коррупция, значит надо собрать всю власть и все финансовые потоки в руках ближайшего окружения. Ведь только так можно заставить всех платить дань. Это значит: регионы — на голодный паек, независимый прибыльный бизнес — под контроль или под нож, все деньги — на проекты друзей. Но друзей мало, за мелочью сил не хватит уследить, значит нужны мегапроекты. Но ведь они не окупаемы? Да и друзья — еще те управленцы: деньги-то взять могут, но вот организовать работу — вряд ли. Ничего, главное — свои! Отделить 50-70% много ума не надо, а на оставшееся наймем субподрядчиков. Ну и за верность надо подкинуть второму эшелону, плюс людишкам, чтоб не орали, по минимуму. Результат? Доходы есть, а настоящей экономики нет. Армия есть, а защищать-то что? Богатство растратили, промышленность и инфраструктуру не создали. Образование и науку угробили. И что теперь людям говорить? Да как обычно: все враги виноваты! Это враги современную железную дорогу даже из Санкт-Петербурга в Москву за 16 лет не сделали? Это враги теперь через Ярославль грузовые поезда гоняют? Это враги трубу в Китай так построили, что мы же теперь Китаю и должны оказались? Это враги вгрохали безумные деньжищи в самолет, который никто не покупает? Это враги новые газовые трубы на экспорт строят, когда экспорт сокращается, вместо того, чтобы страну газифицировать? Это враги за деньги центральной России «самые большие в Европе мечети» в Грозном позволяют строить? И более 20 тысяч вооруженных людей содержать (это когда в самые тяжелые годы Второй чеченской вооруженное бандподполье не превышало 5000 человек)? Да при таком управлении никаких ресурсов не хватит! Что же делать? Сразу скажу: для этой власти у меня совета нет. Ничего они сделать не смогут. С ценами на нефть повезет — 2-3% роста года через два будет. Не повезет — и такого ждать не приходится. Так и будем медленно деградировать на фоне развивающегося мира. В конце концов они уйдут. Если нам всем повезет — уйдут, не развалив страну. Правда, создав все предпосылки для ее развала. А нам придется действовать очень быстро. Стимулировать развитие десятка мегаполисов по всей стране через развитие инфраструктуры, университетов, децентрализацию управления: Москва не может оставаться единственным центром современного роста, насосом, обескровливающим остальную страну в интересах околокремлевской тусовки. Сформулировать для инвесторов стабильные и интересные правила игры с упором на современные сектора экономики, производящие мелкосерийную и уникальную продукцию (конкурировать в крупном конвейерном производстве с Азией не стоит). Обеспечить эти правила качественным, независимым судом и профессиональной работой намного более влиятельного парламента, с нормально избранными депутатами, и подотчетного парламенту правительства. Перевести на индивидуальные счета граждан в страховом и пенсионном фондах акции и финансовые ресурсы, полученные в результате неправовых сделок по распределению государственных ресурсов (как приватизационных, так и коррупционных). А также передать туда долевую собственность на все государственное имущество, не необходимое для выполнения государственных задач. Сразу отказаться от любых налогов на малый бизнес, помимо налога на прибыль, идущую на личное потребление. Резко снизить налоги на средний бизнес. В любом случае, за содержание государства платят его граждане, — и эти выплаты станут прозрачными через прогрессивный подоходный налог от 10 до 35%. Любой человек получит право запросить и увидеть, на что пошли его личные выплаты, и — оспорить их. Госаппарат тоже должен привыкать жить по средствам. Клептократическая власть на такие реформы не способна по своей природе. Задача государства — определять правила игры и следить за их исполнением, а не заниматься бизнесом. Необходимо будет немедленно придушить коррупцию. Для этого нужно просто прекратить врать, что коррупция «идет снизу»! Мы все с детства знаем, что рыба тухнет с головы, значит именно эта коррупционная голова и должна безжалостно отсекаться. А главной гарантией перемен должна стать регулярная сменяемость власти по результатам честных выборов. Каждый чиновник должен знать: его работа обязательно будет проверена его конкурентом, и тем скорее, чем менее доволен будет избиратель. России предстоят непростые времена разложения коррумпированной, стареющей власти. Их придется пережить — или в борьбе, или пресмыкаясь, или спрятав голову в песок внутренней эмиграции. Каждый выбирает для себя сам. Но эти времена кончатся. Мы прошли точно больше половины пути. И мы точно знаем, что делать потом. Михаил Ходорковский

440Гц: Смех по Ходорковскому /// ЗДЕСЬ И СЕЙЧАС Телеканал Дождь Попалось сегодня - интересно вспоминать... https://www.youtube.com/watch?v=gMlOUiCBpw0&ebc=ANyPxKqBd7zaXbhhNa63NM7O9V4MJUcfcuD82z46wURrsTlpK-douRzl-w7aGOjlI7jTC9YUnHJ4QorAsM8r8LZaPhg8OAiDoQ 14 лет для Михаила Ходорковского /// ЗДЕСЬ И СЕЙЧАС

Joker-Point: Сегодня на 5м канале попытались в очередной раз пройтись по М. Ходорковскому, обосновав его арест в 2003 году не только уголовно-экономическими преступлениями, но и попыткой подкупа депутатов с целью переформатирования конституционного строя России, путем превращения ее в парламентскую республику. Руку приложили все провластные гандисты, а также Жирик, пьянь Леонтьев. Перекидывая мостики из прошлого кремлепиарщики прошлись по Касьянову, Немцову, Яблоку, связывая их воедино, как потрясателей основ существующего строя. Так что борьба предстоит нешуточная.



полная версия страницы